Причащение священнослужителей в алтаре

Детально: причащение священнослужителей в алтаре - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

Причащение священнослужителей.

После того, как священник (или диакон) влил теплоту в Чашу, священнослужители причащаются. Как уже было указано выше, служение Литургии (или даже сослужение) без причастия для иерея совершенно немыслимо. Канонические правила это решительно запрещают (8-ое правило святых Апостолов). Для диакона, если это и допускается какими-либо исключительными соображениями, то все же это непохвальное явление, которого надо избегать.

По требованию современного устава, причащение иерея и диакона совершается в алтаре таким образом. Двери не только царские, но и боковые, должны быть закрыты, и перед закрытыми царскими дверями на солее должна быть поставлена свеча (ставник). 

Певцы поют «киноник», или причастный стих, соответственный празднику или дню. Так как пения этого краткого стиха недостаточно, чтобы священнослужители успели причаститься, то обычно, кроме киноника, поются еще и другие приличествующие случаю песнопения, или читаются молитвы перед причащением; иногда в это время сказывается поучение народу. Но надо в это время избегать пения так называемых «концертов», сколь бы знаменитому композитору они ни принадлежали, т. к. по своей светскости и вычурности стиля они нарушают святость момента.

Было бы весьма полезным посвятить этот момент Литургии назидательному чтению или пению. Если священник сам затрудняется сказать проповедь, или нет иного проповедника, то все же живое слово может быть с успехом заменено каким-либо чтением. Следует вспомнить, что в нашем богослужении уставом предусматривается назидательное чтение из святых отцов или житий и патериков. По уставу, на всенощном бдении положено шесть-семь так называемых «уставных чтений», т. е. по особому расписанию подобранных отрывков из святоотеческих толкований на соответствующие книги Ветхого или Нового Завета или из житийной литературы: Лавсаик, Лествица, Пролог, Синаксарь и пр. Эти чтения положены после кафизм Псалтири, после 3-й, 6-й песни канона или в конце бдения перед первым часом (огласительное поучение преподобного Феодора Студита). Эти отрывки представляют собой богатый материал для богословского, аскетического и мистического назидания. Внимая им, древние византийцы и московитяне получали в храмах не академическое и не семинарское, но все же разностороннее богословское образование, известную начитанность, нами впоследствии утерянную. Даже не во всех обителях производится такое чтение теперь, отчасти за неимением времени, a отчасти из-за недостатка потребных книг. Можно было бы во время причащения священнослужителей предлагать народу такие чтения из имеющихся в церковной библиотеке книг. Можно петь и богослужебные песнопения, назидающие верующих и соответственно подобранные ко дню или празднику ирмосы канона, стихиры, догматики и т. д.

Причащение священнослужителей и только священнослужителей бывает в алтаре. Запрещенные священнослужители, по мнению митр. Московского Филарета, причащаются также в алтаре служащим иереем, a не самостоятельно, причем иерея причащают с правой, a диакона — с левой стороны святой трапезы. 

Неслужащие иереи для причащения облачаются в епитрахиль, фелонь и поручи; диакон — в стихарь, орарь и поручи. Больным неслужащим священнослужителям во избежание неосторожных движений и из опасности пролить святыню Святые Дары преподаются лжицею, a не раздельно.

При соборном служении причащаются сначала старшие, a потом младшие. При служении священника с диаконом сначала священник причащает диакона Святым Телом, потом причащается Святым Телом сам; затем он причащается сам Святой Крови и потом уже причащает ею и диакона. Причащаются священнослужители от раздробленной частицы ХС, a если их много и этой частицы не хватит, то может быть раздроблена для этого и одна из частиц NI или КА.

Влив теплоту и раздробив частицу ХС, священник, отерев персты рук антиминсной губой, воздевает руки и читает вместе с диаконом: «Ослаби, остави, прости…», — и кладет земной поклон. Затем они кланяются друг другу и стоящим в алтаре; кланяются они также и по направлению к народу, т. е. на запад, и все это со словами: «Простите ми, отцы и братие, вся, елика согреших делом, словом, помышлением и всеми моими чувствы».

