Канон слегка раздвинем

Детально: канон слегка раздвинем - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

Оглавление [Показать]

ДЖИННИ УИЗЛИ ЗНАЛА О КРЕСТРАЖАХ?

Название: «Джинни Уизли знала о крестражах?»

Имя Автора: AlexGor
Имя соавтора (соавторов): нет
Электронная почта автора: [email protected]
Переводчик: нет
Электронная почта переводчика: нет
Где еще опубликовано: нет

«Словом «крестраж» обозначается материальный объект, в который человек прячет часть своей души»

Гораций Слизнорт

«Ну, например, разве семь – не самое могучее магическое число и разве семь…»

Том Реддл

«Согласно надежным историческим источникам, меч может являться любому достойному гриффиндорцу»

Руфус Скримджер

«А никто не пробовал пырнуть этим мечом Волан-де-Морта?»

Гарри Поттер

Джинни Уизли была посвящена в великую тайну крестражей? А кем собственно? Да Гермионой Грейнджер!

Я долго ломал себе голову над вопросом: Зачем Джинни Уизли так остро понадобился меч Годрика Гриффиндора? Ответ, казалось, лежит почти на поверхности.

Книга 7, страница 118.

Несколько позже, в огороде, три отданных им Скримджером вещи, передаваемые из рук в руки, обошли столы по кругу. Каждый восторгался делюминатором и «Сказками барда Бидля», высказывал сожаление о том, что Скримджер отказался отдать меч…

Итак, Джинни также держала в руках книгу «Сказки барда Бидля», старый снитч и делюминатор. Она слышала разговоры волшебников вокруг. Джинни четко сделала правильный вывод. Альбус Дамблдор завещал Гарри Джеймсу Поттеру меч Годрика Гриффиндора. Он принадлежит герою. Меч ему нужен. Меч – оружие. Задача оружия – уничтожать, убивать. Кого? Конечно же, Волан-де-Морта!

Чуть раньше, она получила подтверждение, о том, что задумал Гарри.

Книга 7, страница 81.

– По-моему мама решила, – негромко сказала Джинни, когда на третий день пребывания Гарри в «Норе» они вдвоем накрывали стол к обеду, – что если она не даст вам сойтись и о чем-нибудь договориться, то сможет отсрочить ваш уход.

– И что, по ее мнению, будет дальше? – пробормотал Гарри. – Кто-то другой убьет Волан-де-Морта, пока мы готовим пирожки с мясом?

…Он произнес это не подумав и сразу увидел, как побелела Джинни.

– Так это правда? – спросила она. – Вот, значит, что ты задумал?

Она об этом, конечно, догадывалась. Точно знала. Просто получила окончательное подтверждение. Первый раз об этом они говорили при расставании на похоронах Дамблдора.

Книга 6, страница 663 и 664.

– … есть вещи, которые я должен сделать один.

– Я знала, рано или поздно это произойдет. Знала, что ты не будешь счастлив, пока не настигнешь Волан-де-Морта.

Она называет Темного Лорда по имени. Абсолютно не боится. В отличие от братца Рона, готового наделать в штаны, когда кто ни будь, произносит это имя в его присутствии.

Джинни знает, что Гарри, Гермиона и Рон уходят выполнять задание Дамблдора. Их уход. Она не напрашивается идти с «золотым трио». Не клянчит, возьмите меня с собой! Ну, пожалуйста! Она понимает, что причина не только в том, что она несовершеннолетняя и над ней Надзор. Неизбежное использование Джинни волшебства в неожиданной и критической ситуации, в быстро меняющейся и боевой непредсказуемой обстановке, может выдать местоположение тройки. Хотя сама система Надзора несовершенна. Это показало волшебство Добби на Тисовой улице. Заклинание Левитации повесили на Поттера. Как и схватку с двумя дементорами. Причина еще и в том, что исчезновение младшей дочери в семье Уизли придется как-то объяснять. Тяжело больного Рона изображает модернизированный упырь, которого переделывать помогали Артур Уизли, Фред и Джордж. Участие в этом папы означает – Рон получил согласие родителей на совместную миссию с Гарри и Гермионой. А вот еще и Джинни родители никогда не отпустят!

Джинни получила окончательное подтверждение о задаче, которую предстоит решить Гарри. Убить Лорда Волан-де-Морта. А вот как его убить? Я думаю, несколько счастливых недель в конце шестого курса были посвящены не только объятиям, поцелуям и пустой влюбленной болтовне. Они говорили и о серьезных вещах. Джинни очень не любит, когда с ней говорят как с малолетней. Не позволила бы. Даже Избранному. Они наверняка обсуждали и поединок Гарри с Темным Лордом на кладбище. Ей было очень интересно, как он в очередной раз выжил, а Седрик Диггори погиб. И не из праздного любопытства. Значит, Джинни знает о Приори Инкантатем, об одинаковой сердцевине двух волшебных палочек. Волшебная палочка Гарри из остролиста и магической сердцевиной из пера феникса, Фоукса, одиннадцать дюймов. И волшебная палочка Тома Реддла из тиса и магической сердцевиной из пера феникса, того же Фоукса, тринадцать с половиной дюймов. Джинни знает и о подробностях поединка. Сияющие бусины, ярко-золотая нить, сияющий прозрачный кокон, золотая паутина, сплетенная из сияющих лучей и песнь феникса и призраки. Есть время для нанесения удара одним замечательным мечом. Только надо попытаться приблизиться на расстояние удара. Вот только Темный Лорд этого никогда не допустит. История переброски Поттера в «Нору», «Семь Поттеров», точно показала, что Волан-де-Морт использовал другую палочку. Она, правда, погибла, но это не означает, что он вернется к своей старой, многократно проверенной, из тиса.

Хотя есть и несколько другой вариант. Попытаться, используя мантию-невидимку, подобраться к Волан-де-Морту на близкое расстояние и заколоть его мечом. О волшебных свойствах мантии-невидимки и её главном отличии от простых дезиллюминационных накидок она тоже знает. Та накидка, которая, например, была у Грозного Глаза. И которой Орден Феникса лишился при аресте Стерджиса Подмора в Министерстве Магии.

Книга 7, страница 353. Слово Ксенофилиусу Лавгуду:

– Нет-нет, мисс Грейнджер, третий Дар Смерти – не простая мантия-невидимка! То есть это не обычная дорожная мантия, насыщенная дезиллюминационными чарами или заговоренная для отвода глаз, – поначалу она успешно скрывает своего владельца, но с годами чары истощаются и мантия мутнеет. Нет, тут речь идет об истинном чуде – Мантии, которая делает своего хозяина абсолютно невидимым на неограниченное время, причем его невозможно обнаружить никакими заклинаниями! Много вам таких попадалось, мисс Грейнджер?

Именно такая Мантия у Гарри есть. Нужен меч Годрика Гриффиндора. А вот почему именно этот?

Джинни и Гермиона лучшие подруги. Уже несколько лет. Понимают друг друга с полуслова, с полутона, с полунамека. В «Норе» живут в одной комнате. Делятся всеми секретами, в том числе, по-видимому, и интимными.

Книга 7, страница 105.

– Она разваливалась на куски, когда ты порвал с ней…

– Я тоже. И ты знаешь, почему я так поступил, – не потому, что мне захотелось.

– Да, но теперь ты милуешься с ней, и у нее опять возникнут надежды…

Почему так с Джинни поступил Гарри, знает не только Рон. Гермиона тоже. Подруги ревут друг у друга в объятиях по-очереди. Сначала Гермиона у Джинни на шестом курсе, наблюдая безумный роман Рона и Лаванды Браун. Бон-Бон и Лав-Лав. А теперь настало время Джинни реветь в объятиях Гермионы. Лучшая подруга ее успокаивает, дарит надежду…

И это самое главное! Что говорит Гермиона Джинни?

Книга 5, страница 96.

– Спит, как же, – вполголоса проговорил Фред, когда Гермиона пожелала остальным спокойной ночи и они стали подниматься дальше. – Если Джинни сейчас дрыхнет, а не ждет Гермиону, чтобы она ей все пересказала, то я флоббер-червь…

Это говорит Фред. Его мнение дорогого стоит. Самый заводной из двух близнецов. Лидер. Тот, который никогда в Джинни не сомневался. Даже когда взял ее с собой на Великую Битву за Хогвартс. Зная о подавляющем перевесе Пожирателей Смерти над защитниками замка. Единственную младшую сестру! Несовершеннолетнюю!

Альбус Дамблдор разрешил Гарри Поттеру сообщить информацию о крестражах только Гермионе Грейнджер и Рону Уизли.

Книга 6, страница 223 и 224.

– Сэр, можно мне рассказать Рону и Гермионе все то, что вы мне говорили?
Дамблдор задумался на минутку, не сводя с него глаз, потом ответил:
– Да, думаю, мистер Уизли и мисс Грейнджер доказали, что им можно доверять. Но, пожалуйста, Гарри, попроси их больше никому не рассказывать об этом. Не нужно, чтобы стало широко известно, как много я знаю или подозреваю о тайнах Волан-де-Морта.
– Да, сэр. Я прослежу, чтобы никто, кроме Рона и Гермионы, не знал об этом. Спокойной ночи.

Дамблдор погиб. А вот Гермионе он ничего не разрешал и не запрещал. Она может решить это сама. Одна из причин, по которой Гермиона могла раскрыть тайну крестражей Джинни, не связана с попыткой ее успокоить, высушить, так сказать, слезы и сопли. Причина совсем в другом. Дублеры. К этой идее придет и сам Гарри, перед самым концом.

Книга 7, страница 587.

– Нет, – с легкостью солгал Гарри. – Нет, конечно… Я иду не за этим. Но мне придется пока отлучиться. Невилл, ты знаешь змею Волан-де-Морта? У него есть огромная змея… он зовет ее Нагайна…
– Да, я слыхал… и что?
– Ее нужно убить. Рон и Гермиона знают об этом, но если вдруг…
Ужас этого предположения на мгновение сдавил ему горло, лишив дара речи. Но Гарри взял себя в руки: это слишком важно, нужно делать, как Дамблдор, сохранять трезвую голову, оставить дублеров, тех, кто сможет продолжить его дело. Дамблдор знал, умирая, что оставляет троих, посвященных в тайну крестражей. Теперь Невилл займет место Гарри, и посвященных по-прежнему останется трое.

И сразу Гарри встречает Джинни. На поле боя. Последний раз перед смертью.

Огромным усилием воли Гарри заставил себя идти дальше. Ему показалось, что Джинни обернулась, когда он проходил; ему хотелось знать, почувствовала ли она его присутствие, но он не произнес ни слова и не обернулся.

Дублеры. Гарри оставил Невилла дублером. А что если Гермиона поступила так гораздо раньше? Оставила дублером Джинни.

Первая причина. Подумаем, как могла рационально размышлять Гермиона Грейнджер. О тайне крестражей знали пять человек. Волан-де-Морт, Альбус Дамблдор, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер и Рон Уизли. Дамблдор погиб. Практически у них на глазах погиб Аластор Грюм. Мракоборец с высочайшим уровнем подготовки и магических способностей. Погиб в бою. Тогда что ждет их? Школьников! Найти все крестражи и уничтожить их, а затем убить Темного Лорда! Вам не кажется, что эта миссия относится к категории «миссия не выполнима»?

Книга 7, страница 88.

– Я… Гермиона, прости… я не…
– Не знал, что мы с Роном отлично понимаем, к чему может привести наш с тобой поход? Ну, так мы понимаем.

И если они погибают, что весьма вероятно, ведь шансы пятьдесят на пятьдесят, а то и еще меньше, то Волшебный Мир полностью попадает под абсолютную власть бессмертного Лорда Волан-де-Морта! Навсегда! Без шансов! Никто больше тайну крестражей не знает! Это конец всему лучшему, доброму, хорошему, светлому. Абсолютный конец Света. Светлой стороны. Слизерин навсегда!

