Молитва мира заступница

Детально: молитва мира заступница - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

МИРА ЗАСТУПНИЦА, МАТИ ВСЕПЕТАЯ…(любимая монастырская песня)

www.portal-slovo.ru/ Александрова Т. Л.

Юлия Валериановна Жадовская (1824 – 1883)

Юлия Валериановна Жaдовская родилась 29 июня 1824 г. в имении своего отца, с. Субботине, Ярославской губернии. Она появилась на свет с тяжелым физическим недостатком: у нее отсутствовала одна рука, а другая была короче, чем нужно, и на ней не доставало двух пальцев. Мать умерла, когда девочке был только год с небольшим, – ее воспитанием занялась бабушка с материнской стороны. И хотя маленькая Юлия была окружена любовью, она рано осознала и свое увечье, и сиротство – это наложило на ее характер отпечаток грусти. Ее отличала также глубокая религиозность и какое-то особое духовное рассуждение.

Когда ей было около пяти лет, ее стали учить читать, писать же девочка научилась сама, – бабушка не решалась принуждать ее к этому. В детстве Юлия уже много читала. В 15 лет ее отправили в Кострому, где сначала ее образованием занялась тетка, а затем, по желанию отца, она поступила в пансион. В пансионе учителем словесности был П.М. Перевлесский – впоследствии известный филолог. Заметив у своей ученицы проблески дарования, он стал заниматься с ней отдельно. Несмотря на физический недостаток, девушка была очень красива, – кончилось тем, что учитель и ученица полюбили друг друга. Но история их любви была коротка: отец воспротивился браку дочери с разночинцем.

Они оба молоды были,
И друг друга так нежно любили.
Мало счастья дано им в удел –
Им рассудок расстаться велел.
Они, бедные, плакали много,
И пошли в жизни разной дорогой. – писала впоследствии Жадовская. Отец очень любил дочь, но, обладая суровым и непреклонным характером, причинял ей немало страданий. Тем не менее, он не только не запретил ей писать стихи, но сам решил дать ход ее дарованию, и повез ее в Москву, где она завязала первое литературное знакомство – с М.П. Погодиным, и вскоре одно из ее стихотворений появилось в журнале “Москвитянин”. Позднее Жадовская познакомилась с Тургеневым, Вяземским и другими писателями.

Терпеть характер стареющего отца становилось все труднее. Чтобы получить хотя бы какую-то самостоятельность, в 1862 г. Юлия Валериановна вышла замуж за пожилого человека – доктора К.Б. Севена. Они прожили вместе 20 лет – Жадовская пережила его всего на год. Отец ее умер в 1870 г. и она, продав родовое имение в Ярославле, купила маленькое поместье в Костромской губернии, где и окончила свои дни. В зрелом возрасте она писала прозу, потом совсем перестала писать, но живо интересовалась литературой.
Начиная с конца 50-х годов Жадовская постоянно болела. Незадолго до кончины, видимо, предчувствуя ее, поэтесса писала брату: “Я желаю, под старость, сбросить всякую тень и бремя гнева или досады и умереть христианкой, и потому прошу вас не питать на меня зла и, в чем находите меня виновной, простить меня… Пусть закат нашей жизни озарится светом любви Христовой и взаимного всепрощения: “Да не зайдет солнце во гневе вашем”, и тем более солнце последнего дня вашей жизни”. Умерла она в июле 1883 г., – как писал ее брат, “скоропостижно, при довольно странных обстоятельствах”.

Свою литературную судьбу она тоже предчувствовала:

На бедный, грустный стих мой люди не ответят,
И, с многодумною и странною душой,
Я в мире промелькну падучею звездой,
Которую, поверь, не многие заметят.

Тем не менее, некоторые ее стихи получили широкую известность: это, прежде всего, стихотворение “Нива, моя нива…”, входившее во многие хрестоматии, романс “Я все еще его, безумная, люблю…”, наконец, – стихотворение “Мира Заступница, Мати Всепетая”, ставшее одной из любимых монастырских песен.

Молитва

Молю Тебя, Спаситель мой:
Смири во мне страстей волненье,
Избавь меня от искушенья,
Исполни кротости святой!