Иерей обращается затем к диакону: «Диаконе, приступи». Диакон подходит к престолу с левой стороны, кладет земной поклон и говорит: «Ce прихожду к Безсмертному Царю и Богу моему» (этих слов нет в служебнике, но они помещены в чиновнике и оттуда по аналогии берутся), — и затем: «Преподаждь ми, владыко, честное и Святое Тело Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». При этом он целует святой антиминс и преподающую ему Святое Тело руку священника. Священник подает диакону частицу Тела Христова со словами: «(Имярек) священнодиакону преподается честное и Святое и Пречистое Тело Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, во оставление грехов его и в жизнь вечную».

Тело Христово подается и принимается в длань правой руки, положеннной на длань левой. Священнослужитель, наклонив голову, про себя читает молитву перед причащением над Телом Христовым, отойдя предварительно в сторону. При соборных служениях надо особенно обращать внимание, чтобы священнослужители с Телом Христовым в руках не проходили за спиной у других священников.

При причащении себя священник поступает аналогично с тем, как действовал диакон, a именно: он кладет земной поклон со словами «ce прихожду к Безсмертному…», крестится, целует святой антиминс и, говоря: «Честное и Пресвятое Тело Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа преподается мне (имярек), священнику, во оставление грехов моих и в жизнь вечную», — он берет левой рукой частицу Святого Тела Христова и кладет себе в длань правой руки; правую же ладонь он поддерживает левой, как и диакон, и, вообще, поступает так, как делается при получении священнического благословения. Также, наклонив голову над Телом Христовым, он читает про себя установленные молитвы и затем причащается. По причащении Тела священнослужители осматривают длани рук, языком принимают могущие остаться частицы, прилипшие к руке, и тщательно стирают антиминсной губой длани. Затем они причащаются Святой Крови.

Молитвы священником и диаконом читаются те же, что и перед причащением мирян, т. е. «Верую, Господи, и исповедую…», — «Вечери Твоея тайныя днесь…», — «Да не в суд, или во осуждение…».

Для причащения Святой Крови иерей принимает обеими руками с покровцем (шелковый плат для утирания уст) святую Чашу и трижды испивает из нее, сказав предварительно: «Честныя и Святыя Крове Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа причащаюся аз, раб Божий, священник (имярек), во оставление грехов моих и в жизнь вечную. Аминь». При самом причащении от святой Чаши не указано служебником произносить какие-либо слова, но на практике произносятся и то неодинаково. Одни говорят: «Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа», — a другие: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас». Согласно с мнением митрополита Филарета, правильнее произносить: «Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь». 

Иерей должен следить за тем, чтобы не осталось честныя Крови на усах. «Учительное известие» обращает внимание священников на «косматые усы». На Востоке священнослужители подстригают усы. Отерши тщательно уста и край Потира покровцем, священнослужители целуют тотчас по причащении святую Чашу. Когда это делает диакон, то иерей произносит: «ce прикоснуся устнам твоим…», — a когда он это сам делает, то эта формула меняется так: «Ce прикоснуся устнам моим, и отымет беззакония моя и грехи моя очистит» (Ис. 6:7). 

Причастившись сам, иерей призывает диакона к причащению Святой Крови: «Диаконе, приступи». Диакон кланяется (но уже, разумеется, неземно) и говорит: «Ce паки прихожду к Безсмертному…», — и затем: «Преподаждь ми, владыко, честную и Святую Кровь Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Иерей говорит ему: «Причащается раб Божий, диакон (имярек), честныя и Святыя Крове Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, во оставление грехов своих, и в жизнь вечную».

Диакон отирает, как указано было, уста и целует Чашу.