Вторая причина. Джинни безответно и беззаветно искренне любит Гарри. Уже несколько лет. То есть все время обучения в школе. Романы с Майклом Корнером и Дином Томасом – так, тренировка. Ожидание героя. Гермиона абсолютно в курсе всех этапов развития романа Гарри и Джинни. Она ее понимает. Бедная Джинни наблюдает трехлетнюю охоту Поттера на Джоу Чанг. И может быть, Гермиона не стала в свое время переходить дорогу Джинни? Но оставим эти предположения авторам и любителям фанфиков с этим пэйрингом. Гермиона прекрасно видит, как охваченная горем от известия о гибели Гарри, Рона и Гермионы, возлюбленная Гарри, сестра Рона и ее лучшая подруга очертя голову бросается в битву с Пожирателями Смерти, пытаясь отомстить. Или красиво погибнуть. Уйти за любимым. Так бы и было. Бой с Беллатрисой Лестрейндж, когда она увидела тело Гарри на руках у Хагрида, на это был очень похож. Хорошо Гермиона и Полумна ее прикрывали. Может, и спасли от той Авады Кедавры, просвистевшей в дюйме от ее хорошенькой рыжей головки. Значит, надо объяснить Джинни как надо будет отомстить. Правильно отомстить. Взять себя в руки и довести до конца то дело, которое они втроем не успеют завершить. Спасти Волшебный Мир. Спасти семью Уизли и другие семьи, жизнь которых превратиться в сплошной мрак в случае окончательной победы Темного Лорда и его идей – мании чистокровности.

Гермиона Грейнджер реально оценивает возможности Джинни Уизли. Разница в курсах обучения один год. А разница в возрасте почти два года. Гермиона родилась 19 сентября 1979 года, в 1997 году вот–вот исполниться восемнадцать лет. А Джинни родилась 11 августа 1981 года, и вот-вот исполниться только шестнадцать. Тем не менее, лучшие подруги. Гриффиндорки. Общаются на равных. Гермиона никак не могла подружиться с девушками своего курса. Ну, как же, отличница и зануда. А вот с Джинни ей общаться легко и приятно. Джинни даже сглаживает вечный конфликт между рациональной Гермионой и ее полным антиподом – Полумной Лавгуд. И они общаются. И даже начинают дружить на пятом курсе. А ведь Полумна явно не дура. Когтевран!

Гермиона хорошо помнит, что в ссорах Джинни может пристыдить, заставить замолчать, а то и заткнуться самого Поттера, когда он особо буйствует. Даже ей может сказать пару ласковых. У нее не заржавеет. Их крепкая дружба выше банальных мелких ссор и разборок.

Книга 6, страница 547.

– Обзавестись репутацией блестящего мастера зельеварения, которой ты явно не заслужил, – ядовито добавила Гермиона.
– Угомонись, Гермиона! – сказала Джинни, и Гарри изумился, почувствовал такую благодарность, что даже поднял на нее взгляд. – Похоже, Малфой собирался применить непростительное заклятие, ну так радуйся, что у Гарри имелось в запасе кое-что почище.
– Конечно, я рада, что Гарри не был оглушен заклятием! – воскликнула явно уязвленная Гермиона. – Но нельзя же называть заклятие Сектумсемпра «чистым», Джинни, посмотри сама, к чему оно привело! А если подумать о том, что оно сделало с вашими шансами на победу…
– Ой, только не делай вид, будто хоть что-нибудь в квиддиче понимаешь, – оборвала ее Джинни. – Сама потом стыда не оберешься!
Гарри с Роном смотрели на них во все глаза: Гермиона и Джинни, у которых всегда были прекрасные отношения, сидели теперь, сложив на груди руки и гневно глядя в разные стороны.

Книга 5, страница 466 – 467.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила Гермиона.
– Прекрасно, – сухо ответил Гарри.
– Только не ври. Рон и Джинни говорят, что ты от всех прячешься с тех пор, как вернулись из больницы.
– Говорят? Да? – сказал Гарри, сердито глядя на брата и сестру.
Рон рассматривал свои ботинки, а Джинни нисколько не смутилась.
– Да, прячешься, – сказала она. – И смотреть ни на кого не хочешь.

– Мы с тобой хотели поговорить, – сказала Джинни, но ты все время от нас прячешься…

– А я не хочу, чтоб со мной говорили, сказал Гарри, все больше и больше раздражаясь.
– Ну, это глупо с твоей стороны, – сказала Джинни. – Из твоих знакомых я одна знаю, каково это, когда ты одержим Сам-Знаешь-Кем, и могу тебе рассказать.
Гарри на секунду застыл, ошеломленный этими словами.
– Я забыл.
– Поздравляю, – холодно откликнулась Джинни.
– Прости, – сказал Гарри и правда почувствовал стыд.

Книга 5, страница 535.

– Отличный рывок, – сказал Гарри своей рыжеволосой преемнице в гостиной, где царила такая унылая атмосфера, какая бывает разве что на похоронах.
– Повезло, – Джинни пожала плечами. – Снитч летел не очень быстро, а у Саммерби простуда: он чихнул и зажмурился в самый неподходящий момент. В любом случае, когда ты вернешься в команду…
– Джинни, мне запретили играть навсегда.
– Ты не будешь играть, пока в школе остается Амбридж, – поправила его Джинни. – Есть разница. В любом случае, когда ты вернешься, я попробую себя в охотниках. И Анжелина, и Алисия учатся последний год, а мне больше нравиться забивать голы, чем ловить снитч.

– Анжелина все равно не хочет его отпускать, – сказала Джинни, словно прочитав мысли Гарри. – Она уверена, что у него есть потенциал.

Итак, девушка больше любит забивать голы. Очень скромная девушка! Но ведь ловец в квиддиче – это элита! А как точна в формулировках!

Книга 5, страница 694.

– Привет, неуверенно сказала Джинни. – Мы услышали голос Гарри. Что это ты кричал?
– Не твое дело, – грубо отрезал Гарри.
Джинни подняла брови.
– Я, кажется, не давала тебе повода разговаривать со мной в таком тоне, – холодно заметила она. – Я просто хотела спросить, не нужна ли тебе помощь.

Книга 6, страница 127 и 128.

– Но своей сестре мы их продавать не будем, – прибавил он, внезапно посуровев. – У неё говорят, и без того штук пять поклонников.
– Не слушай Рона, он все врет, – хладнокровно ответила Джинни…

…Джинни повернулась к брату, уперев руки в бока. Её грозное выражение вдруг так напомнило миссис Уизли, что Гарри даже удивился, как это Фред не струсил.

– Тебя это не касается! А ты, будь добр, – сердито прибавила она, обращаясь к Рону, который только что возник за плечом Джорджа, нагруженный покупками, – не рассказывай братцам сказки обо мне!

Книга 5, страница 695.

– Мы с Полумной можем встать у обоих концов коридора и предупреждать всех, чтобы не ходили туда, потому что кто-то взорвал хлопушку с душильным газом, – живо сказала Джинни. Взглянув в лицо Гермионе, явно удивленной тем, как быстро Джинни придумала этот маневр…

Книга 6, страница 615.

…Под ноги ему подвернулось что-то вязкое, скользкое, Гарри запнулся – два тела лежали лицом вниз в луже крови, но выяснять, кто это, времени не было. Впереди полыхнули языками пламени пряди рыжих волос – это Джинни билась с грузным Пожирателем Смерти, Амикусом, метавшим в неё заклятие за заклятием, от которых она ловко увертывалась. Амикус хихикал, игра явно доставляла ему удовольствие:
– Круцио! Круцио! Долго ты так не протанцуешь, красотка…
– Остолбеней! – рявкнул Гарри.

– Гарри, откуда ты взялся? – крикнула Джинни…

Джинни Уизли в бою. На поле боя. На трупах и по щиколотку в крови. Не сражается, а танцует. Валькирия из легенды! Ожившая древне скандинавская легенда! Противник даже отвешивает ей комплименты. Амикус Кэрроу. Будущий её преподаватель защиты от Темных искусств. На шестом курсе Джиневры. Интересно, разбирали ли они эту личную схватку один на один на уроках ЗОТИ, или во что там они с осени 1997 года превратились? Может, написала реферат? «Как я уклоняюсь от Круцио!» Кажется, заклятие Круциатус на них часто отрабатывалось. На нарушителях дисциплины.

Книга 7, страница 485.

– Эта скотина Амикус преподает то, что раньше было защитой от Темных искусств. Правда, теперь это Темные искусства в чистом виде. От нас требуют тренировать заклятие Круциатус на тех, кто оставлен за провинность…

…Зато Крэббу и Гойлу очень нравится – наконец и они хоть в чем-то первые!

Книга 6, страница 628 – 629.

– Пошли, Гарри…
– Нет.
– Не надо тебе здесь оставаться, Гарри… пошли, пошли…
– Нет.

– Гарри, пойдем.

Чья-то маленькая и теплая ладонь взяла его за руку и потянула вверх. Гарри подчинился ей почти бездумно. И только когда пробирался сквозь толпу, ничего не видя вокруг, вдруг понял по веявшему в воздухе аромату цветов, что это Джинни ведет его назад, в замок.

– Пойдем в больничное крыло, – сказала Джинни.

– Я не ранен, – ответил Гарри.
– Это приказ Макгонагалл…

– Кто еще погиб, Джинни?

– Из наших – никто, не бойся.
– Но Черная Метка… Малфой сказал, что переступил через труп…
– Он переступил через Билла, но с ним все хорошо, Билл жив.

Она абсолютно владеет собой даже после такого боя и такой потери, как погибший директор школы Альбус Дамблдор и изуродованный на всю жизнь любимый старший брат Билл! И такой девушке Гермиона Грейнджер не доверила бы самый большой в ее жизни секрет? Крестражи? Очень страшная и жуткая тайна! Никогда не поверю! Здравый смысл подсказывает, что доверила. Летом, в «Норе», в комнате Джинни, в спокойной обстановке. Сознательно назначила Дублером. И разрешение Гарри ей не понадобилось. Надо ведь было как-то объяснить подруге, почему Избранный так поступил. Почему они с Гарри расстались на похоронах Альбуса Дамблдора. Рано доверила? А сообщать эту информацию впопыхах во время штурма Хогвартса, под обстрелом, не рано? Или уже поздно? Когда рукопашная, или уже резня, идет внутри замка, а тайный проход к спасению через Выручай-комнату и бар «Кабанья голова» уже закрыт! Некуда отступать! Выхода нет! Конец обороняющихся уже близок! А увидев тело Гарри на руках у Хагрида на рассвете и сжимая в объятиях бьющуюся в рыданиях Джинни – рано? Или уже поздно?

Мы все хорошо знаем, что Джоан Кэтлин Роулинг, ассоциирует себя с Гермионой Грейнджер. Дж. К. Роулинг призналась, что Гермиона во многом на нее похожа. Патронус Гермионы — выдра, а это любимое животное Роулинг. Второе имя Гермионы, Джейн (фигурирует в книге «Гарри Поттер и Дары смерти» при оглашении завещания Альбуса Дамблдора), — женский вариант имени «Джон», так же как и Джоан, имя Роулинг.

И она сама, госпожа Роулинг очень высоко оценивает потенциал Джинни. Своей лучшей подруги. Никто тетушку Роулинг за язык не тянул.

Книга 7, страница 527. Джинни дословно названа женщиной!

Теперь здесь никого не было, кроме трех женщин: Джинни, Тонкс и пожилой волшебницы в траченной молью шляпе.

Итак, женщина. При перечислении троих женщин, названа в списке первой. Не девушка, случайно оказавшаяся в Выручай-комнате! Это-то несовершеннолетняя шестнадцатилетняя девственница! Случайно?

В английском оригинале. Книга 7, страница 501.

It was empty except for three women: Ginny, Tonks, and an elderly witch wearing a moth-eaten hat…

Women! Женщина! Перевод дословный…

Так случилось что-нибудь серьезное между Джинни и Гарри в «Норе», кроме того последнего поцелуя для героя, отправляющегося на «смертный бой»?

Не будем цепляться к словам. Или ловить Роулинг на слове. Было что-то у Гарри с Джинни в «Норе» или не было. Не важно. Дело совсем в другом. Главное – эти слова Роулинг ставят Джинни на одну планку не только с молодым талантливым мракоборцем Тонкс, но и с выдающейся и очень сильной волшебницей, бывшим мракоборцем Августой Долгопупс! Могла бы написать две женщины и девушка. Джинни и две женщины. Или еще как. Ну и бывших сотрудников КГБ или ФСБ, я хотел сказать бывших мракоборцев, не бывает!

Было – не было! В одном из интервью Роулинг по поводу недостаточно описанных любовных отношений между Гарри и Джинни отшутилась, что сознательно не стала этого делать, «чтобы не провоцировать рост подростковой беременности в Великобритании». Авторы фанфиков этот пробел восполнят…

Джинни Уизли очень метко стреляет на довольно большие расстояния. Девушка – воин! Валькирия! Явно в кого-то точно попала!

Книга 7, страница 529.

Джинни как раз метко пустила заклятие в толпившихся внизу Пожирателей.

