Причастие на татарском языке

Детально: причастие на татарском языке - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

Оглавление [Показать]

§ 7. Другие формы глагола: желательный глагол, условный глагол, причастие, деепричастие. Вспомогательный глагол «иде»

7.1. Желательное наклонение (теләк фигыль). 

Вы уже знаете, что в татарском языке повелительное наклонение возможно и в третьем лице. Кроме того, оно возможно даже в первом лице, только более правильно его называть желательным глаголом.

Глагол желательного наклонения образуется путем присоединения к основе глагола сложных аффиксов -ыйм/-им в единственном и -ыйк/-ик во множественном числе.

Эти аффиксы образованы сложением соединительных суффиксов -ый/-и и личных окончаний второго типа -м и -к.

Образование желательного глагола не очень сложное. Трудность заключается в том, что подобной формы нет в русском языке, поэтому обучающиеся часто неправильно его переводят. Проблема осложняется и тем, что некоторые формы его совпадают с формой настоящего времени: эшлим – эшлим (поработаю-ка и работаю).

Часто с желательным глаголом используется слово әйдә … (давай …), но это не правило, и Вам придется догадываться об использовании желательного глагола, исходя из смысла высказывания.

7.2. Условное наклонение (шарт фигыль).

Для условного наклонения в татарском языке есть специальная форма глагола:

Условный глагол образуется путем присоединения к основе глагола аффикса -са/-сә и личных окончаний второго типа. На русский язык он переводится при помощи слова если. В татарском языке этот союз (әгәр) часто дублирует условный глагол в предложениях, и он вовсе не обязателен в разговоре:

Әгәр ул кинога барса, мин дә барам.

Если он пойдет в кино, то я тоже пойду.

Ул кинога барса, мин дә барам.

Если он пойдет в кино, то я тоже пойду.

Нами замечено, что условный глагол не представляет большой трудности для обучающихся. Важно лишь запомнить, что в прошедшем времени используется аналитический глагол, образующийся по формуле: основной глагол в форме неопределенного прошедшего времени + вспомогательный глагол булса: 

Образование сложных предложений с этой формой требует употребления формы давнопрошедшего времени. Поэтому примеры на использование условного глагола в прошедшем времени, Вы можете найти в подпункте «вспомогательный глагол «иде».

УПРАЖНЕНИЯ

Образуйте повелительное, желательное и условное наклонения от следующих глаголов и переведите их:

Образец: килү – кил (приди); килик (давай, придем); килсә (если он придет); килгән булса (если бы он пришел).

Китү, чыгу, бару, эшләү, санау, язу, кайту.

Образуйте личные формы (проспрягайте) глаголы в соответствующем наклонении:

Образец: кил (приходи) – килсен (пусть придет); килегез (приходите); килсеннәр (пусть приходят); 

килсә (если он придет) – килсәм (если я приду); килсәң (если ты придешь)… килгән булсам (если бы я пришел); килгән булсаң (если бы ты пришел).

кит, чык, барса, эшләсә, сана, язса.

7.3. Причастие (сыйфат фигыль) – это форма глагола, которая объединяет в себе качества прилагательного и глагола. В татарском языке существуют причастия настоящего (2 формы), причастие прошедшего времени (1 форма) и причастия будущего времени (3 формы). С самого начала Вам необходимо понять, что причастия в предложении всегда относятся к существительному и отвечают на вопрос нинди? (какой?).

Причастия настоящего времени

Синтетическая форма образуется путем присоединения аффикса -учы/-үче к основе глагола. Аналитическая форма – сочетанием формы настоящего времени в третьем лице + -ый/-и/-а/-ә + вспомогательный глагол торган:

эшләүче кеше – эшли торган кеше – работающий человек;

баручы кыз – бара торган кыз – идущая девушка.

Аналитическая форма обозначает признак предмета более постоянный, чем признак, выраженный синтетической формой.

Некоторые причастия без изменения переходят в существительные, образуя названия профессий:

очучы (летающий, летчик); укытучы (обучающий, учитель); сатучы (продающий, продавец).

Причастие прошедшего времени

Причастие прошедшего времени по своей форме совпадает с неопределенным прошедшим временем в 3 лице: барган (сходивший), киткән (ушедший):

Кеше киткән. – Человек ушел. – изъявительный глагол в форме неопределенного прошедшего времени;

Киткән кеше. – Ушедший человек. – причастие прошедшего времени.

Как видно из примеров, отличать их Вам не составит особого труда, т.к. в предложении причастие всегда является определением и отвечает на вопрос нинди? (какой?). 

Причастие будущего времени

Ситуация примерно такая же, что и с причастием прошедшего времени, но в будущем времени имеется три формы причастия. Первая по форме сходна с определенным будущим временем, вторая – с неопределенным будущим, а третья по-своему уникальна. Она образуется путем присоединения аффиксов -асы/-әсе; -ыйсы/-исе к основе глагола. Чтобы не путать ее с условным глаголом, необходимо помнить, что причастие всегда определяет существительное и стоит перед ним:

киләчәк көн – будущий день; киләсе ел – будущий год.

Причастия будущего времени часто переводятся на русский язык причастными оборотами:

язылачак роман – роман, который будет написан; килер көн – день, который наступит; барасы җир – место, куда пойдем (нужно пойти).

7.4. Деепричастие (хәл фигыль) описывает дополнительное действие, которое происходит помимо основного, или дает дополнительную информацию об основном действии. В татарском языке деепричастия используются намного чаще, чем в русском: они служат для создания многочисленных аналитических форм глагола. В сочетаниях со вспомогательными глаголами деепричастия несут основной смысл действия.

В татарском языке четыре деепричастные формы: 

1) самая распространенная форма образуется путем присоединения к основе глагола аффикса -ып/-еп/-п. Именно эта форма участвует в образовании аналитических глаголов:

басып тора – стоит (находиться, стоя)

язып бетерә – заканчивает писать (дописывает).

В сочетаниях со вспомогательными глаголами для перевода необходимо знать значения вспомогательных глаголов (об этом в следующем параграфе).

2) вторая форма деепричастия образуется путем присоединения к основе глагола аффикса -ганчы/-гәнче/-канчы/-кәнче. Эта форма деепричастия может иметь два значения:

1. Анда барганчы, мин концертка барам.

До того, как пойти туда, я пойду на концерт.

2. Анда барганчы, мин концертка барам.

Вместо того, чтобы пойти туда, я пойду на концерт.

В первом случае деепричастие обозначает действие, которое предшествовало основному. Во втором случае – действие, которое субъект намеревается сделать вместо основного. 

Правильный вариант перевода Вы можете выбрать, только опираясь на контекст. На начальном этапе мы ограничились только первым значением, второе же значение Вы должны будете освоить самостоятельно на более позднем этапе обучения.

3) третья форма деепричастия образуется путем присоединения к основе глагола аффикса -гач/-гәч/-кач/-кәч.

Анда баргач, мин кино карыйм.

Придя туда (после того, как приду туда), я буду смотреть кино.

Ул килгәч, мин китәм.

Когда он придет, я уйду.

4) четвертая форма – парная: бара-бара (идя); сөйләшә-сөйләшә (говоря, разговаривая). К этой форме русский читатель привыкает быстро, но необходимо помнить, что парная форма деепричастия употребляется для выражения повторяющегося или продолжительного действия.

Кызлар, сөйләшә-сөйләшә, суга киттеләр.

Девушки, разговаривая между собой, пошли за водой.

УПРАЖНЕНИЕ

Образуйте четыре формы деепричастия от данных глаголов и переведите:

Образец: килү – килеп (придя); килгәнче (до того, как придет; вместо того, чтобы прийти); килгәч (после того, как пришел); килә-килә (приходя).

Язу, бару, китү, эшләү, санау, чыгу, тору (находиться, стоять).

7.5. Вспомогательный глагол «иде». Этот глагол не имеет своего точного значения и может сочетаться как с именами, так и с разными формами глагола. Этот глагол всегда указывает на прошедшее время.

В сочетании с именами он совпадает по значению с русским глаголом «был, было, были».

Мин укытучы идем. – Я был учителем.

Алар 1987 нче елда студентлар иде. – Они в 1987 году были студентами.

В сочетании с формами глаголов он образует аналитические формы времен:

1) глагол в форме настоящего времени + иде, принимающий личные окончания второго типа:

Мин яза идем. – Я писал.

Син сөйли идең. – Ты говорил.

Это форма прошедшего незаконченнного времени обозначает продолжительное или повторяющееся действие в прошлом. Только этим значение данной формы, конечно же, не исчерпывается: всегда остается оттенок продолжительности и незавершенности действия.

2) глагол в форме неопределенного прошедшего времени + иде, принимающий личные окончания второго типа:

Мин язган идем. – Я (когда-то) писал.

Син сөйләгән идең. – Ты (когда-то) говорил.

Эта форма преждепрошедшего времени обозначает действие, произошедшее в давнем прошлом, или повторяющееся в прошлом.

3) глагол в форме настоящего времени + торган иде, также принимающий личные окончания второго типа. Так образуется форма прошедшего многократного времени:

Мин яза торган идем. – Я, бывало, рассказывал.

Син сөйли торган идең. – Ты, бывало, рассказывал.

Эта форма прошедшего времени обозначает действие, систематически повторяющееся в прошлом.

Конечно, вызубрить эти аналитические формы времен можно, но только в постоянной практике устной и письменной речи можно отработать их смысловые оттенки и правильное применение.

УПРАЖНЕНИЕ

Поставьте данные глаголы в аналитические формы прошедшего времени и переведите их:

Образец: килү – килә иде (приходил); килгән иде (как-то (когда-то) приходил); килә торган иде (бывало, приходил).

Язу, бару, сөйләү, эшләү, чыгу, китү.

Теперь вспомните синтетические формы прошедшего времени этих глаголов и сравните их с аналитическими формами:

Образец: килү – килде (пришел); килгән (оказывается, пришел).

Вспомогательный глагол может присоединяться и к другим формам смыслового глагола, образуя при этом аналитический глагол.

Здесь Вам поможет знание русского языка: в русском языке есть частица «бы», которая является как бы не совершившимся «быть». Именно эта частица поможет Вам переводить аналитические формы с иде.

1) язар иде – написал бы (обозначает действие, которое при определенном условии совершилось бы в будущем):

Адресын белсәм, хат язар идем. – Если бы я знал его адрес, написал бы письмо (хочу написать).

2) язган булыр идем – написал бы (обозначает действие, которое при определенном условии совершилось бы в прошлом, но не совершилось):

Адресын белгән булсам, хат язган булыр идем. – Если бы я знал его адрес, написал бы письмо (уже не напишу).

3) барырга иде, язасы иде – пойти бы, написать бы (выражает пожелание совершить действие, выраженное основным смысловым глаголом):

Бүген кинога барырга иде. – Пойти бы сегодня в кино.