Следует заметить, что при причащении у нас установилось обыкновение причащаться с поминовением своего чина и даже отличия, т. е. «причащается священнодиакон» или «иеродиакон» или «протодиакон» или «архидиакон» или же «причащаюсь аз… иерей» или «протоиерей» или «игумен» или «архимандрит». На Востоке этого нет. Там не поминают в момент причащения, равно как и в момент великого входа, чинов и рангов священнослужителей, a говорят просто «диакон» или «иерей». Нечего и говорить, что причащение — не самый удачный момент для перечисления своих отличий и рангов в ряду церковной иерархии.

Следует сделать чисто практическое указание, что на престоле прилично иметь два покровца или плата для утирания: один служит при причащении священнослужителей, a другой предназначается для употребления мирян. Покровцы эти, разумеется, не стираются, a когда очень обветшают, то сжигаются, a пепел высыпается в специальное место под престолом.

По причащении священнослужителей следует причащение верных. Но предварительно священнику и диакону надлежит исполнить следующее.

1. Прочитать благодарственную молитву. B обеих литургиях эта молитва неодинакова.

Литургия Святого Иоанна Златоустого:

«Благодарим Тя, Владыко Человеколюбче, Благодетелю душ наших: яко и в настоящий день сподобил еси нас небесных Твоих и безсмертных Таинств. Исправи наш путь (Притч. 3:6 ), утверди ны во страсе Твоем вся, соблюди наш живот, утверди наша стопы (Пс. 16:5 ), молитвами и моленьми Славныя Богородицы и Приснодевы Марии, и всех святых Твоих».

Литургия Святого Василия Великого:

«Благодарим Тя, Господи Боже наш (Апок. 11:17 ), о причащении Святых, Пречистых, безсмертных и небесных Твоих Таин, ихже дал еси нам во благодеяние и освящение, и исцеление душ и телес наших. Сам, Владыко всех, даждь быти нам причастию Святаго Тела и Крове Христа (1 Кор. 10:16 ) Твоего в веру непостыдну, в любовь нелицемерну (Рим. 12:9 ), в преумножение премудрости (Еккл. 1:16 ), во исцеление души и тела, во отгнание всякаго сопротивнаго, в снабдение заповедей Твоих, во ответ благоприятен, иже на Страшнем Судищи Христа Твоего».

Другие благодарственные молитвы (числом 5: «Благодарю Тя, Господи Боже мой, яко не отринул…», — «Владыко Христе Боже…», — «Давый пищу мне…», — «Тело Твое Святое» и «Пресвятая Владычице Богородице…») читают священники обычно после Литургии про себя в алтаре, либо читаются кем-либо на клиросе вслух всему народу, причащающемуся в этот день. За чтением благодарственных молитв священник должен особенно следить и в этом воспитывать своих пасомых.

2. Вкусить теплоты и антидора и омыть руки.  Это происходит после потребления Даров, так что, если священник служит один, то он это делает только после совершения всего. Если же Дары потребляет диакон, то иерей может испивать и омывать руки тотчас по причащении.

3. Раздробить (в случае, если есть причастники) частицы NI и КА и вложить их в Чашу. Если причастников нет, то все содержание дискоса всыпается диаконом (или, если служит один священник, то им самим) в Чашу при чтении молитв: «Воскресение Христово видевше…», — «Светися, светися, Новый Иерусалиме…», — «О Пасха велия, и священнейшая…» и, наконец, «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею честною, молитвами святых Твоих». Если же есть причастники, то раздробляются и влагаются в Чашу частицы NI и КА, тогда как остальные частицы (Богородичная, девяти чинов и др.) влагаются по причащении мирян с теми же словами песнопений.

Это очень важное, с точки зрения мистической, действие. Соединение частиц, как прославленных святых, так и других с Кровию Христовою означает, что Матерь Божия, святые и все вообще христиане, имена коих были помянуты, принимают близкое и живое участие с верными в благодарном воспоминании смерти и Воскресения Господа. Господь омывает Своею Кровию грехи тех, кто был помянут на проскомидии.  Наша Византийская Литургия, в отличие от всех древних восточных и западных литургий, имеет столь разработанную в смысле символическом проскомидию. Образ Небесной, вселенской Литургии от начала до конца пронизывает нашу Литургию и стоит перед духовным взором молящихся. Поминание имен на проскомидии для многих молящихся есть единственный способ молитвенного участия в Литургии, но, вероятно, не всем, a может быть, даже и очень немногим дано знать, что бывает с частицами, каково значение поминания имен и каков вселенский и всевременный смысл Литургии.