А похвала за этот меткий выстрел в устах Аберфорта? Как медаль за отвагу на поле боя!

Книга 7, страница 529.

– Молодец! – крикнул кто-то, пробираясь к ним сквозь тучи поднятой пыли. Гарри узнал Аберфорта…

А оценки Джинни как сильной и талантливой волшебницы:

Книга 6, страница 154.

– Ты-то как там оказалась, Джинни?
– Он увидел, как я напустила сглаз на Захарию Смита, – ответила Джинни. Привязался с расспросами, что да что случилось в Министерстве, и так меня довел, я его и шарахнула. А тут входит Слизнорт. Я думала, назначит наказание, а он только восхитился – какой отличный сглаз, и пригласил на обед. Вот псих, да?
– Это лучше, чем приглашать человека только потому, что у него мама знаменитость…

Слизнорт не ошибается в оценке потенциала учащихся. Никогда. Талант. А кто ни будь кроме Джинни, выполняет на протяжении семи книг Летучемышиный сглаз? Нет? Эксклюзив, господа…

Книга 6, страница 152.

– Ах, батюшки мои! – благодушно усмехнулся Слизнорт, оглянувшись на Джинни, сверкавшую глазами в сторону Забини из-за выпирающего слизнортовского живота. – Берегитесь, Блез! Когда я проходил мимо купе этой юной леди, я видел, как она выполнила Летучемышиный сглаз! Я на вашем месте поостерегся бы вставать у нее на пути!

Книга 5, страница 718 и 719.

– Но кто действительно отличился – это Джинни. Наслала на Малфоя Летучемышиный сглаз, большие такие крылатые твари – всю морду ему облепили.

– У меня есть метла! – возразила Джинни.

– Есть, но ты никуда не летишь, – сердито заявил Рон.
– Прошу прошения, но судьба Сириуса волнует меня не меньше, чем тебя! – воскликнула Джинни и сжала зубы так, что ее сходство с Фредом и Джорджем стало просто удивительным.
– Ты тоже… – начал Гарри, но Джинни яростно перебила его:
– Я на три года старше, чем ты был, когда дрался Сам-Знаешь-С-Кем за философский камень! Это я обезвредила сейчас Малфоя в кабинете Амбридж, это я напустила на него огромных летучих тварей…

Книга 5, страница 374.

Джинни стояла против Майкла Корнера; у нее получалось очень хорошо, а Майкл либо был слаб, либо не хотел обезоруживать ее.

Книга 5, страница 98.

– Оружие наверняка покрупней размером, чем камень (философский), – заметил Рон.
– Не обязательно, – возразил Фред.
– Да, размер и сила – разные вещи, – согласился с ним Джордж. – Взять к примеру, Джинни.
– Что ты хочешь сказать? – спросил Гарри.
– Ты никогда не попадал под ее Летучемышиный сглаз?

В «Норе» при первой же возможности «золотое трио» собирается вместе и готовит свой уход и поиск. Если Молли их упускает из виду. Джинни в этом участие не принимает. Во-первых, это секретно. Во-вторых, Гарри этого не хочет, а она не навязывается. В третьих, Гермиона не хочет привлекать к этому внимание. К тому, что Джинни что-то знает. Гарри не давал своего согласия на её посвящение в эту тайну. Но Гермиона вполне может сама принимать решения. А то, что Джинни можно доверять такие важные и секретные вещи, у нее нет никаких сомнений!

Теперь история с Мечом Годрика Гриффиндора. Гермиона Грейнджер, применив заклинание Акцио, достает через окно из рабочего кабинета Дамблдора книги о крестражах. Такое впечатление, что Альбус Дамблдор этот ход отличницы предвидел и создал для этого все условия! И это из сверх защищенного режимного помещения! А почему сразу не вытащить и меч Годрика Гриффиндора? А, ну да! О его роли в предстоящем походе ребята еще не знают. И это, пока не оглашено завещание, незаконно! Кража! А вот книжки, изъятые Дамблдором из библиотеки, никто не заметит! Не придет же мадам Пинс в кабинет директора, чтобы изъять книги, числящиеся за особой запретной секцией библиотеки. По книге выдачи или по абонементной карточке. Случайно завалявшиеся книжки у самого выдающегося чародея современности и Главы Визенгамота.

Меч – другое дело. Завещание директора пока не оглашали! Гермионе, Гарри и Рону при разговоре в «Норе» о крестражах, о способах их уничтожениях, удалось очень близко подойти к теме использования меча. И о Джинни, кстати, тоже было сказано!

Книга 7, страница 94 и 95.

…Из прочитанного мной следует – то, что Гарри проделал с дневником Реддла, было одним из немногих надежных способов уничтожения крестража.
– Это ты про удар клыком василиска? – спросил Гарри.

– Наша проблема в том, что таких разрушительных веществ, как яд василиска, существует совсем немного и все они слишком опасны, чтобы таскать их с собой.

– Вот смотри, Рон, если я сейчас выхвачу меч и проткну им тебя насквозь, я же все равно не причиню твоей душе никакого вреда.

…Джинни еще до тебя пыталась избавиться от дневника, утопила его, а он вернулся назад и был как новенький.

– Кусочек души, сидевший в дневнике, полностью овладел Джинни, правильно?
…Джинни вложила в дневник всю душу и стала невероятно уязвимой.

Совсем немного оставалось, чтобы замкнуть цепь умозаключений: яд василиска на клыках или… – меч Годрика Гриффиндора в стеклянном ящике в кабинете директора – Джинни на шестом курсе Хогвартса. Молли помешала. А может вечером или ночью Гермиона замкнула эту цепь рассуждений и поделилась с Джинни?

К сожалению, пока нет. Даже упоминание Министром Магии Руфусом Скримджером меча Годрика Гриффиндора, как завещанного Альбусом Дамблдором Гарри Поттеру артефакта, не натолкнуло ребят на эту мысль. Пока не натолкнула.

Другой надежный способ уничтожения крестражей Гермионе Грейнджер известен. Даже может его применить. Но не рискнет, никогда…

Книга 7, страница 537.

– Видимо, это было адское пламя, – сказала Гермиона, глядя на осколки диадемы.
– Что?
– Адское пламя – заклятый огонь, одно из тех веществ, которые уничтожают крестражи. Но я бы никогда, ни за что не решилась им воспользоваться, потому что он невероятно опасен.

А ведь решение проблемы, зачем нужен меч, было очень близко…

Книга 7, страница 116.

– Как вы думаете, почему…
– Дамблдор захотел отдать меч мне? – стараясь сдержать гнев, спросил Гарри. – Возможно, он полагал, что мы будем хорошо смотреться у меня на стене.
– Это не шутка, Поттер! – рявкнул Скримджер. – Может быть, Дамблдор верил в то, что лишь меч Годрика Гриффиндора способен поразить наследника Слизерина? Не хотел ли он отдать меч вам, Поттер, потому, что считал, как считают многие, что именно вам предназначено уничтожить Того-Кого-Нельзя-Называть?
– Интересная теория, – сказал Гарри. – А никто не пробовал пырнуть этим мечом Волан-де-Морта? Может быть, Министерству стоило бы выделить несколько человек для выполнения этой задачи, вместо того чтобы тратить время на разборку делюминаторов или старания скрыть побег из Азкабана.

Скандал с министром помешал собрать всю информацию вместе и сделать вывод, что меч, просто пропитанный ядом василиска, способен уничтожать крестражи.

Этот вывод они сделают несколько позднее, во время поиска, только когда подслушают разговор гоблинов: Крюкохвата, Кровняка и людей: Теда Тонкса, Дирка Крессвелла и Дина Томаса.

Книга 7, страница 260.

…Так вы ничего не слышали об этой истории, Тед? – спросил Дирк. – О детях, которые пытались стащить меч Гриффиндора из кабинета Снегга в Хогвартсе?

…Среди детишек, пытавшихся спереть меч, была младшая сестра Билла.

– Она и еще двое ее друзей пробрались в кабинет Снегга и разбили стеклянный ящик, в котором, судя по всему, держали меч. Снегг застукал их, когда они уже тащили меч вниз по лестнице.

– Ах, благослови их Бог, – произнес Тед. – Они что же, собирались пронзить мечом Сами-Знаете-Кого?
– Ну, что бы они там ни задумали…

Задумали. Задумала Джинни Уизли. Ключевое слово, господа!

Книга 7, страница 263.

– Джинни… меч…
– Знаю! – ответила Гермиона.

Книга 7, страница 266.

– Сколько я помню, в последний раз меч Гриффиндора покидал при мне ящик, когда профессор Дамблдор вскрывал с его помощью некий перстень.

– Гарри! – вскрикнула Гермиона.

– Я понял! – крикнул в ответ Гарри…

– Меч способен уничтожать крестражи! Оружие гоблинской работы принимает в себя лишь то, что его закаляет. Гарри, этот меч пропитан ядом василиска!

Итак, Гермиону и Гарри, наконец, осенило. А что если Джинни Уизли к этому выводу пришла немного раньше? У сестры Рона в августе 1997 года, после свадьбы Билла и Флер, было, достаточно времени, чтобы догадаться. С этим мечом у неё многое связано. Тайная комната на её первом курсе.

Книга 2, страница 447.

– Гарри… Гарри, я пыталась все рассказать тебе за завтраком, но я не могла говорить в присутствии Перси. Это была я, Гарри. Но, правда, правда, я не хотела, Реддл заколдовал меня, командовал. А как ты убил эту… зверюгу? Где Реддл? Последнее, что я помню, как он вышел из дневника…

Это её самый страшный позор. Марионетка. Кукла в руках Тома Реддла. Игрушка. Она больше никогда и никому не позволит навязать ей свою волю. Но и общение с дневником, по-видимому, многое дало Джинни, а не забрало. Эта девочка целый год общалась с душой Темного Лорда, с его крестражем, училась от него, просто впитывала все как губка. А то, что Тому потребовалось все его адское обаяние, чтобы заставить ее делать то, что ему нужно? На это ушло много времени. Темному Лорду потребовалось более двух месяцев, чтобы заставить сопливую первоклашку делать то, что ему нужно! Упорная девочка. Все мозги бедному Тому закомпостировала о том, как жестокий Гарри на неё не обращает никакого внимания! Бедный Темный Маг всех времен и народов! Это надо было вытерпеть! Сколько времени обычно тратил Лорд Волан-де-Морт, чтобы кого-либо охмурить или обвести вокруг пальца? А тут девчонка! Первоклассница! Дневник попадает к Джинни в августе 1992 года. Хотя василиск уже вовсю шастает по трубам замка и Гарри его слышит, Джинни первый раз выпускает змея из раковины туалета Плаксы Миртл только 31 октября 1992 года. На празднование юбилея смерти сэра Николаса де Мимси-Дельфингтона. Через два месяца. «Тайная комната снова открыта. Трепещите, враги наследника!» И первая жертва – оцепеневшая кошка Филча. А затем – остальные жертвы! В том числе и её будущая лучшая подруга – Гермиона Грейнджер!

Книга 2, страница 372 – 373.

…Долго играли с Джорджем и Фредом в исчезающие карты, зрителем была Джинни. Она сидела в любимом кресле Гермионы и наблюдала за игрой с самым несчастным видом.

Но она находит в себе силы, несмотря на противодействие Тома Реддла, рассказать ребятам правду. Противится крестражу! Но вот Перси совсем не кстати…

Книга 2, страница 392 – 393.

Подошла Джинни и села рядом с Роном. Вид у нее был растерянный, даже нервный. Гарри обратил внимание, что она с такой силой стиснула руки, что пальцы у нее побелели.
– Что с тобой? – спросил Рон, накладывая себе еще овсянки.
В ответ Джинни лишь с тоскливым страхом оглядела их стол. Выражение ее лица кого-то напомнило Гарри, но он никак не мог вспомнить кого.
– Выкладывай, что у тебя, – произнес Рон с набитым ртом.
Гарри вдруг сообразил, на кого походит сейчас Джинни. Сидя в кресле, она слегка раскачивалась – точь-в-точь Добби, раздираемый сомнениями, сказать или не сказать известный ему одному секрет.
– Мне надо с вами поговорить, – прошептала она смущенно, избегая смотреть на Гарри.
– Ну, так говори, – подбодрил ее Гарри.
Но Джинни как будто не могла найти нужных слов.
– Мы слушаем! – Рон начинал терять терпение.
Джинни открыла рот, но не произнесла ни звука. Гарри наклонился к ней и, понизив голос, чтобы слышали только она с Роном, сказал:
– Ты про Тайную комнату? Что-нибудь видела? Кто-то странно себя ведет?
Джинни глубоко вздохнула, и в этот миг к ним подошел усталый, осунувшийся Перси Уизли.