Кичен хат язасы иде. – Вечером надо бы написать письмо.

4) язмакчы иде – хотел бы написать (намерен был написать). Глагольная конструкция намерения -макчы/-мәкче була рассматривается в параграфе 8.

Мин аңа хат язмакчы идем. – Я хотел было написать ему письмо (я намеревался).

5) язсын иде – пусть бы написал (выражает побуждение совершить действие, выраженное основным смысловым глаголом).

Нигә ул хат язмады соң? Язсын иде! – Почему же он не написал письмо? Пусть бы написал!

6) В сочетании с условным глаголом язса иде вспомогательный глагол переводится частицей «бы». Этим способом условный глагол ставится в прошедшее время:

Ул миңа хат язса иде, мин килгән булыр идем. – Если бы он написал мне письмо, я бы пришел.

УПРАЖНЕНИЕ

Переведите аналитические глаголы:

барыр идем; китәр идем; уйларга (думать) иде; язасы иде; китсен иде; чыксын иде; килмәкче иде; барса иде.

§ 8. Вспомогательные глаголы. Категория залога.  → 

Категорическое будущее время образуется аффиксами -ачак -әчәк (к основам на согласный), -ячак -ячәк (к основам на гласный):

Единственное число

Положительная форма Мин кайт-ачак-мын

кайт-ма-ячак-мын

Я вернусь (обязательно)

я не вернусь

Син кайт-ачак-сың

кайт-ма-ячак-сың

Ты вернешься (обязательно)

ты не вернешься

Ул кайт-ачак

ул кайт-ма-ячак

Он вернется (обязательно)

он не вернется

Множественное число

Без кайт-ачак-быз

кайт-ма-ячак-быз

Мы вернемся (обязательно)

мы не вернемся

Сез кайт-ачак-сыз

кайт-ма-ячак-сыз

Вы вернетесь (обязательно)

вы не вернетесь

Алар кайт-ачак-лар

кайт-ма-ячак-лар

Они вернутся (обязательно)

они не вернутся

Будущее в прошедшем выражает процесс, который предстояло выполнить в будущем, но который переносится в прошлое. Образуется прибавлением к основе глагола аффикса -ачак + иде, -әчәк + иде, -ячак + иде, ячәк + иде: барачак иде (он должен был идти), сөйләячәк иде (он должен был говорить):

Единственное число

Множественное число

Мин барачак (беләчәк) идем

Я должен был поехать (знать)

Син барачак (беләчәк) идең

Ты должен был поехать (знать)

Ул барачак (беләчәк) иде

Он должен был поехать (знать)

Без барачак (беләчәк) идек

Мы должны были поехать (знать)

Сез барачак (беләчәк) идегез

Вы должны были поехать (знать)

Алар барачак (лар) (беләчәк(ләр) иде

Они должны были поехать (знать)

О неличных формах глагола

Мы с Вами ознакомились с личными формами глагола. Кроме них в татарском языке имеются и неличные формы.

Причастие. Эта форма объединяет в себе признаки прилагательного и глагола. Как прилагательное, оно всегда предшествует имени, не склоняется, является определением. Как глагол принимает аффикс отрицания -ма -мә, имеет формы времени и управляет именем, т. е. требует постановки слова в той или иной форме.

Причастие настоящего времени имеет аффиксы -учы -үче, -а торган, -ә торган:

аша — аша-учы, аш(а)-ый торган (кушающий; съедобный)

бар — бар-учы, бар-а торган (идущий)

кил — кил-үче, кил-ә торган (приходящий)

әйт — әйт-үче, әйт-ә торган (говорящий)

Причастие прошедшего времени имеет аффиксы -ган -гән, -кан -кән:

аша — аша-ган (покушавший, съевший): ашаган бала

бар — бар-ган (ездивший): барган кеше

кил — кил-гән (приехавший): килгән кунак

әйт — әйт-кән (сказавший, сказанный): әйткән сүз

Причастие будущего времени характеризуется показателями

-ачак -әчәк, -ячак -ячәк; -ыр -ер -р, -ар -әр; -асы -әсе, -ыйсы -исе:

аша-ячак аш (суп, который предстоит есть)

бар-ачак кеше (человек, который поедет)

кил-әчәк көн (предстоящий день)

әйт-әчәк сүз (слово, которое предстоит сказать)

бар-ыр юл (дорога, по которой предстоит идти)

кил-ер көн (день, который придет)

әйт-ер сүз (слово, которое будет сказано)

яз-ар сүз (слово, которое будет написано)

кит-әр вакыт (время, в которое предстоит уйти)

аша-(ый)-сы ризык (пища, которую предстоит есть)

бар-асы юл (дорога, по которой предстоит идти)

кил-әсе кеше (человек, который должен прийти)

әйт-әсе сүз (слово, которое предстоит сказать)

Причастия, которые употребляются без имени существительных, принимают на себя их показатели падежа, числа и принадлежности:

Тырышкан табар — ташка кадак кагар (пословица) — Усердный найдет, вобьет гвоздь в камень. Белгән белгәнен эшләр, белмәгән бармагын тешләр (пословица) — Умеющий сделает то, что умеет, не умеющий будет кусать свой палец. Ишет-кән-нәрең-не сөйлә. (Расскажи то, что ты слышал). Күрәчәкне күрми гүргә кереп булмый (пословица) — Пока не увидишь то, что предстоит тебе увидеть, в могилу не сойдешь.

Причастия активно употребляются в следующих типах предложений:

Минем әйтәсем бар (Мне предстоит сказать).

Безнең барасы юк (Нам не предстоит идти).

Аның кайтасы бар (Ему предстоит вернуться).

Аның барганы бар (Он ходил).

Синең күргәнең юк (Ты не видел).

Причастие в татарском языке выступает и сказуемым придаточного предложения:

Без китәсе поезд станциягә килеп туктады. (Поезд, на котором нам предстоит уехать, подошел и остановился на станции).

Мин әйткән кеше менә шушы була инде. (Человек, о котором я сказал, вот он сам).

Абый кайтачакны кем әйтте? (Кто сказал о том, что приедет брат?)

Вы, исходя из сказанного выше, наверное, убедились, насколько экономным делает предложение употребление аффиксов причастия: в русском переводе эти значения передаются описательным способом.

Деепричастие в татарском языке выражает действие, сопутствующее действию основного действия или конкретизирует основное действие. Оно имеет следующие формы:

1) -ып -еп -п (отрицательная форма -мыйча -мичә);

2) -а -ә, -ый -и (отрицательная форма -мый -ми);

3) -гач -гәч, -кач -кәч;

4) -ганчы -гәнче, -канчы -кәнче;

Первая форма может употребляться и повторяясь; вторая форма чаще употребляется в повторенном виде.

Посмотрим сказанное на примерах из речи:

Ул елмаеп сөйли. (Он говорит, улыбаясь).

Малай йөгерә-йөгерә китеп барды. (Мальчик ушел, убегая).

Кайткач, мина әйтерсең. (Вернувшись, скажешь мне).

Мансур Гүзәлне озата кайтты. (Мансур шел, провожая Гузель).

Белмәгәч сөйләмә инде. (Не зная, не говори).

Мин бу китапны алмый калдым. (Я не смог купить эту книгу).

әни кайтканчы идән юдым. (До прихода мамы вымыла пол).

В татарском языке глаголы на –а -ә, -ып -еп -п, употребляясь со вспомогательными глаголами, выражают одно целостное значение степени совершения действия и образуют сложное сказуемое:

Кыз җырлап җибәрде. (Девушка запела).

Малай елый башлады. (Мальчик заплакал).

Син бу китапны укып чыктыңмы? (Ты прочитал эту книгу?)

Син бу җырны җырлый аласыңмы? (Ты сможешь петь эту песню?)

әби бияләйне бәйләп бетердеме? (Связала ли бабушка варежку?).

Кыярлар өлгереп килә. (Огурцы поспевают).

Имя действия выражает название действия, процесса и выражается формой -у -ү: бар — бар-у, кайт — кайт-у, сөйлә — сөйлә-ү, кил — кил-ү.

Имя действия совмещает в себе признаки и имени, и действия: как имя принимает аффиксы принадлежности, числа и падежа, является чаще подлежащим, определением, дополнением; как глагол, принимает аффикс отрицания -ма -мә, а также управляет именем в каком-нибудь падеже. Отдельные имена действия, теряя глагольные признаки, превращаются в имена существительные: буяу — крашение; краска; көтү — ожидание; стадо; уку — чтение; учеба; җиңү — побеждать; победа; язу — написание; записка.

Инфинитив по значению наиболее похож на русскую неопределенную форму глагола и оформляется аффиксами -ырга -ергә, -рга -ргә, -арга -әргә: бар — бар-ырга (идти), сал — сал-ырга (класть), яз — яз-арга (писать), сөйлә — сөйлә-ргә (рассказывать), бел —бел-ергә (знать), аша—аша-рга (кушать), эч—эч-әргә (пить).

Отрицательную форму инфинитива образует аффикс -маска -мәскә: әйтергә — әйтмәскә, кайтырга — кайтмаска.

Типично и частотно употребление инфинитива с модально-предикативными словами ярый (можно), кирәк (надо), мөмкин (можно), ярамый (нельзя), тиеш (должно) и т. д.

Керергә ярыймы? (Можно войти?)

Миңа китәргә кирәк. (Мне надо уйти).

әйтергә мөмкинме? (Можно сказать?)

Сез җавап бирергә тиеш. (Вы должны ответить).

Вспомогательные глаголы (ярдәмче фигыльләр) в татарском языке выступают в различных функциях. Некоторые из них (например, иде) образуют времена глаголов (белә иде — знал, белгән иде — знал, белә торган иде—знавал), модальные формы (белсә иде — знал бы, язарга иде — писать бы), служат для образования новых слов (ял итү — отдыхать, тәкъдим итү — предложить), служат в качестве частиц (барган имеш, килде исә, килгән икән).

Широко употребительным вспомогательным глаголом является глагол бул (стать): әйткән була — еще говорит, килгән булган — оказывается, приходил, укытучы булды — стал учителем, китмәкче була — намеревается уходить и т. д.