4. После этого диакон (или священник) должен тщательно осмотреть дискос и сам святой антиминс, чтобы на них не осталось крупиц Святого Тела и вообще частиц. Антиминсной губой надо осторожно отереть дискос и собрать с него и с антиминса все частицы в святую Чашу.

B чине причащения священнослужителей наблюдаются следующие отличия нашего порядка от греческого. У греков после вливания теплоты священник не причащает тотчас диакона, a сначала причащается сам, a потом уже и диакона. Иерусалимская редакция, кроме того, содержит в числе молитв перед причащением не только те, которые напечатаны в наших служебниках, но еще и дополнительно те, что печатаются в наших правильниках, a именно: «Ce приступаю… Боготворящую Кровь…» и молитвы «Усладил мя еси…», — «Во светлостях святых, Владыко Человеколюбче…».

Кроме того, иерусалимская редакция устанавливает при причащении от Чаши произносить слова «Во Имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святого Духа, аминь». Этим подтверждается правильность мнения митрополита Филарета.

Следующая глава >

причащение священнослужителей в алтаре

По древней традиции священники причащаются в алтаре около престола, на котором совершается богослужение. В отличие от прихожан в храме, священнослужители принимают Тело Христово (хлеб) и Кровь Христову (вино) раздельно. Причастившись в алтаре, священник дробит оставшийся Хлеб для преподания людям.

Раньше так причащался весь народ — из одной Чаши. Все отламывали кусочек от большого хлеба — Тела Христова, потом пили из Чаши. Эта традиция была установлена самим Господом на Тайной Вечере, на которой Он поднимает Чашу и благословляет учеников: «Пиите от нея вси: сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов. Сие творите в Мое воспоминание».

Традиция эта изменилась с веками. Теперь Тело и Кровь Христовы народу преподает священник.  

Фото о. Игоря Фомина: www.foma.ru

Фото в анонсе: -Serj-, photosight.ru

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать, написав по адресу: [email protected] 

“Правом причащаться в алтаре обладают только епископы, пресвитеры и диаконы, исключение делается для православных монархов, как помазанных на царство”  (проект Катехизиса, стр. 241).
Поскольку далее идет ссылка на канонические правила Соборов, приведем здесь эти правила:
Лаодикийский собор. Правило 19.   И единым токмо освященным позволено входить в олтарь, и тамо приобщатися. Правило 44. Не подобает жене в алтарь входити.

VI Вселенский собор. Правило 69. Никому из всех, принадлежащих к разряду мирян, да не будет позволено входити внутрь священнаго олтаря, но, по некоему древнейшему преданию, отнюдь не возбраняется сие власти и достоинству царскому, когда восхощет принести дары Творцу
Вряд ли отцы VI Всел. собора могли предположить, что когда-нибудь власть и достоинство царское почти на целый век перейдет к женщинам. К тому же в этом правиле речь идет только о “принесении даров Творцу”, а вовсе не о приобщении Св. Тайн.
На Руси о таинстве миропомазания на царство упоминается впервые при коронации Феодора Иоанновича, а   причащаться в алтаре русские цари начали с Алексея Михаиловича –  Михаил Романов принимал миропомазание и причащался чином для мирян на солее у  Царских врат.  Супруги этих государей не короновались.
Екатерина I – первая коронованная супруга царствующего императора (не считая Марины Мнишек). При ее коронации в 1721 году Петр I  сам возложил на нее корону и мантию. Миропомазание было  на челе, груди и обеих руках. Причащалась она на солее против Царских врат по чину, обычному для мирян.
Надо заметить, что в параграфе “Таинство Миропомазания” – стр. 195-197 проекта нового Катехизиса – говорится о миропомазании только как о неотъемлемой части крещения, и никаких других случаев миропомазания там не оговорено.
Можно предполагать, что раз уж в вопросе о причащении “исключение делается для православных монархов, как помазанных на царство”, то  это  миропомазание (второе, совершаемое по такому же чину, как и первое) должно сообщать человеку – и мужчине, и женщине – некие особые сакральные свойства, равные или даже превосходящие священство. Собственно, некоторые так и считают, что “царство выше священства”.
По этой логике женщина, будучи вторично миропомазана – при венчании на царство –  освобождается от всего того, что ранее не позволяло ей даже входить в алтарь (примечательно, что о женских особенностях  в проекте Катехизиса не упоминается),  и обретает новые необычайные свойства, позволяющие ей приобщаться Святых Тайн в алтаре наравне со священнослужителями
Но историческая практика этого не подтверждает – все императрицы, царствовавшие в России в ХVIII веке, несмотря на помазание, сохраняли все свои природные женские свойства и, более того, отнюдь не отличались особыми добродетелями. Однако, три из них приобщались в алтаре по священническому чину.
Начало этому каноническому “беспределу” положил Феофан Прокопович.