От грешных чувств, от гордых дум
Оборони меня, Спаситель, –
И озари мне, Искупитель,
Небесным светом бедный ум.
(1844 – 47)

Молитва

К Тебе, Всемогущий,
С душой утомленной,
Печальной и мрачной,
Измученной жизнью,
К Тебе возношусь я,
Мольбою усердной:
Пошли, Всеблагой, мне
Отраду святую;
Своей благодатью
Печальное сердце
Мое озари,
И ум помраченный,
Премудрость святая,
Молю, просвети!
(1844 – 47)

Искушение

Все спит вокруг меня спокойным, сладким сном;
Не сплю лишь я одна в безмолвии ночном!
Полна томительных с самой собою битв
Напрасно я ищу спасительных молитв,
Напрасно их зову на грешные уста –
Душа моя земным, ничтожным занята!
Ей грустно, тяжело! Есть слезы на очах,
Но я их лью… не о грехах!
(1844 – 47)

Молитва

Мира Заступница, Матерь всепетая!
Я пред Тобою с мольбой:
Бедную грешницу, мраком одетую,
Ты благодатью прикрой,
Если постигнут меня испытания,
Скорби, утраты, враги –
В трудный час жизни, в минуту страдания,
Ты мне, молю, помоги!
Радость духовную, жажду спасения
В сердце мое положи;
В царство небесное, в мир утешения
Путь мне прямой укажи!
(1844 – 47)

Жажда небесного

Исцели меня, Благость превечная!
Исцели мои раны сердечные!
Пред Тобою я в прахе лежу
И небесной отрады прошу.

О, возьми Ты все блага ненужные,
Услади мою душу недужную,
И божественной силой любви
Благотворно меня оживи.

Уничтожь во мне силой чудесною
Все земное, пошли мне небесное!
О небесном молю я в тиши –
Не отвергни молений души!
(1844 – 47)

* * *
Много капель светлых
В сине море падает;
Много искр небесных
Людям посылается.
Не из каждой капли
Чудно образуется
Светлая жемчужина
И не в каждом сердце
Искра разгорается
Пламенем живительным!
(1844 – 47)

* * *
Я все еще его, безумная, люблю!
При имени его душа моя трепещет;
Тоска по-прежнему сжимает грудь мою,
И взор горячею слезой невольно блещет.

Я все еще его, безумная, люблю!
Отрада тихая мне душу проникает,
И радость ясная на сердце низлетает,
Когда я за него Создателя молю.
(1844 – 47)

Для милых

Я стою перед иконой
И без слов молюсь;
Я молюсь Тебе, Создатель, –
Об одном прошу:
Пусть пошлется мне страданье, –
Дух к нему привык;
Пусть меня забудут скоро
Все, кого люблю.
Пусть забудут, пусть разлюбят;
Только, Боже мой,
Посылай им чаще радость,
Счастья посылай;
Если есть его на долю
У Тебя мою,
Эту долю моим милым
Раздели, молю.
(1847 – 1856)

Полночная молитва.

Тихо все; горит лампада;
Полночь бьет; пора, проснись;
Встань, дитя, с своей постельки,
Встань и Богу помолись,
Помолись за дальних братий, –
Может быть, вкруг них теперь
Льется кровь, летают пули,
Не без ран, не без потерь.
Все они бесстрашны в битве;
Беспредельная горит
В них любовь к Царю, к Отчизне, –
Храбрых смерть не устрашит.
Не забудь и тех, что пали
В битве жертвою святой,
Без тоски их, без печали,
Чистым сердцем помяни.
Встань, дитя, и на колена!
К Богу с теплою мольбой,
Чтобы знаменем победы
Осенил Он страшный бой.
(1847 – 1856)

В Москве

Предо мной Иван Великий,
Предо мною – вся Москва.
Кремль-от, Кремль-от, погляди-ка!
Закружится голова.
Русской силой так и дышит…
Здесь лилась за веру кровь;
Сердце русское здесь слышит
И спасенье, и любовь.
Старине святой, невольно,
Поклоняется душа…
Ах, Москва, родная, больно
Ты мила и хороша.
(1847 – 1856)