В татарском языке имеется целый ряд глаголов, сохраняющих свое лексическое значение, но способных выступить в функции вспомогательного глагола для выражения способа протекания действия: начала, продолжения и завершения. Они образуются прибавлением их к неличным формам глагола -а/-и, -ып/-еп/, -рга/-ргә:

Степень протекания действия

Формы глагола

Начало действия

-ый/-и, -а/-ә

-ып/-еп/-п

-рга…

яз, башла

җибәр, алып кит

тотын,

кереш,

башла

Продолжение действия

тор, бар,

кал, кил,

утыр, төш,

бир

ят, тот, тор

утыр, маташ,

бар, кил

Завершение действия

кит, кал, ал, ташла,

җибәр, ат, төш,

сал, бет, бетер,

бир, куй, җит,

чык, чыгар, җиткер

ПРИМЕРЫ

Мин укып чыктым — Я прочитал(а). Кыярлар өлгереп килә — Огурцы поспевают. Алкасы җемелдәп куйды — Сережки засверкали. Син башлап җибәр — Ты начинай. Тавышны баса төш — Убавь звук. Яза башлагыз — Начинайте писать. Ул көйләп утыра — Он напевает. Укытучы сөйләргә кереште — Учитель начал говорить (рассказывать) и т.д.

Обобщая сказанное о глаголах, мы можем отметить: глагол имеет положительную и отрицательиую формы, изьявительное, повелительное, желательное, условное наклонения, девять временных форм, показатели степени протекания действия, пять залоговых форм.

Кроме того, в татарском языке имеется богатейшая система неличных форм, активно участвующих в образовании сложных глагольных форм. Естественно, это — самые главные итоги. Но татарский глагол неисчерпаемо богат и дальнейшеее его изучение Вы сможете провести и самостоятельно.

Наречие (рәвеш)

Наречие выражает признак действия или признак признака и является неизменяемой частью речи. Смысловая классификация наречий отражена в следующей схеме:

Разряды наречий

Примеры

1 Образа действия(саф рәвешләр)

тын — тихо, әкрен — медленно, шәп — хорошо, җәяү —пешком, кинәт — вдруг, аннан-моннан — кое-как и т.д.

2. Меры и степени (күләм-чама рәвешләре)

аз — мало, күп — много, бөтенләй — совсем, бераз — немного, бик — очень, тәмам — совершенно, байтак — довольно много и т.д.

3. Сравнения (охшату-чагыштыру рәвешләре)

кешеләрчә — по-человечески, төлкедәй — как лиса, тимердәй — как железо, каһарманнарча — геройски и т.д.

4. Места (урын рәвешләре)

ары — дальше, ерактан — издалека, кирегә — обратно, югарыга — ввысь, түбәнтен — внизу, монда — здесь, биредә — здесь и т.д.

5. Времени (вакыт рәвешләре)

берсекөнгә — послезавтра, бүген — сегодня. иртәгә — завтра, быел — нынче, кичә — вчера, кышын — зимой и т.д.

6. Причины и цели (сәбәп- максат рәвешләре)

юри — назло, зерәгә — зря, юкка — попусту, бушка — бесполезно, ачудан —в сердцах, тик — так себе и т.д.

Наречие постоянно характеризует глагол и чаще относится к нему, выступает в качестве различных обстоятельств. Наречия, как и в русском языке, не склоняются, обычно предшествуют глаголу.

Очрашырга вакыт аз калды (Для встречи времени осталось мало).

Син алдан бар! (Ты иди впереди!)

Бераз көтеп тор әле (Немного подожди-ка).

Биредә рәхәт (Здесь хорошо)

Мин сезне бөтенләй хәтерләмим (Я вас совсем не помню).

Ул кинәт сорап куйды (Вдруг он спросил).

Кыскача язып бирегез (Напишите коротко).

Көчкә сезне эзләп таптым (Еле разыскал(а) вас).

Сез русча бик яхшы сөйләшәсез (Вы по-русски очень хорошо говорите).

Ул безгә сирәк килә (Он к нам приходит редко).

Мин тиз кайтырмын (Я вернусь быстро).

Тиздән җәй җитә (Скоро наступит лето).

Хәзер соң инде (Сейчас уже поздно).

Тәлинкә челпәрәмә килеп ватылды (Тарелка разбилась вдребезги).

Син бу шигырьне яттан беләсеңме? (Ты это стихотворение знаешь наизусть?)

Трамвай бик әкрен бара (Трамвай идет очень медленно).

әйдә, җәяү кайтабыз! (Пошли пешком!)

Междометие (ымлык)

Междометия выражают различные чувства, переживания, волеизъявления человека. Различаются эмоциональные и императивные междометия. Первые выражают чувства, переживания, настроения человека, как положительные, так и отрицательные: ура (ура), аһ (ах), их (эх), ай-һай (ну и ну, вряд ли), и (э-э), ай-яй (ай), тфү (тьфу), уф (ух), абау (ой), һм (гм), әһә (ага), э-э-э (а-а-а), о-һо-һо (о-го-го), һы (хэ) и т. д. Императивные междометия выражают волеизъявление, желание говорящего: марш (марш), чү (тсс), тссс (тссс), әйдә (айда), алло (алло), тәйт (топ), трр (тпру— лошади), пес-пес (кис-кис—кошке), на-на-на (айда), хуш (ну) и т. д.

Звукоподражательные слова (аваз ияртемнәре)

Звукоподражательных слов в татарском языке очень много. В толковом словаре их зафиксировано более 800. Они образуются как подражания звукам, издаваемым человеком, животными, птицами, насекомыми, и любым звукам в природе. Часто они уникальны и на другой язык передаются своеобразно: карр (карр—ворона), мияу (мяу), гыр-гыр (хрип), чүт-чүт (так поют птицы), күк-кү (ку-ку— кукушка), мыш-мыш (сопит и спит), бак-бак (так кричат утки), выжж (улетел жук с таким звуком), зыр-зыр (крутится с таким звуком) и т. д.

Модальные слова (хәбәрлек сүзләр)

Модальные слова выражают отношение речи в смысле реальности, возможности, необходимости к объективной действительности. Они выделены в татарском языкознании сравнительно недавно. Их можно подразделить на две группы: в первую группу входят слова, которые употребляются в составе сказуемого: бар (есть), юк (нет), кирәк (надо), тиеш (должен), мөмкин (можно), ярый (ладно), ярар (ладно), ихтимал (возможно), имеш (дескать), бугай (кажется), икән (оказывается), и т.д. Вторая группа включает в себя слова, употребляющиеся в функции вводных слов: ахры (кажется), бәлки (может быть), шаять (видно), ичмасам (хоть, хотя), әлбәттә (конечно), билгеле (известно), дөрес (правда), чыннан да (действительно), ниһаять (наконец), мәсәлән (например), гомумән (в общем), минемчә (по-моему) и т.д.

Частицы (кисәкчәләр)

Частицы в татарском языке отличаются тем, что очень близко стоят к аффиксам. Они выражают различные смысловые и модальные оттенки. Частицы могут стоять и перед знаменательным словом, и после него. По значениям и функциям частицы выглядят следующим образом:

Значение

Частицы

Место

Примеры

Вопросительные (сорау)

-мы/-ме

после слова

улмы — он ли?

синме — ты ли?

Ограничительные (чикләү)

гына/генә

кына/кенә

ук/үк

после слова

әти генә — только отец

китап кына — только книга

әйткәч үк — как только сказал

Усилительные (көчәйткеч)

иң, нәкъ;

чалт,

шыр,

дөм,

кып-

ап-

сап-

кап-

ямь-

күм-

перед словом

нәкъ ул — точно он

иң матур — самый красивый

дөм караңгы — совсем темно

шыр тиле — круглый дурак

кып-кызыл (красный прекрасный)

ап-ак (белый-пребелый)

сап-сары (желтый-прежелтый)

кап-кара (черный-пречерный)

ямь-яшел (зеленый-презеленый)

күм-күк (серый-пресерый)

Усилительно-сочинительные (көчәйтү-бәйләү)

да/дә

та/тә

после слова

Килеп тә керде, җырлап та җибәрде (Как зашел, так и запел)

әнисе дә әйтте (Даже мать сказала)

Отрицательные (инкяр)

1) түгел,

2)һич

1) после слова

2) перед словом

Бу — китап түгел (Это — не книга)

Ул һич аңламый (Он ни сколько не понимает)

Утвердительные

1) бит,

2) ич,

ла/лә,

лабаса/ ләбаса

1) и перед словом, и после слова

2) после слова

1) Ул әйтте бит (Он ведь сказал)

2) Ул көлә ич (Мальчик же смеется)

Кызлар җыелган ла (Собрались же девочки)

Аңладым лабаса (Понял(а) же (уж))

Неопределенные

(икеләнү)

1) -дыр/-дер,

-тыр/-тер,

2) әллә

1) после слова

2) и перед словом, и после слова

Килгәндер ул (Наверное, он пришел)

Кыйбаттыр (Наверное, дорого)

әллә тургай инде? (Жаворонок, что ли?)

Кибет ачык әллә? (Магазин разве открыт?)

Частицы упрашивания

әле,

-сана/-сәнә,

-чы/-че

после слова

Китабыңны биреп тор әле (Дай-ка книгу)

Сандугачым, талга кунсана (Соловей мой, сядь на ивушку)

әйтче миңа! (Скажи мне!)

Указательные частицы

әнә (вон),

менә (вот),

перед словом

әнә авыл (Вон деревня)

Менә безнең өй (Вот наш дом).

К вспомогательным частям речи относятся послелоги и послеложные имена (бәйлекләр һәм бәйлек сүзләр), союзы (теркәгечләр ).

Послелоги (бәйлекләр)

Послелоги по своей грамматической функции соответствуют русским предлогам, но в отличие от них всегда стоят после самостоятельного слова и поэтому называются послелогами. Они управляют определенными падежами:

Падежи

Послелоги

Примеры

Основной (имя сущ.), притяжательный (местоимения)

белән, кебек, шикелле, төсле, сыман, сымак, аркылы, аша, үтә, турында, хакында, хакта, хакына, өчен, сәбәпле, аркасында и т.д.

әти белән — с отцом төлке кебек — как лиса ут шикелле — как огонь күк сыман — как небо тау аша — через горы; кеше турында (хакында) — о человеке, Ватан өчен — за Родину, авыру сәбәпле — по болезни, аның турында — о нем, синең кебек (төсле, шикелле, сыман) — как ты, аның өчен — за него

Направительный

табан, таба, каршы, караганда, карамастан

дулкынга каршы — против волн, күлгә таба — к озеру, давылга карамастан — несмотря на бурю

Исходный

башка, бүтән, тыш, бирле, башлап, соң, элек

сездән башка — кроме вас, синнән бүтән — кроме тебя, расходтан тыш — кроме расходов, иртәдән бирле — с утра, синнән элек — до тебя, эштән соң — после работы

Основной (имя сущ.), притяжательный (местоим.), направительный (имя сущ., местоим.)