Ко времени смерти Петра II назрели два обстоятельства: 1. Согласно Духовному регламенту 1721 года  император являлся “Главой Церкви” (Феофан Прокопович в регламенте продвигал “цезарепапизм”, что отвечало воззрениям Петра I). 2. Мужская линия рода Романовых пресеклась и в жесткой политической борьбе, связанной с престолонаследием, единственной компромиссной фигурой оказалась Анна Иоанновна.
Нужно было  совместить несовместимое – обосновать, что женщина может быть “Главой Церкви” и управлять архиереями.
Вероятно, Прокопович с Анной Иоанновной и ее приближенными-протестантами считали Священство, Евхаристию, Миропомазание  простыми обрядами, а вовсе не Таинствами Церкви, отсюда и чин коронации императрицы, для обоснования которого Прокопович “притянул за уши”  правило 69 VI Вселенского собора.
Кульминационный момент коронации Анны Иоанновны, состоявшейся 28 апреля 1730 года, проходил так:  “Императрица стала на своем обычном царском месте у южных дверей собора, и началась литургия. После причащения священнослужителей, из открытых царских дверей вышел архимандрит Троице-Сергиева монастыря с двумя протодиаконами возвестить государыне время царского миропомазания. У царских дверей государыня отдала регалии и Феофан помазал ее “на челе, на очах, на ноздрях, на устах, на ушесех, на раменах, на персех, и по обою сторону на руках”, произнося “Печать дара Святаго Духа”. Другой архиерей отер помазанные места чистою хлопчатою бумагою. В это время снова произведены были звон, и пальба из пушек и ружей.
После этого императрица “архиерейскою рукою”  введена была внутрь алтаря и, стоя пред святою трапезою на златом ковре, приняла от первого  архиерея Святых Тайн по священническому чину, то есть особо Тела и особо Крови Христовой, и потом другой архиерей подал ей антидор и вино, а Троице-Сергиевого монастыря архимандрит “ея величеству уст и рук омовению послужил”. (П. Воздвиженский. Священное коронование и венчание на царство русских государей. С.-Пб., 1896 г.)
Коронация Елизаветы Петровны состоялась в апреле 1742 года  и проходила по тому же чину, что и у Анны Иоанновны с одним отличием – она неожиданно взяла из рук митрополита Новгородского Амвросия (Юшкевича) корону и сама возложила ее себе на голову в отмену древнего церемониала. Ну и еще –  после приобщения Святых Тайн  в алтаре по священническому чину “уст и рук омовению послужил” уже не архимандрит, а Суздальский архиерей.
Екатерина II на коронации 22 сентября 1762 года повторила новшество Елизаветы Петровны и сама возложила на себя корону (с тех пор это стало традицией всех последующих государей).  Первенствующим архиереем, который совершал миропомазание и в алтаре подавал ей в руки Тело Христово и потир с Кровью,  был  Новгородский архиепископ Димитрий (Сеченов).  Из всех императриц  Екатерина II наиболее активно исполняла свою роль “Главы Церкви”, что принесло Церкви немало вреда, как известно,
Впоследствии, когда “мужская власть” в России восстановилась, при короновании государей с супругами для  императриц  был взят порядок коронации Екатерины I  – первым короновался император, затем он возлагал малую корону на голову супруги. После миропомазания император приобщался Святых Тайн в алтаре – отдельно Тела и Крови, а его  супруга-императрица  –  на солее по чину для мирян.