Джинни подскочила, словно ее кресло на секунду превратилось в электрический стул, бросила на Перси быстрый, испуганный взгляд и убежала прочь.

Том Реддл должен поблагодарить Перси Уизли, что Джинни не рассказала все ребятам за завтраком. То, что случилось с Гермионой, переполнило её чашу терпения. И чашу терпения Тома Реддла тоже! Как она посмела ослушаться Волан-де-Морта? И конечно ей самой теперь пора в Тайную комнату! Девчонка явно выходит из-под контроля! Вот-вот провалит всю многоходовую операцию!

Книга 7, страница 95.

– Погоди, сказал Рон, наморщив лоб. – Кусочек души, сидевший в дневнике, полностью овладел Джинни, правильно? А это как же получается?
– Пока волшебное вместилище остается целым, скрытый в нем кусочек души может входить в тех, кто оказывается слишком близким к крестражу, и выходить из них. Я говорю не о том, кто долго держит крестраж в руках, – добавила она, прежде чем Рон успел открыть рот. – С прикосновениями это вообще никак не связано. Я имею в виду близость эмоциональную. Джинни вложила в дневник всю душу и стала невероятно уязвимой. И всякий, кто чересчур привязывается к крестражу или впадает в зависимость от него, наживает большие неприятности.

Не слишком ли близко стоят слова «Джинни» и крестраж!

Книга 2, страница 428 – 433.

…И Джинни полюбила меня: «Никто никогда не понимал меня, так, как ты, Том… Я так рада, что у меня есть этот дневник и я могу ему довериться… Это все равно что иметь друга, который всегда с тобой, неотлучно…»
…У меня накопилось столько энергии, что я начал обратное излияние – напитал мою маленькую подружку моими собственными секретами – секретами теперь уже моей души…
…Это ведь Джинни Уизли открыла Тайную комнату. Это она передушила школьных петухов и малевала на стенах угрожающие послания. Она натравила змею Слизерина на четырех грязнокровок и на кошку этого сквиба.
…Похоже, это я нападаю на всех…
…Но постепенно она стала что-то подозревать и попыталась избавиться от него.
…Она тут билась, брыкалась, кричала…

И вот любимый герой спасает её жизнь! Вот он, с замечательным мечом в руке! Им убита эта зверюга! И Реддл исчез! И дневник истек чернилами как кровью! Я думаю, после этого приключения, Джинни внимательно перечитала в библиотеке все, что можно о василисках. И об их яде на клыках. И о фениксах. И про меч Годрика Гриффиндора, кто его выковал и как к основателю их факультета он попал. Возможно, если Джинни попытается вспомнить, она может и по-змеиному заговорить. Так что открыть уже Тайную комнату и достать клыки василиска могла только она, а не шипящий в кран во время обстрела Хогвартса её брат, подражая шипению Гарри. Надо же, правильно запомнил все шипящие! Да, дневник всего лишь тетрадка. Но с магически записанными навыками, умениями, все, кем Том был в шестнадцать лет. Ровесник Джиневры, кстати. Никто не знал, что это крестраж. Был крестраж. Его самый первый крестраж, который он создал в школе. В шестнадцать лет.

Она хотела взять реванш. Доказать всем и в первую очередь себе самой, что она чего ни будь стоит. Даже если Поттер не взял её с собой. Она догадалась. Меч просто пропитан ядом василиска. И его главная задача – уничтожать крестражи. О которых ей сообщила в «Норе» под большим секретом Гермиона. А пырнуть старину Волди можно и заточкой или ножом с кухни у эльфов. Или пальнуть в него из АКМ или АК-74М. Или из пистолета Макарова. Результат будет одинаковый.

Неужели Джинни так рисковала собой и своими друзьями, пытаясь похитить меч из кабинета директора школы, чтобы Поттер смог им тупо проткнуть Темного Лорда? Глупо! А где его хранить? В Выручай-комнате. Продуктами снабжает Аберфорт Дамблдор через тайный проход за портретом Арианы Дамблдор. А что это у вас за прекрасный меч на стене? Меч Годрика Гриффиндора для Поттера! Добби! Тебе пора в дорогу. Вот бы удивился Поттер, что меч никак не может расколоть медальон и стриптиз призрачных Гарри и Гермионы в ночном зимнем лесу никак не закончится! Или крестраж еще, что ни будь более интересное в стиле NC-21, им троим показал! Хорошо, что Северус Снегг на нашей стороне, и он остановил эту удачливую троицу на лестнице и изъял у них эту подделку. Возможно, контролировал всю операцию с начала до конца. Хотел посмотреть, чего стоит подружка Поттера, так кое на кого в его прошлом очень похожая. Он был явно потрясен! Достойная героя барышня! Не подвела, оправдала все ожидания, с лихвой…

Итак, мы видим два сложнейших психологических поединка: Джинни Уизли, 11 лет – крестраж (дневник) Тома Реддла, 16 лет. Рон Уизли, 17 лет – крестраж (медальон) Тома Реддла, 18 – 19 лет. Сопливая первоклашка в течение года один на один общается с крестражем и все-таки находит в себе силы поднять бунт и почти освобождается от его власти над собой! А её крутой и немного брутальный братец, почти выпускник школы и вот-вот дипломированный волшебник, и носит крестраж на шее не один, а по-очереди, после Гарри и Гермионы, полностью попадает под власть медальона и подло бросает своих друзей одних в этой жуткой каше. Предаёт друга и любимую! Вывод: Джинни сильнее Рона. Альбус Дамблдор знал, что Рон Уизли слабое звено в «золотом трио». Слабее Гарри и Гермионы. Поэтому он ему и завещал делюминатор. Чтобы он смог вернуться. Ну и подсветить в подвале особняка Малфоев при случае.

Директор школы, проникая в тайну крестражей в 1996 – 1997 году, вспомнил и Тайную комнату 1993 года, и дневник Тома Реддла, и меч Годрика Гриффиндора и клыки василиска и одну очень хрупкую одиннадцатилетнюю девочку. С которой он лично в 1993 году беседовал. И сделал для себя уже тогда кое-какие выводы о ее выдающемся будущем! А о том, что Гарри и Джинни влюбленная пара, в мае – июне 1997 года гудел весь Хогвартс! Кто выиграл главный приз школы – Избранного? Директор не мог не знать. Даже преподаватели это обсуждали. Слизнорт, с одобрением относившийся к Джинни, шутливо объяснял проблемы Гарри в зельеварении в конце года любовной горячкой. Почему не посвятили Джинни в секрет крестражей тогда? Во-первых, до мая 1997 года она с Гарри и с «золотым трио» особо плотно или интимно не общалась. Не было «золотого квартета». Во-вторых, Гарри сам этого не хотел. Весь предстоящий поход или поиск будет мало походить на веселое приключение влюбленных. Ну и я думаю, Дамблдор уже тогда точно знал, что Гарри не суждено остаться в живых. И допустить его гибель на глазах возлюбленной? Это уже верх жестокости…

У моих коллег есть еще одна теория, что Северус Снегг, используемый Альбусом Дамблдором в этой истории в темную, отправил меч – подделку в сейф Лестрейнджей, чтобы привлечь внимание Гарри к его содержимому. К вещам Волан-де-Морта и возможно к очередному крестражу. К чаше Пенелопы Пуффендуй, как выяснилось позднее. Информацию о том, что Снегг через два дня, после акции Джинни, отправил меч в «Гринготс», ребята получили чисто случайно. Из подслушанного разговора гоблинов Крюкохвата и Кровняка с Дирком Крессвеллом, Тедом Тонксом и Дином Томасом. Случайность. Могли и разминуться. И как бедному Снеггу, придумавшему план «Серебряная лань», еще и умудриться сообщить Поттеру, что в сейфе банка подделка лежит, и еще возможно кое-что? Во время беседы с портретом Дамблдора в кабинете директора, а Добби чисто случайно будет убирать осколки от стеклянного ящика, который расколотила Джиневра? Или имеется в виду, что рано или поздно Дин Томас, или еще кто, расскажут Гарри Поттеру о попытке захвата меча? И можно будет допросить портрет Финеаса Найджелуса поподробнее? Может быть, этой акции Джиневры был или еще будет посвящен выпуск подпольной радиостанции «Поттеровский дозор» Фреда – Рапиры или Грызуна и Джорджа – Бруно? Но приемник в палатку Рон еще не притащил.

Правда, мне не до конца ясно, почему Альбус Дамблдор, разбив мечом Годрика Гриффиндора в 1996 году перстень Марволо Мракса, не сообщил об этом Поттеру? Ведь сказал, открыто и ясно, что перстень – это крестраж. А как его уничтожил? Каким способом или оружием? Чтобы сам догадался? Издержки преподавательской деятельности? Школьный академизм? Пусть Избранный немного напряжет свою тупую голову? Как говорила Гермиона. Не пришлось бы столько времени гадать, зачем нужен меч? А может директор и будущую акцию Джинни Уизли, точно предвидел? Что в поход с Поттером сотоварищи девушка не пойдет, а продолжит обучение в школе. Ей еще два года учиться. Чистокровная. Не подкопаешься. И полезет за мечом для героя? А задачу достать меч ей поставит Гермиона, пока, правда, не знающая зачем? Но точно уверенная, что меч очень необходим. Пригодится. Гермиона Грейнджер абсолютно самостоятельная девушка, способная грамотно оценивать складывающуюся обстановку и принимать быстрые и адекватные решения. Ей абсолютно не требуется одобрение или не одобрение Гарри и Рона. На протяжении всего романа масса тому примеров.

Таким образом, я считаю, что Джинни Уизли догадалась об истинном назначении меча Годрика Гриффиндора немного раньше Гермионы Грейнджер. И не как о холодном оружии для прямого контактного боя с Темным Лордом на короткой дистанции. Или средства тихого убийства в стиле ночного ниндзя, из-за угла, то есть из-под мантии-невидимки Игнотуса Певерелла. Главная задача меча – уничтожать крестражи! Действия Джиневры – валькирии по захвату меча заставили заработать мозги Гермионы и Гарри. Джинни сделала все возможное и невозможное в сентябре 1997 года, как только она, Невилл и Полумна восстановили Отряд Дамблдора на базе Выручай-комнаты для организации сопротивления режиму Снегга и Кэрроу, чтобы сразу захватить меч и передать его Поттеру. Обманув каменную горгулью и проникнув в кабинет относительно законно назначенного директора Хогвартса, впервые за тысячу лет существования школы! Выдающаяся волшебница! Даже не знаю, кто круче, Гермиона Грейнджер или Джинни Уизли.

Все фанфики выложены с разрешения авторов (переводчиков).

Архив фанфиков, находящихся в работе. Джен:Продолжения: 1. Хроники профессора Риддла, глава 9, автор: Пайсано, G, АБ, ББ, ТЛ, юмор, миди, в процессе.

2.

А что, если бы?..

, автор: Fenrira Grey, разный, PG-13, humor/romance/vignette, мини, в процессе.

Слэш:Новинки: 1. Падение, главы 1-6, автор: Rouge, NC-17, ГП/ДМ, ЛМ/СC, roman/ангст/dark, ООС, макси, в процессе.

Продолжения: 1. The Dragon, главы 1-6, автор: Lana, R(NC-17), ГП/ДМ, ангст/романс/приключения, AU, ООС, миди, в процессе.

2.

Bound

, глава 14, переводчик: infiniti, R, ГП/CC, romance/adventure, AU, ООС, миди, в процессе.

3.

Мой мир – это ты

, глава 1, переводчик: Diamond, PG, ГП/ДМ, romance/humor, миди (макси?), в процессе.

4.

Возвращение

, глава 31, автор: Samira, R, ГП/ДМ, romance/drama/sdventure, макси.

5.

Стихотворные гарридраки

, главы 1-3, автор: Катори Киса, PG-13, ГП/ДМ, романс, юмор.

Гет:Новинки: 1. Я всегда к тебе иду, автор: Sine_spe, PG-13, РУ,ГГ,ДМ, romance, миди, закончен.

Продолжения: 1. Паучьи Лилии, глава 2, автор: Legion 69, R, CC, ЛЭ, Дж.П, drama/romance, миди, в процессе.

2.

Холодные сердца: право на любовь

, глава 13, автор: Леди Мариус, R, ББ/ТР, роман/драма/POV, AU, макси, в процессе.