Видение пророка Иезекииля
Божиим духом и Божией волей
Я приведен был в широкое поле, –
И на пространном, пустынном погосте,
Груда на груде, лежали там кости,
Кости людские, покрытые прахом!
И обошел я все поле со страхом,
И услыхал я Всевышнего слово:
“Могут ли кости ожить эти снова?”
“Ты это знаешь, о Боже!” – сказал я…
Снова Всевышнего глас услыхал я:
“Сын человеческий! Этим костям
Ты передай, что скажу тебе Сам:
Кости сухие! – глаголет Господь:
Дам вам живую, горячую плоть,
Духом Своим на бездушных повею,
Семя бессмертья меж вами посею;
Все оживете вы, – как вас ни много, –
Все вы Живого познаете Бога…”
И я исполнил по Божью веленью.
Вдруг поднялось меж костями волненье:
Быстро они меж собой съединялись,
Телом и кожею все покрывались;
Жизнь в них бродила неясно и глухо –
Не было в них еще Божия духа.
“Сын человеческий! Словом пророка
Духу вели в них проникнуть глубоко”
Рек мне Господь. Я веленье исполнил;
Вижу: дух жизни мгновенно наполнил
Мертвые трупы – и ожили, встали,
Новые силы чудесно познали.
Это собранье оживших людей,
Бывших лишь грудами мертвых костей,
Это – Израиль, в тоске безнадежной
Думавший: сгибли мы все неизбежно, –
Мертвы душою и рабством убиты,
В горе умрем мы, Всевышним забыты!..
Но не забыла их Божья любовь, –
Так говорил Вседержитель мне вновь:
“Волю мою передай ты народу,
И возвести ему жизнь и свободу, –
В истине Духом Моим их наставлю,
Буду им в Бога и рабства избавлю…”

* * *
Не святотатствуй, не греши
Во храме собственной души.
Поверь, молиться невозможно
При кликах суетных и ложных,
Пустых, ничтожных торгашей,
Средь пошлых сплетен и речей.
Очисти храм бичом познанья,
Всю эту ветошь изгони, –
Тогда, пред алтарем призванья
С мольбой колена преклони…

Современному человеку

Не истины святой то голос благородный,
Но страждущей души один порыв бесплодный,
Ума холодного безумная мечта;
Религия твоя темна и нечиста,
Ее душа с испугом отвергает
И странных доводов твоих не понимает.
Разочарован ты, и желчь в тебе кипит. –
Она то призраки нелепые творит.
Прилипчива твоя горячка заблуждений
И ложный блеск твоих фальшивых убеждений.
Но все ж на голос твой душа моя молчит,
Заветы прежние с любовию хранит,
И содрогается за участь человека,
И страждет за тебя, дитя больного века!

Молитва

Дух премудрости и разума, и силы,
Всеобъемлющей, божественной любви!
Нас, заглохших в суете, помилуй
И своим дыханьем оживи!
Пламенем иль бурей благодатной
Зачерствелых прикоснися душ,
Царство тьмы и злобы невозвратно
Силою спасительной разрушь.
О, Дух жизни, света и свободы!
На сердца жестокие повей!
Просвети заблудшие народы,
Свет и жизнь на страждущих пролей! –
Да свободно, в храме мирозданья,
И мольбы, и жертвы принесут,
И свое высокое призванье,
Жизни цель бестрепетно поймут…

* * *
Святая Дева! Пред Тобой
Стою с горячею мольбой…
Тебе дана благая власть
От смертных удалять напасть,
Целить недуги, – за себя,
Должна бы я просить Тебя:
Я так темна, я так грешна,
Страстей и дум земных полна;
Но в этот тихий, сладкий миг, –
Когда порыв грехов утих, –
Не о себе я слезы лью,
Не за себя Тебя молю:
Есть у меня один больной,
С тревожной, гордою душой,
Он уж давно, давно томим
Недугом тягостным и злым…
Святая Дева! Исцели
Страдальца бедного земли!
Пошли отраду и покой
Душе измученной, больной…
Ее от гибели храни,
И благодатью осени!

Оценка 4 проголосовавших: 4
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here