Возвращаясь к проекту Катехизиса и словам про исключительность “православных монархов, как помазанных на царство”, необходимо подчеркнуть, что от признания сакральности  женской монаршей власти в одном ряду с мужской всего один шаг до обоснования “женского священства” – шаг, который сделали англикане в наши дни: Англиканская церковь в ноябре 2014 разрешила женщинам занимать пост епископа.

Причащение священников и мирян

После этого дьякон входит в алтарь и говорит священнику, который уже поставил Агнца на дискос: Раздроби, владыко, Святых Хлеб. И священник снова берет Агнца и разламывает Его крестообразно на четыре части со словами:Раздробляется и разделяется Агнец Божий, раздробляемый и неразделяемый, всегда ядомый и никогдаже иждиваемый, но причащающыяся освящаяй… 
Как вы помните, на самой печати Агнца изображено само имя Иисуса Христа и слова НИКА, что значит победа. В верхнюю часть дискоса кладется – частичка с именем Иисус, вниз частичка с именем Христос. Верхняя часть Агнца называется залогом. Когда совершается таинство хиротонии, рукоположенного батюшку подводят к святому престолу, епископ отделяет залог, и кладет в руки священника, со словами – прими залог сей… Священник держит его над престолом в течение остальной части службы. Это такой залог священства, залог самого главного, что священник в своей жизни совершает: совершение Литургии и приобщение народа Божия ко Христу. И все это находится в этом залоге: это Христос – Слово Божия, это Литургия, и это Тело Христово, которое вручается священнику, как залог его служения, о котором он должен быть из… В день страшного суда. 
И вот после того, как Агнец раздроблен и устроен на дискосе, священник берет этот залог и опускает его в чашу со словами – Исполнение Духа Святаго. Аминь. Этой частичкой никогда не причащаются на Литургии, хотя бывают исключения, когда не хватает частичек. 
После этого дьякон приносит теплоту, – Благослови, Владыко, теплоту, – и выливает в Чашу со словами – Теплота веры исполнь Духа Святаго. Аминь. Это обязательное условие для причащения Святых Христовых Таин. Теплота имеет значение во-первых традиционное, потому что в древности никогда не пили неразбавленное вино. Считалось, что неразбавленное вино пьют только варвары. Кроме того, когда вино не разбавлено, оно может сузить сосуды и вызвать кашель, особенно если это виноградное холодное вино. И, наконец, это символ теплоты веры человеческой. И еще – мы причащаемся живой крови, кровью Христа воскресшего, а не умершего, крови не человека, а Богочеловека. 

                                                                                               * * *

После того, как Агнец раздроблен, священник и дьякон творят поклоны перед престолом просят прощения друг у друга и у всех присутствующих в храме и с благоговением причащаются Святых Христовых Таин – сначала Телом, а потом Кровью. 
Обычно во время причащения священников хор поет духовные песнопения, или громко для всех читаются молитвы перед святым причащением, и все должны молча стоять и благоговейно слушать эти молитвы, готовя себя с сокрушенным сердцем к принятию Святых Христовых Таин. 