чаклы, хәтле, тикле, кадәрле

йодрык чаклы — величиной с кулак, урманга хәтле — до леса, синең хәтле — как ты, яфрак кадәрле — величиной с листочек

В татарском языке большую группу послеложных слов составляют имена, выражающие пространственные и временные отношения. Употребляясь в пространственных падежах, они являются своеобразным средством связи. Это такие слова, как ас (низ), өс (верх), төп (основание), баш (верх), як (сторона), ян (бок), арт (зад), ал (перед), чак (время), вакыт (время), каршы (перед, навстречу), тирә (вокруг), буй (вдоль) и т.д. Они употребляются в трех падежах: дательном, исходном, местно-временном (часто с аффиксами принадлежности третьего лица).

Основа послеложных слов

Падежные формы

Примеры

өс (верх)

өстендә

өстеннән

өстенә

өстәл өстендә — на столе өстәл өстеннән — со стола өстәл өстенә — на стол

ас (низ)

астында астыннан астына

өстәл астында — под столом өстәл астыннан — из-под стола өстәл астына — под стол

як (сторона)

ягында ягыннан ягына

урман ягында — там, где лес урман ягыннан — со стороны леса урман ягына — по направлению к лесу

ян (бок)

янында

яныннан

янына

аның янында — рядом с ним

аның яныннан — от него

аның янына — к нему

чак (время)

чагында

чакта

килгән чагында — когда он приходил

яшь чакта — когда был молодым

каршы (навстречу)

каршына

каршыннан

каршында

егет каршына — к парню

егет каршыннан — перед парнем

егет каршында — перед парнем

буй (вдоль)

буена

буеннан

буенда

елга буена —к реке

елга буеннан — от реки

елга буенда — у реки

тирә (вокруг)

тирәсенә

тирәсеннән

тирәсендә

чишмә тирәсенә — к роднику

чишмә тирәсеннән — от родника

чишмә тирәсендә — около (у) родника

ара (промежуток)

арасына

арасыннан

арасында

кеше арасына — к людям

кеше арасыннан — от людей

кеше арасында — среди людей

эч (внутрь)

эченә

эченнән

эчендә

шкаф эченә — в шкаф

шкаф эченнән — из шкафа

шкаф эчендә — в шкафу

урта (середина)

уртасына

уртасыннан

уртасында

бакча уртасына — на середину сада

бакча уртасыннан — по середине сада

бакча уртасында — в середине сада

Союзы (теркәгечләр)

Союзы используются для связи членов предложения и отдельных предложений и выражают различные отношения между ними. По происхождению союзы в татарском языке в большинстве своем заимствованные: вә (и), ләкин (но), ягъни (то есть), әмма (но) и др.— из арабского; һәм (и), әгәр (если), гүя (словно), ки (что) и др.— из персидского; ә (а)—из русского и т. д. Исконно тюркские союзы следующие: да/дә, та/тә (и), я (или), яисә (или), тик (но), бары (но) и др. Появилось много слов, выполняющих функции союзов: әйтерсең (словно), диярсең (будто), шунлыктан (поэтому), шуңа (поэтому), аның каравы (вместе с тем, зато), а также активизировались парные относительные слова: кем—шул (кто—тот), нинди—шундый (какой—такой), кайсы—шул (который—тот), кайда—шунда (где—там), кем—шундый (кто—такой) и др. Как и в русском языке, в татарском союзы подразделяются на сочинительные и подчинительные. Сочинительные (тезүче) союзы подразделяются на: а) соединительные (җыючы) —һәм (и), тагын (и), янә (еще, и), ни… ни (ни.. ни), вә (архаичный—и), да/дә, та/тә (и); б) противительные — ләкин (но), әмма (однако), ә (а), бәлки (но), фәкать (только), тик (однако), бары (только), в) разделительные (бүлүче) — я (или), яки (или), яисә (или).

Подчинительные союзы употребляются для связи частей сложноподчиненного предложения, а также компонентов и простого предложения. Это — чөнки (потому что), ки (что), гүя (словно), гүяки (будто), гәрчә (несмотря на), әгәр (если), әгәренки (если), әгәр дә (если), ягъни (то есть). Подчинительные союзы, кроме ки, употребляются в составе придаточного предложения: әгәр эш уңса, мин сиңа хәбәр итәрмен — Если повезет, я тебе сообщу. Урамнар чистарды, чөнки язгы яңгырлар явып узды — Улицы стали чистыми, потому что прошли весенние дожди.

СИНТАКСИС

В области синтаксиса особенности татарского языка следующие.

В простом повествовательном предложении основным законом является постановка сказуемого на самый конец предложения: Бакчада кошлар сайрый — В саду поют птицы. Алар ике-өч көннән соң кайттылар — Они возвратились через два-три дня.

Российский гуманитарный журнал. 2018. Том 7. №5. С. 424-430.

Скачать полный текст (Русский)

Сагдиева Р. К.

Казанский федеральный университет, Институт филологии и межкультурной коммуникации

Россия, Республика Татарстан, 420021 г. Казань, улица Татарстан, 2

Email: [email protected]

Хуснутдинов Д. Х.

Казанский федеральный университет, Институт филологии и межкультурной коммуникации

Россия, Республика Татарстан, 420021 г. Казань, улица Татарстан, 2

Сибгатуллина И. К.

Казанский федеральный университет, Институт филологии и межкультурной коммуникации

Россия, Республика Татарстан, 420021 г. Казань, улица Татарстан, 2

Резюме

Важным элементом этнической близости татарского и турецкого народов является сходство языковых элементов, традиций, народного творчества. Такие произведения, как, например, «Кутадгу белек», являются для этих языков ключевыми и составляют основу татарской и турецкой литературы. Религиозная идентичность также является важным фактором взаимосвязи и взаимопонимания этих двух народов. Актуальность выбранной темы определяется необходимостью изучения морфологических особенностей двух родственных языков. Научная новизна данной статьи состоит в систематизации причастий татарского и турецкого языков посредством сравнительно-сопоставительного анализа. В ходе исследования выявляются ряд особенностей и отличий каждого языка, несмотря на то, что они являются представителями одной – тюркской – группы. В то же время наблюдается влияние турецкого языка на татарский язык.

Ключевые слова

  • • Kлючевые слова: глагол
  • • причастие
  • • время
  • • залог
  • • аффикс
  • • семантика
  • • форма
  • • предложение
  • • татарский язык
  • • турецкий язык
  • • verb
  • • participle
  • • tense
  • • voice
  • • affix
  • • semantics
  • • form
  • • sentence
  • • Tatar
  • • Turkish

Литература

  1. Серебренников Б., Гаджиева Н. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Баку, 1979. 304 с.
  2. Аглиуллин М. М. Особенности перевода причастий с татарского на русский язык // Тюркский мир и исламская цивилизация: проблемы языка, литературы, истории и религии: IX Международная тюркологическая конференция. 2018. С. 247-249. URL: class=”arch-single_references_list_reference”>Галлямов Ф. Г. Синтаксические функции причастия прошедшего времени в татарском языке // SWorld: Сб. научных трудов. 2013. Т. 22. №1. С. 86-89. URL: class=”arch-single_references_list_reference”>Кононов А. Н. Грамматика современного турецкого литературного языка. М., 1956. 569 с.
  3. Сәгъдиева Р. К., Хөснетдинов Д. Х. Татар һәм төрек телләрендә киләчәк заман сыйфат фигыль // Мировая тюркология и Казанский университет: материалы Международной научно-практической конференции (Казань, 26-28 апреля 2018 г.). Казань: Изд-во Казан. ун-та. 2018. С. 339-343.
  4. Татар грамматикасы. Морфология. Казан, 2002. Т. 2. 448 с.
  5. Тумашева Д. Г. Татарский глагол. Казань, 1986. 181 с.
  6. Хисамова Ф. М. Причастие в современном татарском литературном языке: автореф. дисс.. канд. филол. наук. Казань, 1970. 27 с.
  7. Хисамова Ф. М. Татар теленең тарихи грамматикасы. Казан, 2017. 184 б.
  8. Хисамова Ф. М. Татар теле морфологиясе. Казан, 2015. 335 б.
  9. Ясин С. Изучение причастий в турецком языке // Наука, новые технологии и инновации Кырзыстана. 2017. №12. С. 194-196. URL: class=”arch-single_references_list_reference”>Гиниятуллина А. Ю., Гараева М. Р. Синтаксические функции причастий в английском и татарском языках // Казанская наука. 2018. №2. С. 38-40. URL: class=”arch-single_references_list_reference”>Павлова Л. М. Формы причастия в английском и турецком языках // Образование и наука в современных условиях. 2015. №1(2). С. 252-253. URL: class=”arch-single_references_list_reference”>Ясин С. Лексико-семантические особенности причастий в кыргызском и турецком языках // Наука, новые технологии и инновации Кырзыстана. 2017. №12. С. 200-203. URL: class=”arch-single_references_list_reference”>Husnutdinov D. H., Akalin S. H., Giniyatullina L. M., Sagdieva R. K. Linguistic means of expression in proverbs of tatar, Russian, Turkish // Astra Salvensis. 2017. №20. P. 639-646. URL: class=”arch-single_references_list_reference”>Татарская грамматика. Морфология. Казань, 1997. Т. II. 397 с.
  10. Джавдет-заде Х., Кононов А. Н. Грамматика современного турецкого языка (Фонетика, морфология и синтаксис). Л., 1934. 267 с.
  11. Baykurt F. Sakarca – bir çocuk masalı. İstanbul, 1978. 152 b.
  12. Kaleli Y. Dönek. Öyküler. Yeni günya. İstanbul, 1978. 128 b.
  13. Яруллин Ф. Г. Җилкәннәр җилдә сынала: Повестьлар. Казан, 1986. 288 б.

  • Год: 2006
  • Автор научной работы: Гиниятуллина, Алсу Юнисовна
  • Ученая cтепень: кандидата филологических наук
  • Место защиты диссертации: Казань
  • Код cпециальности ВАК: 10.02.02

450 руб. image

Полный текст автореферата диссертации по теме “Татарское причастие на -ган и его эквиваленты в английском языке”

На правах рукописи

ГИНИЯТУЛЛИНА АЛСУ ЮНИСОВНА

ТАТАРСКОЕ ПРИЧАСТИЕ НА -ТАН И ЕГО ЭКВИВАЛЕНТЫ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

10.02.02. – Языки народов Российской Федерации (татарский язык) 10.02.20. – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

КАЗАНЬ-2006

Работа выполнена в отделе языкознания Института языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан

Научные руководители: доктор филологических наук, профессор

Закиев Мирфатых Закиевич

доктор филологических наук, профессор Хисамова Венера Нафиковна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Хисамова Фагима Миргалиевна

кандидат филологических наук, доцент Закиров Рафис Рафаелевич

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Елабужский государственный педагогический университет»

Защита диссертации состоится 11 мая 2006 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 022.001.01 в Институте языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420111, г. Казань, ул. Лобачевского, д. 2/31.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного центра НЦ РАН (г.Казань, ул.Лобачевского, 2/31)

Автореферат разослан 8 апреля 2006 года.