Архив законченных фанфиков.Джен:1.Быть Роном Уизли, автор: КОТ, G, general, мини.

2.

Предотвращение

, автор: КОТ, PG, angst/drama, ГП, ГГ, ТР, мини.

3.

Чай с сахаром

, автор: КОТ, G, РУ, general, мини.

4.

Азкабан

, автор: КОТ, PG-13, СБ, ДП, drama, мини.

5.

Чужое имя

, автор: КОТ, PG-13, СБ, ДП, drama/general, мини.

6.

Волшебные палочки

, автор: КОТ, G, ДП, general, мини.

7.

Наследник древнейшего и благороднейшего дома

, автор: КОТ, G, РБ, СБ, drama, мини.

8.

Восемь с половиной

, автор: КОТ, PG-13, СБ, angst, мини.

9.

Паразит

, автор: КОТ, G, СБ, general, мини.

Гет:1. Strange girl, автор: КОТ, АБ/ТТ, G, romance, мини, закончен.

2.

Счастье

, автор: КОТ, PG, СС, ЛП, НМ, СБ, АД, romance, миди, закончен.

Рядовой

Группа: Читатели

Сообщений: 1

Награды:

Репутация:

Статус: Offline

КАНОН СЛЕГКА РАЗДВИНЕМ…

Автор: AlexGor.
Рейтинг: NC-17 (NC-21).
Направленность: гет, фэмслеш.
Пэйринг: Гарри/Джинни; Рон/Гермиона; Джинни/Гермиона.
Размер: макси.
Жанр: романтика, юмор.
Предупреждение: эпизоды с PWP, инцест.
Статус: закончен.
Саммари: то, о чем тетушка Ро предполагала, но не стала описывать, «дабы не провоцировать взрыв подростковой беременности в Великобритании», тайным эротоманам посвящается, красивый отвязный секс – естественное состояние настоящей ведьмы.

«Джоан намекнула мне: «Волнуйся насчет седьмой книги – тебе придется сделать нечто ооочень большое!» Но я все равно была шокирована, когда узнала, что в финале мне придется выйти замуж за Гарри».

«Мы часто об этом говорим (о сексе), да. Мы же выросли вместе, поэтому часто смеемся над этой темой».

«Это как-то странно. Странно видеть, как некоторые сайты обо мне пишут – здорово, что они меня поддерживают, но могут и безумствовать немного! Я уже прочла пару идиотизмов на свой счет».

Бонни Франческа Райт – Джиневра «Джинни» Молли Уизли

Добавлено (27.09.2009, 17:03)
———————————————
Глава 1. Лето 1996 года.

Это были бы мирные, счастливые каникулы, если бы в «Ежедневном пророке» не появлялись чуть ли не каждый день сообщения о загадочных несчастных случаях, о пропавших без вести, а то и погибших волшебниках. После завтрака «золотая троица» собралась в комнате Рона и расселась на ковре вокруг маленького столика для задушевного разговора… Джинни мило улыбнулась Гарри во время завтрака… – Как она выросла, – подумал Гарри, – уже не маленькая сестренка Рона… а почему ее нет с нами…? Позвать ее самому? Но… нет… не так это просто…

Добавлено (27.09.2009, 17:05)
———————————————
– Гермиона, – позови, пожалуйста, Джинни, – попросил Гарри подругу, – а то она там с ума сойдет от Флегмы…
Гермиона взглянула на Гарри понимающим «гермионистым» взглядом и, выглянув из комнаты на лестницу, позвала подругу:
– Джинни, поднимайся к нам… если ты не занята…
– Да, спасибо, сейчас иду…
В комнату вошла стройная, на вид даже хрупкая девушка с длинными прямыми распущенным рыжими волосами, которые переливались и играли солнечными бликами… прекрасные карие глаза с изящным миндалевидным разрезом… Джиневра (Джинни) Молли Уизли… 11 августа 1981 года рождения… четырнадцать полных лет… уже очень скоро пятнадцать… первая девочка из волшебного мира… которую Гарри увидел на платформе девять и три четверти… Гарри невольно залюбовался ей. Джинни улыбнулась всем и села на пол рядом с Гарри напротив Рона и Гермионы…
– Я подумала, что у вас опять секреты…, секретная информация…, – начала Джинни.
– У меня нет секретов от лучших друзей, – ответил Гарри…
– Очень мило с твоей стороны, но я думаю, секреты все-таки есть…, – продолжила сестра Рона.
– Дамблдор будет в этом году индивидуально заниматься со мной, – как бы, между прочим, произнес Гарри.
– Ух, ты! Наверно, какая-то сверхмощная магия, необходимая для поединков… для дуэлей… ведь директор одолел Грин-де-Вальда в свое время…, – восхищенно произнесла Джинни.
– Да это круто! – воскликнул Рон.
– Я вот что хотел сказать, – развивал свою мысль далее Гарри, – нам всем надо заниматься, готовиться… к битве…, кто будет преподавать защиту?… Слизнорт показался мне… не совсем тем преподавателем, который нужен… если бы Грюм или Люпин вернулись… а не то придется собираться опять в Выручай-комнате… Кстати Джинни у тебя очень мощно получается Летучемышиный сглаз… по-моему его ни кто не может выполнить толково… а как ты классно приложила того Пожирателя Смерти во время боя в Министерстве магии… Редукто… Петрификус Тоталус… У тебя появилось фирменное заклинание… так сказать твой любимый «конек»…
– Да, спасибо, у кого-то фирменный «конек» это Экспеллиармус… а у меня шустрые мышки…, – улыбнулась довольная Джинни.
– Кстати, о «коньке», у тебя очень крупный Патронус – лошадь или конь…, не пони, не маленькая лошадка… у меня олень, у других ребят более мелкие животные… ни драконов, ни тигров не было… а получился он у тебя с первого раза…, – продолжал Гарри, открывая Джинни с новой для себя стороны…
– Спасибо Избранный! Заметил, наконец, – засмеялась рыжая.
– Ну, я всегда… ты мой лучший друг… как Рон и Гермиона, – ответил слегка неуверенно Гарри, – только вот в школе мы мало общаемся, у тебя свои друзья однокурсники…
– Вообще-то друг у нее сейчас с нашего курса, кажется Дин Томас, – мило вступила в разговор Грейнджер.
– Гермиона! – возмутилась Джинни…
– Но ведь что бы вызвать Патронуса необходимо очень мощное счастливое воспоминание… у меня вообще где-то с пятого или с седьмого раза получилось… когда Люпин учил меня на третьем курсе…, – продолжал Гарри…, – я вспомнил первую встречу с родителями… в зеркале Еиналеж… первый полет на метле не прошел… не получилось… не то… а что представила ты…?
– Это очень личное… воспоминание… я не могу… пока не могу… сказать…, – тихо ушла от ответа Джинни.
– Ну, я всегда представляю себя с кубком по квиддичу в руках… неплохо и кубок в межфакультетском соревновании тоже…, – подключился к разговору Рон.
– Ну, у меня про то же… хотя раньше я представляла, что сдала все экзамены на «Превосходно»…, сейчас правда… ну в общем можно… это когда Рона с кубком несли на руках всем факультетом после победы на пятом курсе и первый раз хорошо приложили головой об входную дверь и второй – об притолоку…, – засмеялась Гермиона.
Рон улыбался и выглядел очень довольным.
– Кажется, сестренке есть, что скрывать…, – ухмыльнулся брат.
– Значит, секреты все-таки есть? – продолжил Гарри и пристально посмотрел на Джинни. Она смотрела перед собой и густо краснела.
– Вам что, нравиться вгонять меня в краску? – спросила Джинни.
– Да! – твердо ответили довольные Гарри и Рон одновременно.
– Спасибо за откровенность, милые…, – ответила им уже Гермиона.

Добавлено (27.09.2009, 17:06)
———————————————
Вечером того же прекрасного теплого дня вся четверка собралась в комнате Рона. Непринужденный разговор… шутки… Затем все вышли на большой балкон напротив комнаты, чтобы полюбоваться великолепным закатом… Гарри заметил вдалеке зеркало пруда с небольшим песчаным пляжем и подумал, что неплохо было бы там искупаться… Он спросил об этом Рона… Друг ответил что там Уизли и купаются в жару… лучше чем на Канарах или Лазурном берегу… Предложение на завтра искупаться всеми было единогласно принято… Джинни заверила Гермиону, что лишний купальник для нее как для девушки с одинаковой с ней фигурой у нее всегда найдется… А шуточка Рона, что без купальника было бы еще лучше, получила шутливый коллективный отпор обеих девушек с намеком на легкое членовредительство у страждущих…

Добавлено (27.09.2009, 17:06)
———————————————
***

На следующий день, после завтрака, когда Рон и Гарри уже во всю ныряли и плескались в пруду, на пляже появились две грации в купальных халатиках… очень мило, с улыбками, почти одновременно их сбросили и оказались в двух одинаковых милых бикини, но разной расцветки… Увидев ярко освещенные солнцем точеные стройные фигурки двух прекрасных девушек Рон и Гарри засвистели и учинили легкое буйство в воде, изобразив полный восторг и восхищение от увиденного… Девушки медленно и грациозно вошли в воду и тут же подверглись шутливому нападению двух боевых пловцов… после нескольких тумаков и пинков мальчики стали вести себя почти прилично… Они ныряли, плескались и дурачились. Но в конце концов Гермиона оказалась на руках у Рона, а Джинни на руках у Гарри… мальчики кружили их в воде… Правда когда Джинни заметила, нет… почувствовала, что Гарри поддерживает ее не только на двух руках под спинку и под коленки, а еще кое-чем острым… под задницу… между милых складочек нижней части купальника…
– Гарри…, пожалуйста…, не шали…, у меня уже есть парень…, – прошипела – прошептала Джинни.
– А мне все равно…, – смеясь, ответил Гарри.
– Мне не все равно! – как отрезала Джинни.
На широком покрывале расположились для загара, девочки в центре… на своих сексуальных животиках, мальчики по бокам… кто рядом с кем вы уже догадались… Гарри очень боролся с искушением погладить делавшую вид, что она дремлет Джинни по ее прекрасной и загорелой гладкой коже спины, покрытой блестящими и переливающимися на солнце каплями воды… рука останавливалась… медленно… почти… почти…
Миссис Уизли прервала эту пытку…
– Я вижу, вы все неплохо отдохнули и искупались, – громко произнесла незаметно подошедшая на пляж мама Джинни и Рона. Рука Рона мигом соскочила с талии (или попы… не видно…) Гермионы и все четверо быстро вскочили с покрывала… – Очень извиняюсь, что прерываю вашу идиллию или пастораль, но требуется кое-какая помощь по дому…
– Хорошо, что не надели купальники из одних веревочек, или тот из трех треугольничков, материи не хватит и на зубную нить, – тихо прошептала Гермионе Джинни, – мама бы этого не поняла…
– Очень хорошо, а то эти два маньяка нас бы изнасиловали в извращенной форме прямо на этом милом пляже, не дав даже дойти до воды, – улыбнулась подруге Гермиона.