                                                                                                * * *

После этого следует раздробление для причастия мирян, употребляется часть Агнца, с печатью Ни и КА для всех причащающихся. Со словами Воскресение Христово видевше… и тропари пасхальные священник берет в руки копие, аккуратно раздробляет в специальной тарелке. После этого Чаша покрывается покровцом. и очень аккуратно всыпаются в Чашу. Открывается завеса Царских врат и дьякон выносит Чашу. 
Дискос с частичками проскомидии остается на престоле. На нем остаются частички, которые вынимались из просфор в честь Богородицы, Предтечи, апостолов, святителей. 
Со страхом Божиим и верою приступите. Обычно сначала причащают младенцев, только кровью. Принимают благоговейно Святые Дары, целуют край чаши. Целование Чаши символизирует для нас прикосновение к воскресшему Спасителю, осязание и удостоверение в истинности воскресения Христова. Потому что в данном случае край Чаши по толкованию некоторых литургистов символизирует ребро Христово. Здесь нам служит напоминанием Апостол Фома, которому Господь дал осязать ребра Свои и вложить персты в раны свои. Целуя край Чаши мы, как Фома, удостоверяем, что Христос воскрес во плоти. Священник причащая каждого говорит: се прикоснусь устам твоим и отыми беззакония твоя и грехи Твоя очисти, – слова которые произнес пророк Исаий. 

                                                                                                   * * *

Когда человек прикасается ко Христу, в его жизни происходит самое главное, – он входит в Царство Небесное. Но ведь понятно, что человек скверен, нечист, мерзок в глубине своей. Очень нехорош бывает человек. Но именно такого человека принимает Христос. 
Но как нас может коснуться Господь? Он может нас коснуться только Своим Распятием, Он может нас только за собой позвать. И ничего по-человечески приятного и радостного в этом нет. Потому что, когда Господь тебя касается в Своем страдании, тебе от этого касания может быть очень и очень больно. Тебе от этого касания по человечески может быть очень и очень неудобно и неприятно. Потому что в этот момент Господь дает тебе почувствовать Себя, увидеть Себя и быть вместе с Ним в этом страдании. А это очень и очень непросто. Но ведь ради этого мы в храм пришли. Ради этого мы собрались причаститься. 
Но кто может вот так отвергнуться себя, жизнь свою перечеркнуть до конца и пойти за Христом, как Он того велит? Кто может сказать, что готов все погубить ради Христа и Евангелия, чтобы не отречься? Готовы ли? По настоящему ли это так? Действительно ли мы хотим вот так идти за Христом? Действительно ли мы так можем это делать? Кто может ответить на эти слова – да? Никто ответить не может. По человеческим силам это, наверное, невозможно. 
Человек может сердцем этого и желать, но все в нем восстает против этого, все протестует, – ну как же это можно сделать? Как же можно все забыть? Как же можно всего лишиться? И вот такая страшная вещь – мы поклоняемся Кресту Животворящему, мы крестились во Имя Христово, чтобы этот крест взять, нести и распинаться Христу, а с другой стороны, мы не можем, – говорит нам все наше существо. Не можем! – говорит наш ум и рассудок. Но и по другому мы тоже не можем, потому что клятвы же принесены, слово-то сказано, уже обеты даны Богу и обратного хода нет. 
И человек живет в таком страшном раздвоении. Христос его зовет за собой, а человек противится этим словам, и мучается от этих слов, и никак не может решиться, чтобы снова взять крест и пойти за Христом. 
В таком состоянии мы приходим в Церковь, в таком состоянии мы живем, в таком внутренне немощном совершенно бессильном состоянии мы приходим и причащаемся Святых Христовых Таин, и просим у Бога, чтобы в это причащение Господь исцелил нашу душу и тело, исцелил нашу волю, помог бы нам осуществить себя в Его словах, сделать нас такими, какими Он хочет нас видеть. Потому что не по нашим силам быть христианином, не по человеческим силам Евангелие исполнить. Это надо понять – Евангелие человеку исполнить не дано, христианство выше человеческих сил. То, что Христос от нас требует, не может сделать человек. Поэтому христианство всегда было непонятно этому миру. 
И тогда Христос приходит к человеку и делает его таким, отвечая просто на желание человека быть таким, и отдает ему Себя в причастии Святых Христовых Таин, чтобы то, что невозможно для человека, стало возможно. 
И в этот момент происходит и страшное и великое. В этот момент человек причащается этого самого креста, которого он так боится. Мы причащаемся крови Голгофы, хотим мы того или не хотим. Но коли мы доверили себя, Он поведет нас на Голгофу… 
Когда мы идем причащаться, это должны быть главные наши слова, с этим чувством христианин идет причащаться, – Господи, с Тобой я готов идти даже на Голгофу. И тогда Он подает нам эту радость – быть до конца с Ним. 

