Из глубины воззвах к тебе господи

Детально: из глубины воззвах к тебе господи - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

Оглавление [Показать]

Из глубины воззвах к тебе, Господи; Господи, услыши глас мой. Да будут уши твои внемлюще гласу моленiя моего. Аще беззаконiя назриши, Господи, Господи, кто постоит? яко у тебe очищенiе eсть. Имене ради твоего потерпех тя, Господи, потерпе душа моя в слово твое; упова душа моя на Господа. От стражи утреннiя до нощи, от стражи утреннiя да уповает Израиль на Господа; яко у Господа милость, и многое у него избавленiе; и той избавит Израиля от всех беззаконiй eго.

Перевод

Из глубины взываю к Тебе, Господи. Господи! услышь голос мой. Да будут уши Твои внимательны к голосу молений моих. Если Ты, Господи, будешь замечать беззакония, – Господи! кто устоит? Но у Тебя прощение, да благоговеют пред Тобою. Надеюсь на Господа, надеется душа моя; на слово Его уповаю. Душа моя ожидает Господа более, нежели стражи – утра, более, нежели стражи – утра. Да уповает Израиль на Господа, ибо у Господа милость и многое у Него избавление, и Он избавит Израиля от всех беззаконий его.

Песнь степеней

Песнь ступеней.

1 Из глубины воззвах к Тебе, Господи, Господи, услыши глас мой.

1 Из глубины я воззвал к Тебе, Господи, Господи, услышь голос мой:

2 Да будут уши Твои внемлюще гласу моления моего.

2 да будут уши Твои внимательны к голосу моления моего.

3 Аще беззакония назриши, Господи, Господи, кто постоит? Яко у Тебе очищение есть.

3 Если Ты будешь замечать беззакония, Господи, Господи, кто устоит? Ибо у Тебя умилостивление.

4 Имене ради Твоего потерпех Тя, Господи, потерпе душа моя в слово Твое, упова душа моя на Господа.

4 Ради имени Твоего я ожидал Тебя, Господи, положилась душа моя на слово Твоё, уповала душа моя на Господа.

5 От стражи утренния до нощи, от стражи утренния да уповает Израиль на Господа.

5 От стражи утренней до ночи, от стражи утренней да уповает Израиль на Господа.

6 Яко у Господа милость, и многое у Него избавление, и Той избавит Израиля от всех беззаконий eго.

6 Ибо у Господа милость, и велико у Него избавление, и Он избавит Израиль от всех беззаконий его.

Из глубины воззвах к Тебе, Господи, Господи, услыши глас мой. Да будут уши Твои внемлюще гласу моления моего. Аще беззакония назриши, Господи, Господи, кто постоит? Яко у Тебе очищение есть. Имене ради Твоего потерпех Тя, Господи, потерпе душа моя в слово Твое, упова душа моя на Господа. От стражи утренния до нощи, от стражи утренния да уповает Израиль на Господа. Яко у Господа милость, и многое у Него избавление, и Той избавит Израиля от всех беззаконий его.

Из глубины воззвах к Тебе, Господи! из глубины воззвах к тебе господи

св. Иаков Персянин.

На днях некто сказал мне, что модернисты и «церковные либералы» гораздо активнее, харизматичнее и пассионарнее, нежели православные. Я не понял этого человека, и не понимаю до сего момента.

Модернисты непрестанно — начиная с B. C. Соловьева — выдвигают бессмысленные положения и абсурдные обвинения против Православия. Я согласен с тем, что это тяжкий труд, одушевленный некоей идеей, окрашенный страстью к словопрениям и враждой против истины. Блж. Августин писал о «беспокойной горячности» еретиков следующее: «Хам же, имя которого в переводе значит «горячий»… означает род еретиков, пылающий духом не мудрости, а нетерпения, которым обыкновенно воспламеняются страсти еретиков и возмущают мир святых» (Августин блж. О Граде Божием // Творения. Киев, 1907. Часть 5. С. 138-139).

Дух мудрости и дух нетерпения не поддаются взаимному сопоставлению. Поэтому никак невозможно сравнить активность еретиков-модернистов с православными действиями. Их духовность ничего не имеет общего с христианской духовностью. Так же и беспокойная горячность еретиков несравнима по величине или по степени с ревностью о Христе.