Учёный секретарь диссертационного совета, кандидат филологических наук

Г.Г.Саберова

¿ООбА

~т2_

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Сопоставительное изучение разносистемных языков и в практическом, и в научном плане является одной из актуальных проблем языкознания. Сопоставление языков различных систем не только методический прием, способствующий изучению неродного языка, но и является одним из научных методов исследования, что не раз подчеркивалось такими видными учсными-лингвистами, как Л.В.Щерба, В.В.Виноградов и др. Давая оценку подобному аспекту изучения языков, А.И.Смирницкий, например, указывал на то, что сопоставление «фактов различных языков позволяет лучше заметить, охарактеризовать и осмыслить специфические особенности каждого данного языка, а это, понятно, является важной предпосылкой для обнаружения и всестороннего изучения внутренних законов развития языка» (Смирницкий, 1953: 3). Задачей методического аспекта контрастивного анализа языков является выявление сходных, общих явлений в изучаемых языках исходя из этого факта, сопоставительный метод рассматривается как один из основных компонентов типологического направления в изучении языков. Такие известные ученые, как Е.Д.Поливанов, В.А.Богородицкий, Н.К.Дмитриев уделяли много внимания сопоставительному изучению языков как в практической деятельности, так и в своих исследованиях. Так известный учёный Е.Д.Поливанов считал неоправданным сопоставление с родным языком обучаемых в том случае, если грамматическая категория представляет особенность лишь изучаемого языка. «Системное научное описание изучаемого языка в сравнении со структурными и функциональными особенностями родного языка не только позволяет выяснить, какие черты родного и иностранного языков однотипны, а какие черты не накладываются друг на друга, но и будет способствовать лучшему усвоению и пониманию особенностей родного языка» (Хисамова, 2004:10). Задача лингвистического аспекта контрастивного анализа двух языков состоит в установлении (конгруэнтности/неконгруэнтности, эквивалентности/неэквивалентности) семантики и формы единиц разных уровней сопоставляемых языков.

Данная работа посвящена исследованию причастия прошедшего времени в татарском языке и выявлению эквивалентов и способов передачи его на английский язык «Под эквивалентностью понимается соответствие значений языковых единиц» (Байрамова, 1994: 21). Английский и татарский языки обладают различным грамматическим строем и относятся к типологически различным группам языков; английский язык является аналитическим типом, татарский — агглютинативным типом. В процессе обучения и в целом в языкознании причастия являются одной из сложных и дискуссионных проблем в плане определ сущности.

Сопоставительное исследование причастий в татарском и в английском языке, обладающие специфическими морфолого-семантическими особенностями и синтаксическими функциями, до последнего времени не были объектом специального исследования. Вопросы о грамматической природе причастий татарского языка освещены в описательных грамматиках, статьях и исследованиях общего характера. Многие фундаментальные вопросы причастий татарского и английского языков и средства их передачи на английский язык в сопоставительном плане все еще остаются недостаточно изученными и невыясненными. Это обстоятельство и обусловило актуальность исследования татарских причастий на -ган в сопоставлении с английским языком.

Цели и задачи исследования. Целью нашего исследования является изучение грамматической сущности причастий в татарском языке в сопоставлении с английским языком, выявление функционально-семантических и морфологических особенностей причастий татарского и английского языка.

В соответствии с целью исследования поставлены следующие задачи:

• семантическое описание причастий в определительной и предикативной функциях;

• анализ морфологических и синтаксических функций причастий в сравнении с другими функциональными формами;

• выявление временной семантики причастий татарского и английского языка.

Методологической и теоретической основой явились достижения современной английской и тюркологической лингвистики, труды ученых — Комри (Сошпе В.) (1976), Дж.Керм (1976), Н.ЬеесЬ (1983), А.В.Бондарко (1984), И.П.Ивановой, З.З.Гатиатуллиной (1963), М.З.Закиева (1963), Ф.М.Хисамовой (1970), Д.Г.Тумашевой (1964), Ф.А.Ганиева (1980), Ф.Ю.Юсупова (1986), Н.К.Дмитриева (1962), А.Н.Кононова, Н.А.Баскакова (1966), С.Н.Иванова (1979), Дж.Г Киекбаева (1960), В.Н.Хисамовой (2004), Р.З.Мурясова (2000) и многих других исследователей.

Методы исследования. В работе в основном использован сопоставительный метод, а также применен метод описания языковых фактов. При анализе собранного материала и полученных данных использованы структурно-типологический, функционально-семантический, компонентный анализ значения языковых единиц.

Исследованный материал. Основным фактическим материалом исследования послужили примеры из произведений современной и классической художественной татарской и английской литературы, источником исследования явились также двуязычные и терминологические словари, отчасти был использован материал публицистической литературы.

Научная новизна предлагаемой работы заключается в следующем:

Путём сопоставления выявляется временная семантика причастий татарского и английского языка, определяются морфологические и синтаксические особенности причастий. В данном исследовании впервые делается попытка монографического изучения особенностей причастий татарского языка в сопоставлении с английским языком, и выявления эквивалентов татарских причастий на -ган в английском языке. Впервые сопоставляются разноструктурные и разносистемные татарский и английский языки на морфологическом и синтаксическом уровнях, что является значимым фактором для теории и практики прямого перевода, а также для преподавания английского языка в татароязычной аудитории.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в данном исследовании показаны преимущества использования функционально-семантического подхода при анализе глагольных категорий татарских причастий прошедшего времени и выявление их способов передачи на английский язык. Результаты проведённого исследования могут быть учтены в дальнейшей разработке теоретических вопросов контрастивного языкознания и вопросов, связанных с описанием грамматических категорий татарских причастий прошедшего времени и способов их актуализации в английском языке, а также в области теории перевода.

Практическая значимость работы. Основные положения диссертации могут быть использованы при составлении программ, учебников и учебно-методических пособий, а также в разработке лекционных курсов, спецкурсов, спецсеминаров по методике преподавания английского языка на базе родного (татарского) языка, в использовании научных разработок в учебном процессе высших и средних учебных заведений. Фактический материал может использоваться при прямых переводах материала с татарского на английский, с английского на татарский язык.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования обсуждались на заседании кафедры английского языка ТГГИ, изложены в выступлениях на республиканских научных конференциях, проводившихся в АН РТ ИЯЛИ, ТГГИ. Результаты исследования опубликованы в количестве шести статей в различных научных сборниках.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, заключения и списка использованной литературы.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность, новизна и научно-практическая значимость исследования, раскрываются цели и задачи работы. В первой главе «Краткая история изучения причастий в тюркологии и в

англистике» анализируются грамматики и другие работы, где затрагивались либо довольно подробно или специально исследовались причастия, даются определения данной категории. В данной главе представлена общая картина развития в татарском языкознании учения о причастиях, начиная от грамматик 19 века, заканчивая научно-теоретическими исследованиями Д.Г.Тумашевой, Ф.М.Хисамовой. Также делается попытка обобщить и соединить результаты теоретических и практических исследований систем причастий в английском языке, накопленные лингвистами, изучавшими данную проблему в самых разнообразных ракурсах. При этом особое внимание уделено таким вопросам, как определение статуса причастия в системе частей речи; выявление соотношения глагольных и именных черт в английском причастии; сопоставление временных и залоговых значений английских причастий на основе функционально-семантического подхода.

Вторая глава «Морфологические признаки татарского причастия на -ган и английского причастия прошедшего времени» посвящена описанию и анализу морфологических признаков причастия на -ган и английского причастия прошедшего времени. Анализ базируется на конкретном материале, проводится сопоставительный анализ по линии семантики, морфологии и т.д. Рассматривается категория времени, залога, синтаксические особенности в употреблении причастий в связи с категориями переходности/непереходности, грамматические признаки глагола и прилагательного в причастиях и другие проблемы. На современном этапе причастие считается глагольной формой, в подтверждении чему такие учёные, как Биренбаум Я.Г., Смирницкий А.И и многие другие приводят ряд убедительных аргументов. Во-первых, причастия и личные формы глаголов имеют общее лексическое значение; идентичность моделей словообразования для причастных форм от соответствующих глаголов; причастия и личные формы глаголов имеют сходные морфологические и семантические категории; совпадение управления и сочетаемости у неличных и личных форм. Таким образом, мы присоединяемся к традиционной точке зрения, и будем рассматривать причастие как «неспрягаемая форма глагола, которая сочетает в себе признаки глагола с признаками имени прилагательного» («Татарская грамматика»; 1997: 199). Нужно отметить, что английские причастия «представляют собой неличную форму глагола, обозначающую действие, приписываемое лицу или предмету как их признак» (Берман, 1994: 174). В английском языке также как и в татарском языке, причастие, как неличная форма глагола, отличается от личных форм глагола, прежде всего тем, что в них не выражается ни категория лица, ни категория числа. Можно также сказать, что английское причастие, как и другие неличные формы глагола, стоит на периферии глагольной системы и тесно соприкасается с неглагольными категориями с прилагательным и отчасти наречием. В отличие от других неспрягаемых форм глагола причастия имеют категорию времени, но выражают его не как

спрягаемая форма глагола, в конкретной форме, а путем характеристики предмета в связи со временем. Поэтому по сравнению с глаголом в причастиях время выступает в более обобщенной форме. Кроме того, английские причастия обозначают действие как признак другого действия, и тем самым английские причастия имеют адвербиальный компонент. Наличие дополнительных компонентов, отличающих татарское причастие от английского, и не полных соответствий морфологических категорий создают определённые трудности при осуществлении перевода текстов с татарского языка на английский язык и наоборот. В связи с этим, мы считаем необходимым, провести более тщательный анализ причастий в татарском и английском языках и грамматических явлений в сравнительно-сопоставительном плане для выявления сходных и различных явлений и соответствующих эквивалентов.

На семантическом уровне татарские и английские причастия почти полностью совпадают по значению. Характерным признаком общности лексических значений личных и причастных глагольных форм, по мнению ряда учёных, является способность причастия как такового выражать значение действия, либо связь с ним (ЛЭС, 1990; «Русская грамматика» 1980; Кульбацкая, 1691) О.И.Москальская также связывает лексическое значение причастия со значением действия. Она считает, что в причастии преобладает значение процесса или результативного состояния, т.е. состояния, появившегося в результате какого-либо действия (Москальская, 1956). Приведём пример с татарскими причастиями: Тирэ-юньге ап-ак кар белен капланган таулар (Ф.Яруллин). Энисе чэчеклэр тешерелгон торт бирэ (Ф.Яруллин). В данных примерах татарские причастия капланган, тошерелгэн передают значение процесса, состояния, действия, протекающего во времени. Так, причастие капланган «покрытый» обозначает состояние, появившееся в результате действия «покрывать» капларга.