Добавлено (27.09.2009, 17:07)
———————————————
***

Гарри сидел в комнате Рона с друзьями и думал… Он участвовал в разговоре, но мысли его были далеко… Кажется Гермиона догадывается… Его роман с Джоу закончился, им не то что разговаривать, а и смотреть теперь друг на друга не ловко… Джинни… Как она выросла… какая красивая… смелая… умная… Куда же ты дурак три года смотрел? Упустил… Безвозвратно упустил… У нее парень… уже не первый… крутой… Дин Томас… не тот мрачноватый тип… Майкл Корнер…
– Гарри… Гарри! – повторила Гермиона, ты где-то далеко…
– Я… здесь…, – тихо ответил Поттер.
– Мозгошмыга словил? – улыбнулся Рон.
– Я говорила, что Джинни, Рон и другие члены твоей команды по квиддичу будут… обязаны пройти отборочные испытания перед новым сезоном… автоматически никто в команду не попадет, даже если он играл за факультет в прошлом победном учебном году… А ты капитан! Тебе еще припомнят, что половина команды твои лучшие друзья…
– Да я за каждого своего лучшего друга готов жизнь отдать… за Джинни… за Рона… за Гермиону…, – твердо и торжественно ответил Гарри.
– Очень мило с твоей стороны, что я первая в твоем списке, – улыбаясь произнесла входящая в комнату Джинни, – а за Невилла или Полумну?
– Я… готов… А вы? – ответил и спросил слегка опешивший Гарри.
– Тебе уже ничего не надо доказывать, – тихо продолжала Джинни, усаживаясь рядом, – в Тайной комнате ты все давно доказал… как меня Дамблдор не выпер из Хогвартса еще на первом курсе… он со мной беседовал… отдельно… после тебя…
– Невероятно! – прошептали пораженные Гарри и Рон.
– Мне показалось, что он был скорее не рассержен… а удивлен…, – продолжала Джинни.
– Удивлен тем, что сопливая первокурсница шесть месяцев упорно сопротивлялась дневнику Тома Реддла, просто пропитанному черной, злобной и коварной магией…, так что ему пришлось применить все свое адское обаяние, чтобы заставить Джинни сделать то, что ему было нужно… а ведь это была одна из попыток Волан-де-Морта вернуться в наш мир…, – произнесла Гермиона.
– Я думаю, что Дамблдор увидел перед собой сильную и талантливую волшебницу… в будущем…, – медленно произнес Гарри.
– И он не ошибся… еще и очень красивую, теперь…, – добавил Рон.
Джинни опять покраснела.
– Вы опять… меня перехваливаете…, – тихо ответила Джинни.
– Звучит как песня, как изящный комплимент… кое-кто на тебя кажется, наконец, запал, протер глаза… или очки…, – улыбнулась Гермиона.
– Гермиона! – хором возмущенно ответили ей Гарри и Джинни.
– Ну и прекрасно, Джинни сейчас даст отставку Дину и все будет окей, – начал развивать эту тему Рон.
– С какой стати? – слегка возмущенно возразила Джинни. – Мы только начали встречаться… роман в самом начале… он милый… крутой… он умеет развлечь девушку… Гарри где-то шлепал (хлопал) ушами и хлопал (шлепал) глазами… очки запотели…? У него конечно очень интересная насыщенная личная жизнь… и мне в ней пока не было места… я не буду встречаться с двумя парнями одновременно… это не правильно… это дурной тон… я уже давно не влюбленная в Гарри безмозглая юная дурочка… я, как выражается Рон – уже давно отсохла от Гарри… Джинни встала с ковра. – Вы в своем треугольнике разберитесь сначала…
– А что у нас не понятно? – возмущенно спросил Рон.
– А то, что крепкая и искренняя дружба между парнем и девушкой всегда заканчивается в одном месте, – и Джинни похлопала рукой по покрывалу на кровати Рона. – А если парней двое и девушка одна? Ваша дружба это выдержит? Представьте что меня нет… не существует…
– Что ты имеешь в ввиду? – спросил потрясенный ее речью Гарри.
– А еще и то, что возможно, рано или поздно Гермиону придется делить! – громко произнесла Джинни и пулей вылетела из комнаты.
– Во дает! Женщины! – с чувством знатока произнес Рон.
– Она успокоится и возьмет себя в руки, – начала Гермиона отвечая на немой вопрос Гарри, все это означает, что ты ее не упустил… ты ей не безразличен… она даже тебя Гарри слегка ревнует… ко мне… запасись терпением… и лишний раз не доставай ее… она и так будет всю ночь реветь у меня на… плече…

Добавлено (27.09.2009, 17:07)
———————————————
***

Опасную тему старались больше не поднимать… однако Гарри и Джинни не могли долго делать вид, что между ними ничего не случилось… в один из вечеров разговор опять приблизился к теме дружбы и любви… Джинни конечно извинилась за то, что она им всем наговорила… Но настырный Рон все-таки решил выяснить, чем Дин Томас может развлечь девушку… Джинни огрызалась…
– Гермиона, помнишь четвертый курс… статья Риты Скиттер про мое разбитое тобой сердце… про самое маленькое яйцо на Пасху для тебя от миссис Уизли… как я объяснялся с ней, что ну не влюблялся я в Гермиону…, – вспоминал Гарри.
– У нас очень долгая совместная жизнь Гарри, чего только в ней не было, – смеялась Гермиона.
– А особенно Викки…, – съязвил Рон.
– Вообще-то Виктор Крам был моей первой любовью, – уже серьезно сказала Гермиона. – Любовь, конечно, прошла, у него уже есть невеста, но приятные воспоминания остались… вы ведь с Гарри не удосужились пригласить меня на Рождественский бал первыми… нашлись люди, которые заметили, что я стоящая девчонка – твоя запоздалая оценка Рон…
– Ну, извини, мы тогда тормозили, Гарри сказал, что легче сражаться с Венгерской хвосторогой, чем пригласить девочку…, – уже более миролюбиво продолжил Рон.
– Неужели меня было так страшно пригласить, врунишки… мы с Джинни хорошо знаем, на кого вы тогда охотились… на Джоу и Флер… бедные вы наши… ладно… проехали… люди не всегда женятся или выходят замуж… связывают свое будущее с тем, с кем испытали первую любовь…, – продолжала Гермиона.
– А Крам со мной на опушке Запретного леса беседовал серьезно, он… воспринимал меня как соперника… как равного… пришлось подробно объяснять…, – вспоминал Гарри.
– Гарри, ты ведь Избранный, ты знаменитость, любая девчонка Хогвартса готова стать твоей… даже слизеринка… только помани… дай надежду…, – провоцируя Гарри вступила в разговор Джинни.
– Мне не нужна любая… школа битком набита красивыми ведьмами с идеальным лицом и фигурой… вот с мозгами, смелостью, смекалкой, решительностью… проблемы…, – ответил Гарри.
– А у тебя высокие стандарты, Избранный! – заявила Гермиона.
– С Джоу… все плохо закончилось… я не могу так быстро… любовь… первая любовь… может приносить боль… даже отчаяние…
– Но кто-то уже есть на примете…, к которой ты не равнодушен…, – продолжала подруга, можешь ее назвать… или хотя бы описать…
– Назвать не могу… могу показать… – Прямо как Реддл в дневнике, – подумал Гарри…
– Ну и кто она, если не секрет? С кем мне соперничать на этот раз? Кому сыпать или подливать отравленное зелье, наводить порчу… устраивать мелкие женские гадости? – игриво спросила Джинни.
Гарри повернулся к Джинни и посмотрел ей прямо в глаза:
– Эта девушка сейчас отражается в моих зеленых глазах, другой мне не нужно…, – четко ответил Гарри сверля взглядом Джинни.
Джинни отвернулась, вздохнула и произнесла уже серьезно:
– Гарри, мы на эту тему уже говорили… не торопи меня… не спеши…
– Я подожду. Я это заслужил! Я был полный слепец, идиот…
– Гарри, теперь не меня выбирают, а я выбираю с кем встречаться…
– Ах, так! Тогда пари… Рон дай руку… Гермиона разбей… Итак: Джинни первая бросит Дина и при всех повиснет у меня на шее и первая поцелует меня… на глазах всего факультета…, – произнес Гарри и только потом с ужасом понял, что он наделал… что сказал…
– Ты дурак! Ты окончательно зарвался! Избранность голову вскружила? Ты что о себе возомнил? Ты Великий Неотразимый Гарри Поттер! Надежда и опора волшебного мира? – заорала Джинни выскакивая из комнаты.
– Именно так и есть, милая! – не смог остановиться Гарри.
– Перебор, дружок, – произнес Рон.
– Гарри, что ты наделал? Крышу окончательно сорвало? Вы теперь будете мучить друг друга и меня с Роном? Что на тебя нашло? – искренне возмутилась Гермиона.

Добавлено (27.09.2009, 17:08)
———————————————
***

Ночь. Джинни лежала на груди у Гермионы и рыдала… проклиная этого тупого, наглого, самодовольного и самовлюбленного индюка… но все-таки такого милого… Гарри…
– Что он наделал? Он все испортил! Что мне делать? – всхлипывала Джинни.
– Потерпи родная… просто потерпи милая… все встанет на свои места… время лечит… пока просто мило ему улыбайся… а затем заставь его ревновать… встречайся с Дином… целуйся и обнимайся с ним… так чтобы Гарри это видел… да он будет медленно гореть внутри… он умеет скрывать свои чувства… прятать за маской… заставь его думать о тебе… ежедневно… каждую ночь… он сойдет с ума… он уже жалеет о заключенном дурацком пари… пусть помучается… крепче влюбиться… и уже не допустит ошибки… не отпустит тебя… никогда…, – успокаивала подругу поцелуями Гермиона.
– А как быть с Дином? Это пытка…
– А это уже, как говориться, вопрос к тебе, дорогая… так получилось… не заморачивайся… развлекайся… пусть эти самодовольные козлы страдают… ты ждала три года… сейчас нельзя дергаться и делать… резких движений… почаще улыбайся… твоя улыбка сведет бедного Гарри с ума… и тогда он твой… навсегда…
Они еще не возлюбленные… не любовницы… но степень их полного духовного родства… одна начинает фразу… вторая ее заканчивает… если у одной возникает серьезная и трудная проблема… то вторая ее решает изящно и красиво… они понимают друг друга с полуслова… с полутона… с полунамека… крепкая искренняя дружба должна была вот-вот перерасти в нечто большее между двумя девушками… не хватало только толчка…

Добавлено (27.09.2009, 17:11)
———————————————
Глава 2. Шестой курс.

Аморотенция подтвердила, что Гарри влюблен именно в Джинни… При разговорах с Роном он этой темы не касался… увидев реакцию Рона на застигнутых целующимися в тайном проходе Джинни и Дина, Гарри решил, что он никогда не поставит под угрозу его дружбу с Роном… пусть все идет как идет… о дурацком пари почти забыли… Но не тут-то было… Лаванда Браун… Лихо закрученный роман Рона (Бон-Бон) с Лавандой (Лав-Лав) развивался на его глазах, на глазах Джинни, ставшей презирать брата – гнусного лицемера (все углы в замке обтерли, липнут друг к другу как пара угрей… это ее еще мягкие комментарии…), но что самое худшее – на глазах несчастной Гермионы… она страдала… безумно ревновала… Гарри ее утешал… но истинное утешение бедная Гермиона нашла в объятиях и в поцелуях лучшей подруги… у Джинни. Они… стали любовницами… невероятно… Но как это получилось? Теперь ночами на груди у Джинни ревела Гермиона, а Джинни ее успокаивала… потом этот нежный поцелуй… такой соленый от слез… кто был инициатором?… наверное, все-таки Джинни… а Гермиона неожиданно для себя ответила на него… это случилось… позднее полностью обнаженные и обалдевшие от того что они сделали… они лежали рядом в объятиях друг друга на кровати Гермионы с опущенным пологом… смотрели в потолок и соображали над тем, что же все-таки случилось?… как это произошло?… Конечно, Гермиона на следующий день сразу отправилась в библиотеку… получив специальное разрешение у Макгонагалл на особый отдел запретной секции… кажется профессор очень внимательно на нее посмотрела, когда поняла что эту отличницу и всезнайку заинтересовало… любовный аспект шабаша ведьм, мужчинам-магам вход запрещен и все такое… неужели это так заметно?… Парвати и Лаванда мило ухмылялись… но девичья солидарность… или что-то еще… об их тайне никто не узнал… нет, конечно, и другие девушки в Хогвартсе ставили подобные эксперименты… когда же еще их ставить… ведь когда ни будь любую женщину спросят или спросит любимый мужчина (у него в голове это одна из любимых сексуальных фантазий) – была ли она лесбиянкой…? и она гордо ему ответит что да… была… целых двадцать минут… в школе… в колледже… и ей… не понравилось (может соврать)… Да… поэтесса Сафо… греческий остров Лесбос… античный мир и все такое… Куча книг, вплоть до инструкций как это делать правильно… Но все-таки они вместе пришли к единому мнению, что они не лесбиянки… нет… скорее би… ибо они выяснили после этого окончательно, что Джинни любит Гарри, а Гермиона – Рона… и эти мерзавцы так заставили их страдать… так обошлись с их тонкими, искренними и очень нежными чувствами к этим брутальным самцам…