Для ереси и Православия нет никакой общей меры.

Сравнивать себя с модернистами весьма опасно. Мы уже сталкиваемся с рассуждением: если 10 статей в защиту Православия — это хорошо, то 100 — в десять раз лучше. Но это значит не понимать самой сути православного действия. Здесь аргументы надо взвешивать, а не подсчитывать. И не только одна книга может быть весомее сотен других книг, но даже само молчание может оказаться сильнее всех выступлений.

Пророк Амос говорит: «Разумный безмолвствует в это время, ибо злое это время» (Ам. 5:13). Св. Ефрем Сирин так толкует эти слова Пророка: разумный богач «освободит себя от саждения и созидания, приобретет же душу свою покаянием, и наздаст себя милостынями» (Ефрем Сирин св. Толкование на книгу пророчества Амоса// Творения: В 8-ми томах. Сергиев Посад, 1901. Т. 6. С. 131).

Этим самым различается между тем, что можно делать всегда, и тем, для чего нужно подходящее время. Совершать дела милосердия нужно всегда, а созидание и насаждение требует подходящего времени и условий.

Так почему — без всякого рассуждения и основания — мы уверены, что способны исправить ситуацию, сделав то-то и то-то, написав статью или сотни статей и книг, собрав круглый стол или сотни «столов» и конференций? Почему мы заведомо считаем, что ситуация поправима: «все не так уж плохо»?

А я вижу, что болезнь мира неизлечима и, во всяком случае, превышает наши средства для уврачевания. Я пытаюсь этого не видеть, я не хочу это понимать, но не могу.

Я вижу и другое. Те, кто призывает действовать, потому что «надо что-то делать», потеряли веру в то, что делают они сами. Они утратили веру в собственный успех, и поэтому безразлично относятся к успеху или неуспеху других. «Надо что-то делать»? Не «что-то», а то, что должно.

В чем успех и в чем неуспех? Успех в том, чтобы сказать правду. Поражение — сказать не всю правду. Но откуда такая смелая задача: сказать всю правду? От страха Божия. Поскольку мы помним, как наказаны Анания и Сапфира, утаившие из цены и лишь некоторую часть принесшие к ногам Апостолов (Деян. 5:1-10).

Насколько трудно сказать всю правду, до конца, до последней капли! Трудно даже желать этого. Сердце с трудом переносит эту жажду правды. Если это действительно желание правды, то оно трансцендентно. Это любовь к Богу, превосходящая и побеждающая все мирское и здешнее.

«Православные страдают слабостью воли», — сообщил мне мой собеседник. Воли не хватает? Да в воле ли дело! Не в направлении ли ее? Того ли мы желаем? Потому что одной силы желания здесь мало.

Что же ты предлагаешь, спросят меня: ничего не делать?

Я лишь не хочу забывать о том, что центром христианской деятельности является надежда на Бога и вера в Бога. Разве христианская вера и надежда есть проявление апатии и бездействия? С каких это пор?

В чем наша надежда и вера: в том, что мы надеемся, что все не так плохо, как кажется? Или мы надеемся на Бога, всесильного и всемилостивого, даже в безвыходных для нас ситуациях? Это разная надежда.

Вера в то, что Бог Всемогущ, побуждает нас положиться на волю Божию. Но чтобы положиться на волю Божию (относительно судеб мира, народов, царств), надо сначала ее познать!

Надо знать положение вещей, а не желать его знать — глупость.

Надо верить в Бога, верить, что только Он действует и побеждает. А не верить этому нельзя.

Мы не можем остановить тысячу и одну ересь, выступающую под единым флагом модернизма. Мы не можем восстановить Христианскую государственность. Мы понимаем, что эти и другие наши бедствия — результат Божия суда над Россией и Русской Церковью.

В этом отношении мы бессильны пред злом. Все плохо — и хуже, чем мы способны осознать. Но разве признание в этом — признак слабости, капитуляции, бездеятельности? Вовсе нет. Это сила, а не слабость, потому что, оставив опору на свои силы и на «все не так уж плохо», мы переходим к надежде на Бога и к вере в Одного Бога.