В английском языке некоторым эквивалентом татарского причастия прошедшего времени, можно считать причастие П (Participle П) или условно причастие прошедшего времени. The novel recommended by the librarian turned out to be very dull (И.М.Берман). Китапханаче тарафыннан тэкъдим ителгэн роман, бик куцелсез булып чыкты. Jenkinson was a retired colonel who lived in Dorset and whose chief occupation was gardening. Отставкага чыккан полковник Дженкинсон хэзер Дорсетга яши Ьом аныц теп шегыле бакчада эшлэу булды. Как видно из примеров, на данном этапе сходство английских и татарских причастий заключается в том, что и английские и татарские причастия прошедшего времени образуются при помощи суффиксов. Если в татарском языке к основе глагола присоединяются суффиксы -кан/-кэн, то в английском к правильным глаголам добавляется суффикс -ed. Но у нестандартных английских глаголов причастие II образуется различными способами. Очень интересным является тот факт, что при переводе причастий прошедшего времени с татарского на английский

язык не всегда удаётся найти полный эквивалент английского причастия прошедшего времени. В основном, при переводе на английский язык мы использовали придаточные предложения. Но при обратном переводе почти все английские примеры имели свой эквивалент в виде татарского причастия прошедшего времени. Например: The novel recommended — тэкъдим ителгэн ромай: retired colonel – отставкага чыккан полковник и т.д. Самый важный признак глагольности причастий — это категория вида, времени и залога. Татарское и английское причастие прошедшего времени обладает всеми этими категориями, но наиболее дискуссионной считается темпоральность татарского и английского причастия.

В современном татарском языке, как и в других тюркских языках, активно функционирует пять залоговых форм причастий. Наибольший интерес в тюркских языках для изучения представляет в силу своей дискуссионности соотношение действительного и страдательного залогов. Кроме занимающей центральное положение в татарском и английском языках категории активности/пассивности (А/П), в залоговость также входят категории возвратности, взаимности, медиальности, транзитивности. Приоритетное положение А/П в иерархии залоговых значений объясняется тем, что данная оппозиция опирается на морфологическую категорию залога, разумеется если мы будем исходив из точки зрения, что “двучленная система актив-пассив наилучшим образом отражает природу залогового противопоставления” (Буланин, 1985: 125). В английском языке в отличие от татарского существует, по мнению ряда лингвистов, два залога, но некоторые авторы считают, что залогов три. Несомненные два залога — действительный и страдательный. В случае толкования категории А/П как эквиполентной оппозиции, семантикой активности следует считать центробежную направленность глагольного действия, а пассивности — центростремительную (Гухман, 1964: 8-9). В соответствии с этим, все указанные частные залоговые значения не входят больше в структуру актива, а образуют самостоятельные, но взаимопересекающиеся категории.

Далее идёт анализ адъективных признаков татарских и английских причастий, которые также оказывают большое влияние на реализацию причастиями их семантических, морфологических и синтаксических значений. В синтаксической функции причастия в препозитивном употреблении близки к прилагательным. Но нельзя говорить о полном уподоблении причастий прилагательным. При адъективном употреблении, причастия могут изменяться по степеням сравнения, насколько позволяет их значение. При глагольном употреблении причастия нельзя изменять по степеням сравнения. Также причастия в роли препозитивного определения могут быть субстантивированы.

Рассмотрим лексико-семантические признаки причастий. В татарском языке причастия по своему значению, как и прилагательные, обозначают признак предмета и отвечают на вопрос какой? (нинди?): Сез язган Оля

Никонованы мин бик яхшы хэтерлим (Ф.Яруллин). Да я хорошо помню Олю Никонову о которой вы писали. В данном предложении причастие прошедшего времени сез язган обозначает признак предмета, выраженного существительным в винительном падеже Оля Никонованы. и отвечает на вопрос какая? (нинди?).

Морфологические: 1) отдельные татарские причастные формы (в основном форма на -ган) принимают степени сравнения: белгэнрек кеше (более знающий человек); укыганрак укучы 2) при атрибутивном употреблении причастие не склоняется и не принимает аффиксов принадлежности и числа (морфологический признак): Уземдэ сакланган кендэлеклэремне Ьэм кайбер нврсэлэрен алып барырымын инде (Г.Ахунов). Я уж возьму сохранившиеся у меня дневники и ещё какие-нибудь их вещи.

Проанализировав литературу по глагольной системе татарского и английского языка, можно охарактеризовать причастие следующим образом:

1. Причастия — это особый класс слов с глагольными и адъективными признаками.

2. К глагольным грамматическим характеристикам причастий относятся:

• временная соотносительность или таксис (время действия, выраженного причастием, зависит от времени личной формы глагола). Причастие, в отличие от личной формы глагола, не способно обозначать определённые временные отрезки, уровни;

• валентность (синтаксические связи у причастий и соответствующих глаголов за редким исключением совпадают).

3. Общим для татарских и английских причастий прошедшего времени является значение процессуальности или состояния, являющегося результатом какого-либо процесса. Вместе с тем, причастие, как в татарском, так и в английском языке может выступать и как признак имени существительного.

4. Характерной для причастий современного татарского и английского языка является разная степень их вхождения в систему глагола, основанная на участии/неучастии в образовании аналитических глагольных форм.

5. Вместе с тем, хотя наличие у причастий некоторых признаков и свидетельствуют об их известной близости к прилагательным, едва ли можно объединить их в один класс, так как свойственные причастиям синтаксические функции могут быть не только адъективными, но и глагольными, а такой морфологический признак, как морфоизменение свойственен только атрибутивно употреблённым адъективированным или субстантивированным причастиям.

В третьей главе «причастие на -ган в роли определения и сказуемого определительных предложений в татарском языке и его эквиваленты в английском языке» рассматриваются вопросы синтаксической функции причастия на -ган и его английские эквиваленты в

указанном случае. Как уже было отмечено, в татарском языке определительная функция является основной синтаксической функцией причастий прошедшего времени. Например: Кайтканда канаты каерылган ниндидер бер кошны туктап алдылар. Тире-юньде ап-ак кар белэн капланган таулар. Вокруг покрытые белоснежным снегом горы. Как видно из примеров, все выше выделенные причастия выступают в функции определения к существительным. Например: причастие прошедшего времени капланган в данном случае обозначает признак, выражает квалификативное отношение и тесную атрибутивную связь с существительным таулар.

В функции определения татарское причастие прошедшего времени занимает препозитивное положение и связывается с определяемым словом по способу примыкания. Например: Безгэ эти-энилэренэ кирэкмэгвн ташландык балаларны китерэлэр иде. К нам приводили не нужных своим родителям, брошенных детей. Миннэн укыган догаларымныц мэгьнэсен сорагач аптырап калмадым, кыскача сейлэп бирдем (Ф.Яруллин). Когда у меня спросили значения молитв, которые я читала, я не растерялась, а сразу же вкратце рассказала их содержание. В этом предложении причастие укыган находится в препозиции к существительному догаларымныц, форма на -ган действительно обозначает признак предмета по действию укырга читать. Из примеров видно, что татарское причастие всегда находится в препозитивном положении. Способ, когда татарские причастия находятся в препозитивном положении, роднит форму на -ган с именами прилагательными. Но в отличие от прилагательных, причастия в данном случае обозначают признак предмета по действию и состоянию.

Английское причастие прошедшего времени в качестве определения обычно находится в препозиции по отношению к определяемому слову. Например: First of all she went to the bombed building. В данном примере английское причастие прошедшего времени bombed находится в препозитивном положении к определяемому существительному building, обозначает признак, здесь мы имеем дело с присубстантивным определением, обозначающим признак предмета. Английское причастие прошедшего времени в качестве определения также может находиться в постпозиции. People involved were reported to the police. When we build cities we think about generations unborn. They passed the bodies of British soldiers killed that nieht. It was a little log house with whitewashed walls. Английские причастия involved, unborn, killed находятся в постпозиции к существительным people, generations, soldiers.

Как известно, английский язык принадлежит к языкам, имеющим тенденцию ставить определение перед определяемым словом. They turned into the large conservatory beautifully lit up with Chinese lamps (Eliot). Алар кытай фонарьлэре белэн матур итеп яктыртылгаи оранжереяга таба

борылдылар. Они свернули в большую оранжерею, красиво освещённую китайскими фонариками. В этом предложении английское причастие lit up находится в постпозиции по отношению к определяемому существительному conservatory, но при переводе на татарский язык, как уже упоминалось выше, причастие яктыртылган находится в препозиции к существительному оранжереяга. Иными словами можно сказать, что постпозитивное английское причастие прошедшего времени в татарском языке будет всегда в препозитивном положении. В постпозиции не распространённые английские причастия выражают свой глагольный характер более отчетливо.

Из всего выше сказанного можно сделать заключение, что и татарские и английские причастия прошедшего времени употребляются в определительной функции, также указывают на признак предмета, относятся, как правило, к существительному или к словам, выступающим в значении существительного. И татарские и английские причастия могут стоять в препозитивном положении по отношению к определяемому слову, но английские причастия могут занимать и постпозитивное положение в предложении. И татарские и английские причастия прошедшего времени могут быть простыми и распространёнными, но с той лишь разницей, что татарские причастия могут быть простыми и распространёнными в препозитивном положении, а английские причастия бывают распространёнными только в постпозиции.

В четвёртой главе рассматривается причастие на -гаи в роли обстоятельства и сказуемого обстоятельственных предложений в татарском языке и его эквиваленты в английском языке. В понятие обстоятельства как признака процесса входят как внутренние качественные признаки самого действия (образ действия, степень его интенсивности, частота совершения и т.д.), так и внешние признаки, условия протекания процесса (место, время, причина, цель и т.д.). В данном параграфе подвергается исследованию причастие на -ган в роли обстоятельства причины и сказуемого сложноспаянных предложений. В татарском языке обстоятельство причины обозначает причину совершения действия, выраженного причастием на -ган с послелогом ечен. формой на -ганга без послелога и с послелогом куре, реже формой на -ганнан. Послелог курэ (очен, сэбэпле, аркасында) с предшествующей формой на -ганга является средством выражения фонового таксиса следования. Основным значением исследуемой формы является маркирование причины совершения/не совершения опорного действия: Иртен торып барганга курэ, бар эшлврне бетереп кайттым. «Из-за того, что поехал пораньше, вернулся, закончив все дела». Таким образом, послелог курэ (ечен, себэпле, аркасында) является средством фонового таксиса следования. В силу того, что зависимое действие подчиняется опорному и, являясь инфинитной формой глагола, связывается с ним эксплицитно, постольку здесь мы имеем

дело с зависимым таксисом. Данные средства связи мы относим к компонентам фонового зависимого таксиса следования.