Добавлено (27.09.2009, 17:12)
———————————————
Вечер приближался… Гарри только что завершил, извиняясь, излагать Гермионе взгляды Рона на его отношения с Лавандой… он ей (Гермионе) ничего не обещал… они живут в свободной стране… долго ли это продлиться? Гарри добавил от себя, что возможно Рон таким образом тренируется… жалкая ложь… Гермиона знала, что это слова Джинни… легче ей не стало… она попрощалась с Гарри, чмокнув его в щеку и поспешила к себе в спальню… навстречу ей шла слегка улыбавшаяся Парвати:
– Тебя там кое-кто ждет…, – заговорила с ней индианка, я… мы… будем поздно…
– Спасибо, Парвати…, – тихо ответила Гермиона.
На ее кровати, на животе лежала Джинни…
Гермиона тихо села рядом… Джинни перевернулась на спинку и взяла возлюбленную за руку.
– Ты снова плакала, любовь моя…, – прошептала рыжая.
– Гарри пытался меня успокоить… даже говорит твоими фразами…
– Значит, он ко мне прислушивается…
– Он любит тебя… да он ловит каждый твой взгляд… он сходит по тебе с ума… у вас все будет хорошо… Когда я ему как бы между делом сообщила, что ты опять поссорилась с Дином… ты бы слышала как дрожал его голос… когда он пытался как бы невзначай уточнить причину…
– Что делать с этим дурацким пари?
– А ничего… выиграете финальный матч и прыгнешь верхом на бедра к капитану на глазах у всех… глубокий поцелуй и все… он твой… навсегда…
– Ты сумасшедшая…
– Готова выслушать другие разумные идеи и предложения…
– А что делать с Роном?
– Лаванда дура набитая… и если я не ошибаюсь… Рон все-таки умнее ее… надеюсь… что если кроме поцелуев и объятий… фу… ничего их не объединяет… она скоро начнет его тяготить… и они расстанутся… немного терпения… правда он трусишка… первым ее не бросит… будет мучаться…
– Мы ему поможем…
– Иди ко мне…
Они слились в глубоком и чувственном поцелуе. Нежно начали раздевать друг друга… опустился полог… зажглись волшебные свечи (нет, пожара как Дамблдор на четвертом курсе они не устроят… свечи разработала Гермиона…) запах благовоний медленно наполнил спальню… Они завершили жаловаться друг другу на своих мальчиков и полностью сосредоточились на своих ощущениях… Гермиона перевернулась на спинку, Джинни нависнув над подругой, начала нежно целуя упругую и свежую кожу Гермионы, двигаться к ее прекрасным грудям… Гермиона закрыла глаза… ее дыхание стало глубоким… она прикусила нижнюю губу, когда подруга начала целовать ее соски и нежно касаться их кончиком языка… Джинни двинулась вниз, нежно целуя плоский сексуальный животик, а ручками продолжая ласки груди. Джинни подумала – если бы мальчики могли это увидеть! У них точно бы снесло крышу… Далее она слегка касаясь кожи, нежно дуя на нее, стала медленно ласкать лобок подруги… Гермиона положила свои руки на голову Джинни и стала перебирать ее длинные рыжие волосы… Нет сразу туда Джинни не пошла, хотя Герми начала медленно раздвигать свои прекрасные и стройные ножки… она стала двигаться по внутренней поверхности бедер возлюбленной… где кожа такая нежная… Тихий стон Гермионы подсказывал, что она на верном пути… Наконец Гермиона не выдержала этой сладостной пытки и прижала своими ручками голову Джинни к своему нектару вечного наслаждения… источнику вечной радости… Джинни уже вполне уверенно освоила технику куннилингуса, с особенностями того, что обе девушки были девственницами… свою девственность они решили подарить своим милым возлюбленным… когда они наконец повзрослеют… и поумнеют… Джинни медленно вела Гермиону к оргазму… ее выделения были очень приятны на вкус… Громкий стон… судороги… тело подруги выгибалось… о Мерлин… как я счастлива… сейчас… Через некоторое время Гермиона повторила с Джинни эту прекрасную и чувственную сцену… мощный и яркий оргазм потряс тело рыженькой… тепло, нараставшее в ее маленьком дружке внезапно ударило в бедра… в низ живота… сладостная судорога свела все тело… она отключилась… Сделали небольшой перерыв… отдохнули…

Добавлено (27.09.2009, 17:13)
———————————————
– Сегодня попробуем кое-что новенькое…, – начала Джинни…
– Только не туда…, – ответила Гермиона.
– Нет, не туда и не туда…, – засмеялась подруга.
– Поза шестьдесят девять? – уточнила Гермиона…
– Ну… да…
Джинни легла на спину… Гермиона легла на нее сверху… медленно и неспешно повернувшись вокруг своей оси… Перед Гермионой открылся прекрасный вид покрытого капельками пота плоского сексуального животика рыженькой… небольшая стрелочка интимной стрижки рыжего цвета на крутом лобке… я это вижу раньше Гарри… и делаю с ней это… но ее мысли прервал нежный легкий поцелуй возлюбленной в ее нижние губки… сладостная судорога свела ее бедра… Гермиона опустила свое личико к губкам Джинни… справилась с волнением и дрожью… слегка подула на красивые, красненькие и нежные губки… девушка застонала… Гермиона нежно прикоснулась к освобожденному эрегированному маленькому дружку подруги, провела язычком по капюшончику, милым складочкам… пробуя на вкус выделения из влагалища любимой… постепенно приступая к более смелым ласкам… нежно и не спеша… координируя свой действия… помогая подруге… девушки впервые попытались достичь одновременного оргазма… почти получилось… одновременно… все проблемы и недоразумения прошедшего дня забылись… они легли рядом… поцеловались и обнялись… затем они провалились в крепкий и глубокий сон, который уже не тревожил ни несчастный Гарри, ни неблагодарный Рон…

Добавлено (27.09.2009, 17:13)
———————————————
***

Холодное Рождество в Норе… Без Гермионы… Они конечно общались… но Гарри в основном общался с Роном… иногда к ним присоединялась и Джинни… но она не простила брата за то, как он поступил с ее подругой… возлюбленной… Джинни улыбалась Гарри… но откровенно поговорить они не могли… она сняла с его шеи часть Кикимерова подарка… кормила тартинками с рук… даже шнурки на зимних ботинках… перебор… все это конечно было очень мило… но… откровенного разговора она явно избегала… Чудовище в груди Гарри рвалось на волю… Только один раз они остались наедине… на балконе… любуясь закатом… она поняла его без слов… его красноречивый взгляд…
– Гарри, милый… хороший… потерпи еще немного… мне надо разобраться в себе… в своих чувствах к Дину… к тебе… ты сам виноват… твое дурацкое пари…
– Да забудь ты о нем…
– Нет Гарри… Рон и Гермиона были свидетелями… пари в волшебном мире… имеет значение… я не могу сдаться так просто…
– Ты мучаешь меня… себя…
– Я знаю… милый…
На балкон вышел Рон и им пришлось сменить тему разговора…

Добавлено (27.09.2009, 17:14)
———————————————
***

Финальный матч года… Гарри был в курсе того, что Джинни и Дин расстались… поссорились… он косвенно стал причиной последней ссоры… когда он не нарочно… случайно толкнул Джинни в проходе в мантии–невидимке… надежда пылала в его груди… но тут… поединок с Малфоем… Сектумсемпра… наказание у Снегга… все… он не поведет свою команду к победе в финальном матче сезона… Рон наденет его капитанскую повязку… Джинни будет играть за ловца… против Джоу… Дин за загонщика… если они победят, то возможно на радостях… они помирятся… тогда все… всему конец… он не переживет этого… Он летел к гостиной факультета… сейчас все станет ясно…
– Quid agis? – поинтересовался он на всякий случай у Полной Дамы, гадая, что его ожидает.
Понять что-либо по лицу Дамы, ответившей: «Сам увидишь» – было невозможно.
Она отступила в сторону, открывая Гарри дорогу.
Из-за спины Полной Дамы вырывался торжествующий рев. Едва увидев разинувшего рот Гарри, все, кто только был в гостиной, завопили; сразу несколько рук втянули его внутрь.
– Мы победили! – проорал Рон, который возник прямо перед ним, размахивая Кубком. – Победили! Четыреста пятьдесят против ста сорока! Победа!
Гарри огляделся: Джинни летела к нему, на ее сияющем лице застыло решительное выражение, она прыгнула на него и обвила шею руками. И он, ничего не успев подумать, забыв о том, что на них смотрят человек пятьдесят, не успев даже понять, что делает, поцеловал ее.
Прошло несколько долгих мгновений или, может быть, полчаса, а то и несколько солнечных дней, прежде чем они оторвались друг от друга. В гостиной стояла полная тишина. Но вот кто-то присвистнул, откуда-то донесся нервный смешок. Гарри, взглянув поверх головы Джинни, увидел Дина Томаса с треснувшим бокалом в руке, и Ромильду Вейн, которую, казалось, подмывало чем-нибудь в него запустить. Гермиона сияла улыбкой (Рон уже расстался с Лавандой и настроение Грейнджер теперь было прекрасным, а увидев лучшего друга и возлюбленную в объятиях друг друга она испытывала искреннюю радость… ну если честно то и светлую зависть тоже), однако взгляд Гарри искал Рона. И наконец отыскал: он еще сжимал Кубок, но выглядел так, точно его ахнули дубиной по голове. Долю секунды они смотрели друг другу в глаза, потом Рон слегка дернул головой, что Гарри истолковал как: «Ну, раз уж без этого не обойтись…»
Существо, обитавшее в груди Гарри, торжествующе взревело, он перевел взгляд на Джинни, улыбнулся ей и молча повел рукой в сторону портрета. Обоим, безусловно, требовалась долгая прогулка по окрестностям замка – надо же было поговорить о прошедшей игре. Если они найдут для этого время.
Они вышли на берег гладкого как зеркало озера… на то самое место… из Омута Памяти Дамблдора… где Джеймс безуспешно пытался завладеть вниманием Лили… где измывался над Снегом… Они расположились на траве, счастливо сжимая друг друга в объятиях, весело смеясь и целуясь. Все напряжение последних дней, недель, месяцев спало… случилось то, что должно было рано или поздно случиться… Когда поцелуи прерывались, они вспоминали этот год, ставший пыткой для них обоих… Джинни пеняла ему на то, что из-за его дурацкого пари с Роном все так затянулось… она раза четыре серьезно ссорилась с Дином… но не могла переступить через свою гордость… о том, что она поступала так по совету Гермионы, Джинни промолчала… они, наконец, были счастливы… все-таки ты выиграл свое дурацкое пари… чертов Избранный…

Добавлено (27.09.2009, 17:17)
———————————————
***

Несколько счастливых дней… недель… Весть о том, что Гарри Поттер встречается с Джинни Уизли, произвела изрядный фурор – главным образом среди девочек, сам же Гарри в последующие несколько недель лишь дивился собственной новой, счастливой невосприимчивости к слухам. В конце концов, обнаружить, что о тебе болтают, потому что ты счастлив так, как очень давно уже счастлив не был, а не из-за твоей причастности к жутким, связанным с самой темной магией событиям, – перемена довольно приятная.
– Можно подумать, людям больше посплетничать не о чем, – сказала в один из вечеров Джинни, сидевшая на полу общей гостиной, прислонясь спиной к ногам Гарри и просматривая номер «Ежедневного пророка». – Три нападения дементоров за неделю, а у Ромильды Вейн только один вопрос ко мне и нашелся: правда ли, что у тебя на груди наколот гиппогриф?
Рон с Гермионой покатились со смеху. Гарри в их сторону даже не взглянул.
– И что ты ей ответила?
– Что у тебя там Венгерская хвосторога изображена, – ответила Джинни, неторопливо переворачивая газетную страницу. – Пусть считают, что ты настоящий мачо.
– Ну спасибо, – ухмыльнулся Гарри. – А Рона ты чем наградила?
– Карликовым пушистиком. Правда, я отказалась сказать, на каком месте он его наколол.
Рон недовольно нахмурился, Гермиона прыснула.
– Вы, знаете ли, не зарывайтесь, – сказал Рон, грозя Гарри и Джинни пальцем. – Если я вам чего разрешил, так я и передумать могу…
– Разрешил? – насмешливо переспросила Джинни. – С каких это пор мне требуется твои разрешения? И кстати, ты же сам говорил, что уж лучше Гарри, чем Майкл или Дин.
– Ну говорил, – нехотя согласился Рон. – Так это пока вы не начали целоваться и обниматься у всех на виду…
– Вот ведь ханжа паршивый! Вы-то с Лавандой не липли, что ли, друг к другу по всему замку, как пара угрей? А? Бон-бон? – поинтересовалась Джинни.