Признав, что болезнь неизлечима, мы обращаемся к Тому, Кто победил саму смерть. «Когда я немощен, тогда силен», — говорит Апостол (2 Кор. 12:10). Св. Иоанн Златоуст принимает эту немощь и одобряет: «В немощах наших обнаруживается сила Божия, и я тогда бываю силен. Ибо тогда наипаче действует благодать Божия. «По мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше» (2 Кор. 1:5). Где скорбь, там и благодать; а где благодать, там и утешение и сила к подъятию скорби» (Феофан Затворник св. Толкование посланий св. Апостола Павла. Второе послание к коринфянам. М., 1894. С. 414).

Возвестивший о своей немощи Апостол говорит в другом месте: «Все .могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил. 4:13). Что такое «все», что может Апостол и всякий христианин?

Св. великомученик Иаков Персянин претерпел ужасные мучения, ему были отрезаны все конечности, и в этом страдании он молился:

Свят, свят, свят Ты, Бог Вседержитель, Отец и Сын и Святый Дух, восхваляемый Херувимами и прославляемый Серафимами и славимый всем небесным воинством и всякою тварью, Бог живых и мертвых. Помоги мне, еле живому, потому что все мои члены отрезаны и тело мое лежит, как мертвое, и только чуть-чуть теплится во мне жизнь: я не имею ног, на которых бы стоял пред Тобой, Господи; не имею рук, которые воздевал бы, молясь Тебе, Владыке моему; не имею колен, на которые мог бы припасть, поклоняясь Тебе, моему Создателю: руки, ноги, плечи и голени отсечены у меня, и я повержен пред Тобою, Владыка, как развалившийся храм, или дерево без ветвей; посему умоляю Тебя, Человеколюбче, не оставь меня до конца, но избавь из темницы душу мою.

Вот «всё», что может христианин совершить верой: дать Богу действовать в себе могущественно (Кол. 1:29).

Роман Вершилло

5 января 2008

Православное

из переписки…

Вот начало 129-го псалма:

Из глубины воззвах к Тебе, Господи, Господи, услыши глас мой. Да будут уши Твои внемлюще гласу моления моего. Аще беззакония назриши, Господи, Господи, кто постоит? Яко у Тебе очищение есть. Мы находимся в глубине: нашей души, наших проблем, наших грехов, нашего беззакония. И в этой глубине все беспросветно, и любые действия лживы… И тогда мы обращаемся к Тому, Кто больше, Кто дарует очищение, Кто дает жизнь. Это обращение безусловное: мы понимаем, что сами ничего не можем, что все наши усилия тщетны – и взываем из глубины своего бессилия. Такое обращение перекидывает мостик через бездну нашего “не могу” и прокладывает путь через горы нашего самоутверждения.

Надо совершить совсем простое действие: позвать Его. И Он услышит и отзовется. Проблема остается в нас: мы не слышим Его ответ из-за гулкого грохота пустой жизни, мы не поднимаем глаза, которые прикованы к бесконечным делам и очень важным проблемам.

Если человек задает вопрос о пути к Богу, то уже услышал Его ответ, ибо тот, кто нем, глух и слеп на большее, живет стихией земной жизни – и не задает таких вопросов.

Вопрос о пути к Богу – начало пути. И в христианстве существует золотое правило для идущих по этому пути: не принимать и не отвергать. Это правило не легко соблюсти, но оно позволяет пройти через противоречия, не отказаться от пути и не соблазниться на нем.

Когда человек встает на следующую ступеньку лестницы, то его цель не эта ступень, цель – пройти по лестнице, используя ступени. Ступень лестницы не отвергается (потому что без нее не пройти дальше), но и не принимается (если принять – застрять на этой ступени).

Так же и с мистической (любой другой) практикой. Цель – пройти через нее к Богу. Сама же мистическая практика не принимается (чтобы она не стала еще одним способом самоутверждения) и не отвергается (иначе и идти невозможно). И разрывается порочный круг.

Оценка 3.7 проголосовавших: 3
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here