Относительно эквивалентов татарского причастия прошедшего времени в функции обстоятельства причины, можно считать английское причастие Participle И, которое подобно татарскому причастию прошедшего времени, в предложении может выражать значение причины. Например: Having decided to accept his sister’s counsel Marcellus was anxious to perform his unpleasant duty (Douglas). Апасыньщ кицешенэ колак салганга, ул шул куцелгэ ятышсыз эшне башкарырга телэде. Решив принять совет сестры, Марселасу очень хотелось выполнить его неприятную обязанность. Здесь английское перфектное причастие прошедшего времени having decided выражает причину совершения действия, выраженного основным глаголом прошедшего времени was anxious to perform. Как видно из примера здесь английское причастие прошедшего времени having decided имеет полное соответствие в татарском языке в виде татарского причастия прошедшего времени с аффиксом направительного падежа колак салганга. Здесь имеет место эквивалентный перевод, то есть сохраняется исходная семантическая внутриструктурная связь между компонентами, а также морфологические показатели причастий, то есть при условии соотношения татарских причастий с межъязыковыми синонимами в английском языке.

Английские причастия также как и татарские могут выражать семантику причины и употребляются как с союзами и предлогами because, for так и без них. Например: Pressed for time, I couldn’t even have breakfast. Минем вакытым кысынкы булганга, мин иртэнге ашны да ашый алмадым. Слово с суффиксом — ed, занимающее нулЬвое место в предложении, является причастием II в функции обстоятельства причины. Здесь английское причастие вместе с относящимися к нему словами образует обстоятельственный причастный оборот. На татарский язык такие обороты переводятся обычно формой на -ганга. На данном этапе большой интерес представляет тот факт, что английские причастия прошедшего времени в функции обстоятельства причины на татарский язык можно перевести именно формой на -ганга. Но, помимо полной эквивалентности, существует также структурная эквивалентость, когда даже те формы татарских причастий, которые не имеют аналогов в английском языке, передаются другими средствами с сохранением целостности исходных структур. Однако помимо структурного сдвига обнаруживаются и различные трансформации. Рассмотрев данные формы мы пришли к выводу, что основным способом передачи татарских причастий прошедшего времени в функции обстоятельства причины на английский язык являются придаточные предложения причины с соответствующими союзами и предлогами и причастие прошедшего времени.

В следующем параграфе подвергаются исследованию причастия на -ган в роли обстоятельства времени и сказуемого придаточного предложения, а также выявляются средства передачи данных причастных форм на английский язык. В татарском языке причастие прошедшего времени может выполнять функцию обстоятельства времени и сказуемого придаточного предложения времени. «Аффикс -ган/-ген не является средством связи между глаголами, поэтому причастие на -ган/-гэн подчиняется глаголу при помощи других средств” (Закиев, 1995:105). Средствами, осуществляющими связь причастий с господствующими глаголами являются падежные формы причастий, послелоги и послеложные слова. В функции обстоятельства времени форма на -ган употребляется с такими послелогами как саен, арада, тикле, чакта, мэлдв, бирле, башлап, которые в свою очередь требуют причастия в определённой падежной форме.

Аффикс местно-временного падежа, присоединяясь к причастию прошедшего времени на -ган, преимущественно передает значение ограничительной одновременности. Как показывает наблюдение, данная форма является самой широко используемой для обозначения значения одновременности действий, следовательно, представляет один из центральных компонентов зависимого таксиса одновременности. В синтетических придаточных времени форма на -ганда выступает и в качестве сказуемого. В английском языке значение того, что действие совершается несколько раз, передаётся придаточным предложением с союзом as. Как в следующем примере: As they approached the house, they became quieter and quieter. Ойге якынайган саен, алар узлэрен экренрэк тоттылар. Чем ближе они подходили к дому, тем тише они становились. В этом примере действие, выраженное глаголом became в главном предложении и в придаточном глаголом с союзом as they approached, постепенно одновременно развиваются. То есть каждый раз, когда совершается действие, выраженное глаголом в Past Indefinite tense approached в придаточном предложении, происходит действие, выраженное глаголом became в главном предложении. Также неким эквивалентом татарского послелога саен может являться английский союз every time. Например: Every time I come to your place you say the same words (Washington Square). Мин килгэн саен сез Ьэрвакыт бер к сузлэрне ейтэсез. Каждый раз, когда я прихожу к вам, вы говорите те же самые слова. В этом примере действие, выраженное глаголом настоящего времени соте с предшествующим союзом every time выражает периодически повторяющееся действие, что является точным эквивалентом татарскому послелогу саен с последующим причастием прошедшего времени.

Рассмотрев форму на -ганда без послелогов и формы на -ган с послелогами арада, чакта, мэлдв мы обнаружили, что объективное время этих форм определяется основным глаголом и эти формы обозначают более или менее длительное действие, которое полностью совпадает по

времени с действием, выраженным глаголом сказуемым или же действие, за которым сразу следует действие сказуемого. В английском языке одновременность с господствующим глаголом в основном выражается при помощи придаточных предложений с иредлогами, которые имеют семантику времени.

Форма на -ганнан с полелогом соц обозначает то, что процесс, выраженный господствующим глаголом, совершается после завершения процесса, выраженного зависимым глаголом. Форма на -ганнан с послелогом сон имеет темпоральную характеристику предшествования действию, выраженному господствующим глаголом. В английском языке значение предшествования может быть передано различными способами. Рассмотрим эти способы на примере. The heavy guns began again soon after it was light. Яктыра башлаганнан соц, сугыш тагын башланды. Как только рассвело, опять началось сражение. Сначала рассвело, а потом началось сражение, действие в придаточном предложении первично, а действие в главном предложении вторично.

Форма на -ганнан с послелогом бирле, башлап, алып обозначает продолжительность действия с какого-либо момента до неопределённого момента в настоящем, прошедшем и будущем. Спаянное предложение со сказуемым на -ган, подчиняясь главному при помощи послелога бирле, выражает степень совершения процесса во времени, т.е. действие главного предложения начинается и продолжается со времени завершения действия спаянного предложения: Электростанция корганнан бирле, тормыш яцара бара (Э.Еники). С тех пор, как построили электростанцию, жизнь продолжает обновляться. Спаянное предложение со сказуемым на -ганга кадэр (-хэтле) выражает степень совершения действия, обозначается подчиняющим членом.

В английском языке такое значение передаётся придаточными предложениями времени с предлогом since. Предлог since вводит придаточное предложение, которое обозначает начало периода времени продолжающегося до настоящего момента или до какого то времени в прошлом. Например: I have only seen him once since I left school. Мэктэпне бетергэннен бирле. минем аны бер генэ тапкыр кургэнем булды. С тех пор, как я закончил школу, я видел его только один раз. Окончив школу, я видел его только раз. Форма на -ганга в значении глагольного имени (но не субстантивного причастия) имеет темпоральную характеристику предшествования основному действию. Форма на -ганга с послелогом кадэр. тикле, чаклы употребляется в предложениях, подлежащее и сказуемое которых обозначают промежуток времени, отделяющий момент речи от времени совершения действия, выраженного формой на -ган.

В следующем параграфе подвергаются исследованию причастия на -ган в роли обстоятельства сравнения и сказуемого придаточного

предложения сравнения, а также выявляются эквиваленты татарских причастных форм в английском языке. Действие, выраженное причастием прошедшего времени в функции обстоятельства сравнения обозначает сопоставление, сравнение действия, выраженного господствующим глаголом. В данном случае форма на -ган выражается аффиксами -дай/ -дай и послелогами кебек, сыман, шикелле, тесле, имеющие сравнительно-уподобительное значение. Многие грамматисты-тюркологи значение сопоставления, сравнения зависимого действия главному считают одним из основных значений формы причастия прошедшего времени на -гандай или форма на -ган с вышеназванными послелогами.

Эквивалентом татарского причастия прошедшего времени в функции обстоятельства сравнения можно считать английское причастие прошедшего времени, которое также как, и татарское причастие может выражать сравнение, уподобление и употребляется в предложении с союзом as if или as though Например: ” I get off the train,” he repeated as if hypnotized (Collins) Гипнозланган кебек, Ьаман ул поезддан тешом дип кабатлады. В данном примере, действие, выраженное английским причастием прошедшего времени hypnotized с союзом as if обозначает уподобление, сравнение с действиями человека под гипнозом. Данное причастие выражает таксисное значение предшествования действию, выраженному господствующим глаголом repeated. “Does he know it?”, said he, as though surprised (Cronin). Гажэплэнгэн тесле, ул моныц турында беле мени, дип сорады. Рассмотрев примеры, мы обнаружили, что английские причастия прошедшего времени в функции обстоятельства сравнения, в отличие от татарских причастий, имеют полный эквивалент татарских причастий прошедшего времени в функции обстоятельства сравнения. Можно предположить, что английские as if и as though имеют татарские соответствия послелогов кебек. сыман. шикелле. тесле. Например: Mr. Kantwise … shook his head as though lost in wonder and admiration (Trollope). Мистер Кэнтуайз гажэплэну heM соклану хисе белен тулган кеше тесле башын чайкап куйды. Мистер Кэнтуайз … покачал головой, словно переполненный чувством удивления и восхищения.

Далее исследуется причастие прошедшего времени в функции обстоятельства образа действия, который обозначает прием, метод, способ совершения действия, выраженного причастием. Обстоятельство образа действия выражается причастием прошедшего времени с послелогами холдв (халендэ), кее, коенчэ, ревештэ, килеш. Например: Утырган килеш кене икенде, ахшам намазларын укыдым (Ф.Яруллин). Сидя я прочла дневные молитвы. То есть она читала молитвы в сидячем положении, что обозначает способ совершения действия, выраженного причастием прошедшего времени. В данном примере причастие утырган с послелогом килеш обозначает действие, которое сопутствует действию, выраженному глаголом сказуемым укыдым.

В английском языке значение действия, сопутствующего действию, выраженному господствующим глаголом можно передать придаточными предложениями образа действия. Такие предложения характеризуют действие, выраженное одной из форм глагола, обозначая способ совершения или средства, при помощи которых стало возможным совершить то или иное действие. В основном действия отвечают на вопрос how? Как? In what way? Каким образом? by what means? Какими средствами? Как известно, одна из особенностей грамматического строя английского языка состоит в том, что он располагает герундиями, сочетающими в себе свойства глагола и существительного, но отличающимися в своём употреблении от инфинитивов (Poustma, 1926, Kruisinga, 1931). Герундий, сочетаясь с некоторыми предлогами, входит в состав бипредикативных конфигураций со значением одновременности в прошлом. Обстоятельства образа действия главным образом выражаются наречиями или герундием, которому предшествуют такие предлоги как with с, without без, by, by means of no средствам чего-либо, with the help of с помощью.