Добавлено (27.09.2009, 17:17)
———————————————
– Ну ладно… что бы все помирились… есть одна идея…, – начал Гарри, давайте после обеда соберемся все вместе на берегу озера… на нашем с Джинни месте… целоваться и обниматься на глазах Рона мы не будем… обещаем… почти… а вот Добби кажется, готов организовать небольшой пикник для старых друзей… так… столик… напитки… тыквенный сок… сливочное пиво… пирог из патоки… легкие закуски… шезлонги… немного магии… никто нам не помешает…
– Это просто замечательная идея! – счастливо улыбаясь ответила Гермиона, – правда Рон!
– Ну… в общем… да…, – сдался Рон.
– Ура! Принято! – хором ответили Гарри и Джинни.
После обеда, часам к 16.00, ребята расположились на берегу озера на небольшом ровном покрытым травой пляже переходящим в мелкий песок у самой воды… Добби с легким хлопком возник перед ними, слегка перепугав девочек, смутился, поклонился и, щелкнув пальцами, создал элегантный столик, уставленный фруктами, цветами, напитками и легкими закусками и два двухместных шезлонга по обеим сторонам от него… поклонился… и исчез с небольшим хлопком…
– Блеск! – одновременно хором произнесли восхищенные Рон и Гермиона.
– Огненного виски не будет, Добби не рискнул…, – улыбнулся Гарри.
– А разве оно нам нужно? – лукаво ухмыльнулась Джинни.
Когда все разместились… Гарри и Джинни не стали смущать друзей своими обычными играми (ничего страшного… так… поцелуи… объятия… и легкий петтинг…). Так как времени после обеда уже прошло достаточно, слегка перекусили… завязался дружеский милый и непринужденный разговор… вспоминали прошедший матч… понемногу снова возникла тема любви и дружбы… вспомнили и прошлое лето… любовные мучения всего учебного года… О том… что связывает обеих девочек… мальчики не догадывались…
– Я вот что подумал, – начал опасную тему Гарри, ведь если я не ошибаюсь… на первом и втором курсе у Гермионы не было подруг… мы подружились… после того прибитого Роном горного тролля… с мальчиками Гермиона нашла общий язык…
– Ну да… будет кто-то из девчонок дружить с умницей и отличницей… которая на голову всех умней…, – добавил Рон.
– И красивей…, – улыбнулся Гарри, посмотрев на Джинни…
– Вы меня решили вогнать в краску… как говорила в свое время Джинни… вы мне льстите… милые мои…, – улыбалась довольная Гермиона.
– Кажется в вашем золотом треугольнике нашлось решение… вот-вот найдется…, – мило добавила смеющаяся и счастливая Джинни.
– Я это называю… немного… чуть-чуть пришпорить обстоятельства…, – продолжал, улыбаясь Гарри.
– Вот интересно…, – развивала тему Джинни, – когда же мой такой решительный и немного брутальный братец обратит с

Бернард Вербер
Энциклопедия относительного и абсолютного знания

(en: “The Encyclopedia of Relative and Absolute Knowledge”, fr: “L’Encyclopedie Du Savoir Relatif Et Absolu”), 1993

Во многих древних языках – египетском, древнееврейском, финикийском – писались только согласные. Гласные олицетворяли голос. Графическое изображение гласных дает слову голос, а с ним жизнь и огромную силу.

В одной пословице говорится: “Если бы ты сумел правильно написать слово “шкаф”, он свалился бы тебе на голову”.

Китайцы думали точно так

В VIII веке самый крупный художник своего времени, By Даоци, был призван императором, который попросил его изобразить великолепного дракона. Художник нарисовал его целиком, но без глаз. “Ты почему глаза забыл?” – спросил император. “Если я нарисую глаза, он улетит”, – ответил By Даоци. Император стал настаивать, художник нарисовал глаза, и, согласно легенде, дракон действительно улетел.

В 494 году до н. э. армия персидского царя Дарил уничтожила город Милет, расположенный между Галикарнасом и Эфесом. Жители попросили архитектора Гипподамоса составить план восстановления всего города сразу. Ситуация для той эпохи была уникальной. Города в то время были постепенно и хаотично разраставшимися деревнями. Афины, например, были настоящим лабиринтом, состоявшим из нагромождения улочек, появлявшихся безо всякого общего плана города.

Возвести сразу средних размеров город – значило получить карт-бланш для создания Идеального города. Гипподамос ухватился за счастливую возможность. Он начертил первый геометрически рассчитанный город. Он хотел не только проложить улицы и построить дома, он был уверен в том, что изменение форм города изменит его социальную жизнь. Он придумал город с населением в 5040 человек, поделенным на три класса: ремесленники, крестьяне, солдаты.

Гипподамос решил создать искусственный, ничем не связанный с природой город. В центре его находился акрополь, от которого расходилось двенадцать лучей, делящих город, как пирог, на двенадцать кусков. Улицы нового Милета были прямыми, площади – круглыми, дома – совершенно одинаковыми (для того, чтобы между соседями не возникало зависти). Все горожане являлись гражданами с равными правами. Рабов в городе не было. Гипподамос не хотел, чтобы в городе жили артисты и художники. Он считал их людьми непредсказуемыми, порождающими беспорядок. Поэты, актеры и музыканты были изгнаны из Милета, город также был закрыт для бедняков, холостяков и бездельников.

Проект Гипподамоса состоял в том, чтобы сделать Ми лет механической, совершенной, никогда не дающей сбоев системой. Никаких новшеств, ничего оригинального, ни одного человеческого каприза – так не дается шансов возникновению вредных факторов. Гипподамос придумал понятие “правильно организованный”. Правильно организованный гражданин вписывается в порядок города, правильно организованный город вписывается в порядок государства, да и само правильно организованное государство отлично впишется в космический порядок.

Иногда труднее быть заурядным, чем необыкновенным. Таков случай с обычным треугольником. Большинство треугольников равнобедренные (две стороны одной длины), прямоугольные (с одним углом в девяносто градусов), равносторонние (все стороны одной длины). Есть столько вполне определенных треугольников, что очень трудно нарисовать какой-нибудь не подпадающий под определение треугольника. Его нужно рисовать так, чтобы стороны как можно больше отличались друг от друга по длине. Но это не так-то просто. Просто треугольник не должен иметь прямого угла, то есть равного или превосходящего девяносто градусов. Ученый Жак Лубчанский с огромным трудом сумел начертить настоящий “просто треугольник”. И характеристики его… очень точны. Для приготовления хорошего “просто треугольника” надо взять половину разрезанного по диагонали квадрата и половину равностороннего треугольника, разрезанного по высоте. Приставив обе половины друг к другу, вы получите отличного представителя заурядного треугольника. Быть обыкновенным непросто.

Вот простой метод практической медитации.

Лягте на спину, слегка раздвиньте ноги, вытяните руки ладонями вверх вдоль тела, не касаясь его. Расслабьтесь. Начните упражнение с мыслей о крови, которая отливает от кончика каждого пальца ног и поднимается к легким, чтобы обогатиться. Выдыхая, представьте себе насыщенную кровью легочную губку, посылающую чистую, осветленную, обогащенную кислородом кровь к кончикам пальцев ног.

Теперь, при новом вдохе, подумайте об усталой крови брюшной полости и пригоните ее к легким. Выдыхая, увидьте профильтрованную, полную жизненных сил кровь, вернувшуюся оросить вашу печень, селезенку, пищеварительный тракт, половые органы, мышцы.

Во время третьего вдоха притяните кровь сосудов пальцев рук, прополощите ее и отправьте обратно.

И наконец, еще глубже вдохните воздух в четвертый раз, призовите кровь мозга, прогоните все застойные мысли, отправьте их отсеиваться в легкие, верните в голову кровь чистую, полную энергии, кислорода, жизни.

Хорошенько представьте себе каждый этап. Очищайте свое тело в ритме своего дыхания.

“Канон” в музыке представляет собой чрезвычайно интересную конструкцию. Самые известные примеры канонов: “Братья Жак”, “Ветер свежий, ветер утра” и “Канон Пахельбель”.

Канон построен вокруг единой темы, чьи грани исполнители разрабатывают, сталкивая их между собой. Первый голос исполняет тему. Через какое-то время второй голос ее повторяет, затем ее подхватывает третий голос. Для построения канона каждый голос должен исполнить три роли:

Вывести основную мелодию.

Добавить аккомпанемент к основной мелодии.

Добавить аккомпанемент к аккомпанементу и к основной мелодии.

Конструкция имеет три уровня, в каждом из которых каждый элемент, в зависимости от положения, играет и главную роль, и второстепенную, и роль статиста.

Можно усложнить канон, не добавив в него ни единой ноты, просто меняя тональность, исполняя один куплет октавой выше, другой куплет октавой ниже. Можно также разнообразить канон, меняя темп исполнения. Сделать его быстрее: пока первый голос выводит тему, второй успевает повторить ее два раза. Сделать его медленнее: пока первый голос исполняет мелодию, второй замедляет темп пения в два раза. Третий же голос точно так же еще более ускоряет или замедляет исполнение темы, от чего появляется эффект разрастания или концентрации.

Обогатить канон можно и изменением мелодии. Когда первый голос, выводя основную тему, поднимается, второй опускается. Все это очень просто осуществить на практике, если нарисовать основные линии голосов так, как рисуют стрелки на картах боевых действий.

Люби своих врагов. Это лучший способ действовать им на нервы.

Инки верили в детерминизм и касты. У них не стояла проблема профессиональной ориентации: будущая карьера человека была известна с самого рождения. Сын крестьянина обязательно становился крестьянином, сын солдата – солдатом. Не давая ни малейшего шанса ошибке, касту обозначали прямо на теле младенца. Голову новорожденного с мягким еще родничком заковывали в специальные деревянные тиски, изменявшие форму черепа. Так инки добивались нужной, в соответствии с его будущими занятиями, формы головы человека: череп царя, например, должен был быть квадратным. Операция была безболезненной, похожей на ношение приспособления для исправления прикуса зубов. Мягкий череп в деревянном шлеме изменял свою форму. Таким образом, даже без одежды и покинутые свитой, сыновья царя оставались царями, их все узнавали, поскольку только они могли надеть корону, также имевшую квадратную форму. Черепам солдатских сыновей придавали треугольную форму. Для крестьянских детей была предусмотрена заостренная форма головы.

Так общество инков стало незыблемым. Никаких социальных перемен. Личные амбиции не представляли никакой угрозы действующему порядку, так как каждый формой своего черепа был раз и навсегда привязан к своему общественному положению и профессии.

Люди делятся на три группы. На использующих визуальный язык, на исиользующих аудиоязык и на использующих язык тела.

Люди первой группы (визуальный язык), не замечая того, говорят: “Видишь”, поскольку они общаются при помощи образов. Они показывают, наблюдают, описывают при помощи цветов, уточняют “это ясно, это неясно, это прозрачно”. Они используют такие выражения, как “розовые очки”, “все это уже видели”, “зеленая тоска”.

Люди второй группы (аудиоязык), не замечая, того, говорят: “Слышишь”. Они используют звучные выражения, напоминающие о музыке и шумах: “глухой пень”, “колокольный звон”, употребляемые ими прилагательные таковы: “мелодичный”, “нестройный”, “слышимый”, “шумный”.

Люди третьей группы (язык тела), не замечая того, говорят: “Чувствуешь”. Они оперируют ощущениями: “схватываешь”, “испытываешь”, “растекаешься”. Они используют выражения: “он сел мне на шею”, “хорошенький, так бы и съел его”, употребляемые ими прилагательные таковы: “холодный”, “жаркий”, “волнующий/спокойный”.

Принадлежность к группе можно определить по движениям глаз человека. Если его просят что-то вспомнить и он поднимает глаза к небу, это “визуальщик”. Если он смотрит в сторону, это “аудист”. Если он опускает глаза, словно ищет былые ощущения в себе самом, это “сенситивист”.

Понимание этого позволит вам воздействовать на представителя каждой из групп, играя в трех лингвистических регистрах. Затем можно идти дальше, создавая физические “ловушки”. Прикосновение к плечу собеседника в момент произнесения содержащих важную информацию слов станет, например, стимуляцией: “Я рассчитываю на тебя в том, что эта работа будет успешно завершена”. Впоследствии каждый раз, когда вы будете класть руку на плечо этому человеку, он будет вспоминать о вашей просьбе. Это одна из форм сенсорной памяти.

Будьте осторожны, не то можно добиться и противоположного эффекта. Психотерапевт, встретивший пациента похлопыванием по плечу и словами: “Ну что, мой бедный друг, лучше не становится?”, сведет к нулю лучшую в мире терапию и вернет больному все его страхи, если в момент прощания повторит свой жест.

Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера “Энциклопедия относительного и абсолютного знания”:

Оценка 3.3 проголосовавших: 9
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here