                                                                                            * * *

По причащении хор поет Аллилуйя, а священник заходит в алтарь и поставляет на престол Чашу. Дьякон берет в руки дискос и погружает в Чашу частички, которые оставались лежать на дискосе со словами: Омый, Господи, грехи поминавшихся зде кровью Твоею Честною, молитвами святых Твоих. 
Происходит завершение поминовения живых и мертвых, которые погружаются в смерть и воскресение Христово. Чаша с погруженными частичками в данном случае служит удостоверением того, что Господь взял на Себя грехи мира, омыл кровью Своей, Своим святым распятием, смертью и воскресением дарует каждому живот вечный. Причем здесь слова, когда мы говорим – Омый, Господи, грехи … под святыми разумеются не только те святые, память которых, скажем, совершаем в этот день, хотя, конечно же без сомнения, мы прибегаем к их помощи. Но под святыми понимаются все те, кто собраны в храме, все христиане, которые молились за тех, за кого вынимались частички. То есть молитвами всей Церкви и Кровью Христовой омываются и прощаются грехи. Поэтому Литургическая молитва, конечно, является молитвой вселенской, молитвой всесильной. 
Когда Частички погружены в Чашу, она покрывается покровцом, на дискос кладутся покровцы и священные предметы, лжица и звездица, Священник поворачивается лицом к народу и, благословляя, говорит: Спаси, Господи, люди твоя благослови достояние Твое. И хор отвечает: Видехом Свет Истинный, прияхом Духа Небеснаго, обретохом веру истинную, Нераздельней Троице поклоняемся: Та бо нас спасла есть. 
При пении хором Видехом свет истины священник переносит Чашу на жертвенник, читая про себя молитву: Вознесися на небеса, Боже, и по всей Земли слава Твоя. Это напоминает о телесном вознесении Господа нашего Иисуса Христа и о будущем вознесении нас обоженных в Царство Небесное. Этот литургический момент еще раз подчеркивает предназначение человека, его высшую цель. 
Заметьте, что все законы природы падшего мира, действуют по нисходящей, как закон притяжения. Обычно все на землю падает, астероиды, дождь, град, все бедствия. Мы и мир-то называем падшим, это значит сверху вниз, по нисходящей, убывающей. То, что начинается, обязательно должно придти к своему завершению. А Христос, вознесшийся на небеса, прекращает как бы неумолимость действия законов падшего мира. Он от земли на небо возносится, указывая, что человек преодолевает своим приобщением к Богу всякое земное притяжение. 
Господь вознес всю нашу природу, которую взял на Себя, зная все наши немощи, зная всю нашу удобоприклонность на грех, часто наше нежелание духовной жизни. И поэтому для нас не может не быть такой же радости, несмотря на то, что мы очень грешны, несмотря на то, что нас все время тянет вниз, – Господь все равно возносит до небес. И иного пути у христианина нет. Преодолевая всякие земные законы, все законы падшего мира, человеку дается возможность жить не падая, жить не в падшем мире, не в падшем состоянии, а в возносящимся, в состоянии стремящемся ввысь. 
И этому вознесению человеческому конца тоже не будет. Священник кадит святые Дары, поклонившись Им берет Чашу со словами: Благословен Бог наш, и обратившись лицом к народу произносит: Всегда, ныне и пристно и во веки веков, напоминая об обетовании Спасителя пребывать в Церкви до скончания века.

Оценка 3.7 проголосовавших: 3
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here