You begin learning a language by listening to the new sounds. Яца авазларны тыцлап (тыклаган кее). телне ейрвнэ башлыйлар. Не shook his head slightly, smiling at the sun (Gorky). Кояшка елмайган кее. ул бераз башын чайкап куйды. Как видим из этого примера, действие, выраженное причастием настоящего времени smiling, обозначает способ совершения действия, выраженного глаголом сказуемым в прошедшем времени shook. В данном примере мы имеем дело с полным эквивалентом татарского причастия прошедшего времени елмайган с послелогом кее в функции обстоятельства образа действия, в виде английского придаточного предложения с причастием настоящего времени smiling. Действие, выраженное причастием настоящего времени smilinz является одновременным, сопутствующим действию, выраженному господствующим глаголом shook. Не stood (forlorn figure), in the middle of the road, watchins until Martin turned a bend and was gone from sight (London). Ул урам уртасында, Мартинныц куз алдыннан югалганга хшле караган килеш торды. В данном примере видно, что английскому герундию watching соответствует татарское причастие прошедшего времени караган с послелогом килеш в функции обстоятельства образа действия. Из примеров становится ясно, что более предпочтительным вариантом перевода татарского причастия прошедшего времени с послелогом килеш. хэлдэ является герундий, который передаёт значение способа совершения процесса и выражает значение одновременности.

В заключении нужно отметить, что форма на -ган с послелогами хэдцэ (хэлендэ), кве, квенчэ, ревештэ, килеш представляет собой грамматическое средство обозначения действия, сопутствующего действию конечного сказуемого и основными средствами его передачи на

английский язык являются герундий, причастие I с предшествующими предлогами.

В заключении подведены итоги исследования и указаны основные научные труды. Причастия на -ган татарского языка и английские причастия прошедшего времени представляют собой неспрягаемую неличную атрибутивную форму глагола, которая обозначает, как и прилагательные признак предмета, но признак непостоянный, временный, процессуальный и признаки глагола, обозначающие значение процесса.

Татарским причастиям свойственны три временные формы: 1) причастие прошедшего времени представлено одной формой на -ган/-гэн Эта форма является самой продуктивной; 2) причастия настоящего времени двумя формами: синтетической формой на -учы/-уче и аналитической формой на -а/-в/-и торгам 3) причастия будущего времени 3-мя формами: причастия на -ыр/ -ер, причастия на -ачак/-ачвк, и причастия на -асы/-эсе — с модальным значением долженствования и необходимости. В отличие от татарских причастий английские причастия имеют только две формы: условно причастия настоящего времени и причастия прошедшего времени.

Глагольные признаки татарского и английского причастия прошедшего времени преобладают над признаками прилагательного и в грамматическом, и в семантическом планах. Сюда входят: временной параметр причастий, отрииание, аспектуальность, залоговость, переходность /непереходность. Причастия и прилагательные отличаются семантически: прилагательные обозначают статический (качественный и относительный) признак, который не может меняться, а причастия выражают динамический признак в виде процесса и состояния. Прилагательные и причастия, как слова, обозначающие признак, имеют аналогичные синтаксические функции и некоторые общие морфологические особенности (субстантивация, татарские причастия имеют склонение, употребление в форме множественного числа).

В причастиях прошедшего преобладает временное значение. Так, причастие прошедшего времени, в зависимости от контекста может выражать значение настоящего и будущего времени. Прошедшее время реализует в основном видовые значения результативности, законченности, в некоторых случаях систематической повторяемости.

Причастия прошедшего времени татарского языка активно употребляются во всех залоговых формах. Но и татарские и английские причастия употребляются в основном и страдательном залогах. Основной залог причастий может функционировать вместо страдательного, взаимного, возвратного, понудительного залогов, это отражается в значении определяемого. Определяемое обозначает субъект, объект, место и время действия. Причастия и татарского и английского языка в основном залоге выражают определенно-личное действие. Причастия в страдательном залоге выражают неопределенно-личное действие, т.е. объект, место и время действия.

Причастия татарского и английского языка имеют следующее функционирование: 1) употребление в функции определения, которая является основной функцией причастий прошедшего времени, 2) заместительное употребление причастий вместо определяемого слова и выполнение функций подлежащего и дополнения. В функции подлежащего причастия татарского и английского языка называют предмет или лицо по их признаку и употребляются без определяемого существительного. Временно субстантивированные татарские причастия выступают в качестве прямого и косвенного дополнения с аффиксами винительного, дательного и исходного падежей. Из всех форм причастий, аналитическая форма субстантивно употребляется редко, не принимает аффиксы падежей, и употребление в качестве дополнения не наблюдается.

Причастия татарского и английского языка могут выступать в функции обстоятельства. Функция обстоятельства широко распространено в причастиях прошедшего времени, где причастия на -ган выступают с аффиксами основного, дательного, местного и исходного падежей. Причастия всех временных форм выступают в функции сказуемого придаточного определительного предложения. Кроме этого, причастия прошедшего времени также могут быть сказуемыми придаточного дополнительного, придаточного времени, причины, образа действия, сравнения и поэтому функция сказуемого придаточных предложений, на наш взгляд, является также основной функцией причастий на -ган.

Субстантивация причастий бывает двухуровневая: 1) полная субсынтивация; 2) временная, заместительная субстантивация, в которой могут употребляться все причастные формы татарского языка.

Эта работа полностью не освещает проблемы причастий в татарском и английском языке в функционально-семантическом и морфологическом плане, но результаты исследования, надеемся, станут определенным вкладом в развитие татарского и английского языкознания.

Список использованной литературы включает перечень словарей и использованной в ходе работы литературы и источников. Основное содержание и результаты диссертационной работы отражены в следующих публикациях:

Исмагилова А.Ю. (она же Гиниятуллина А.Ю.) Сравнительно-типологическая характеристика причастия в татарском и английском языках /А.Ю.Исмагилова // Материалы итоговой научно-практической конференции за 2001 г. — Казань: Изд-во ТП И, 2001. — С.63-65.

Исмагилова А.Ю. Перфектно-длительный вид в английском языке и соответствующие ему формы в татарском языке /Э.Р.Биккинина, А.Ю.Исмагилова II Материалы итоговой научно-практической конференции за 2002 г. — Казань: Изд-во ТГГИ, 2002. — С.59-63.

Исмагилова А.Ю. Категория времени в татарских и английских причастиях /А Ю.Исмагилова // Проблемы истории, культуры и развития языков. — Вып.З — Казань: ОитапПагуа, 2004. — С. 37-39.

Исмагилова А.Ю. О грамматической природе причастий в татарском и английском языках /А.Ю.Исмагилова // Проблемы истории, культуры и развития языков. — Вып.З. — Казань: ОитапПагуа, 2004. — С. 39-43.

Исмагилова А.Ю. Причастие прошедшего времени в функции определения /А.Ю.Исмагилова // Учёные записки Татар. Гос. Гуманитарного ин-та. — №12. — Казань, 2004. — С. 80-84.

Исмагилова А.Ю. Категория времени в татарском и английском причастии прошедшего времени /В.Н.Хисамова, А.Ю.Исмагилова // Учёные записки Татар. Гос. Гуманитарного ин-та. — №13. — Казань, 2005. — С.33-39.

ЛООвр*

»•7982

Отпечатано в множительном центре Института истории АН РТ Подписано в печать 29.03.2006. Формат 60×84 1/16 Тираи£ 100 экз. Усл. печ. л. 1,25 г. Казань, Кремль, подъезд 5 Тел. 292-95-68,292-84-82

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидата филологических наук Гиниятуллина, Алсу Юнисовна

ВВЕДЕНИЕ.3

ГЛАВА I. Краткая история изучения причастий прошедшего времени в тюркологии и в англистике.9

1.1. Краткая история изучения причастий в тюркологии.9

1.2. Краткая история изучения причастий в англистике.25

ГЛАВА II. Морфологические признаки татарского причастия на -ган и английского причастия прошедшего времени.31

2.1. Место причастия на -ган в системе глагола в сопоставлении с английским языком.31

2.2. Категория времени в татарских и английских причастиях . 39

2.3. Категория залога в татарских и английских причастиях.52

2.4. Грамматические признаки прилагательного в татарских и английских причастиях.67

2.5. Субстантивация татарских и английских причастий.73

ГЛАВА III. Причастия на -ган в роли определения и сказуемого определительных предложений в татарском языке и их эквиваленты в английском языке.81

3.1. Общие сведения.81

3.2. Позиция определения, выраженного причастием на -ган . 90

3.3. Управление причастий-определений на -ган.95

ГЛАВА IV. Причастия на -ган в роли обстоятельства и сказуемого обстоятельственных предложений в татарском языке и их эквиваленты в английском языке.103

4.1. Общие сведения.

4.2. Причастие на -ган в роли обстоятельства причины и сказуемого сложноспаянных предложений.103

4.3. Причастие на -ган в роли обстоятельства времени и сказуемого сложноспаянных предложений.115

4.4. Причастие на -ган в роли обстоятельства сравнения и сказуемого сложноспаянных предложений.143

4.5. Причастие на -ган в роли обстоятельства образа действия и сказуемого сложноспаянных предложений.151

Введение диссертации2006 год, автореферат по филологии, Гиниятуллина, Алсу Юнисовна

I I

Актуальность проблемы. Достоянием народной мудрости стала мысль о том, что глубоко познать родной язык можно лишь путем изучения других языков и их сравнения с родным языком. Лингвисты издавна пользуются такой исследовательской методикой, по которой строй какого-либо языка описывается, исходя из системы другого языка. Сопоставительное изучение разносистемных языков и в практическом, и в научном планах является одной из актуальных проблем языкознания.

Известно, что в результате сопоставительного изучения языков I раскрываются их специфические особенности, создается теоретическая база для построения методики преподавания сопоставляемых языков. «Сопоставление языков даёт возможность определить контрастные черты на фоне сходства» (Байрамова 1994: 3). Задачей методического аспекта контрастивного анализа языков является выявление сходных, общих явлений в изучаемых языках; исходя из этого факта, сопоставительный метод рассматривается как один из основных компонентов типологического направления в изучении языков. Другими его компонентами являются морфологическая классификация, характерологическое описание, теория

I 1 универсалий, квантитативная типология, изучение идеосемантических явлений или контексивная типология. Если в языкознании сравнительно -исторический метод в изучении родственных языков способствует восстановлению их общего исторического прошлого, то сопоставительный метод в изучении языков помогает выявить, в первую очередь, особенные, индивидуальные черты в сопоставляемых языках. Несмотря на то, что структура каждого неродственного языка, являющаяся продуктом длительного развития, в известном смысле индивидуальна, в сопоставляемых языках можно установить и определенные соответствия, т.е. выявить в этих I языках общие, сходные явления. Знание и учет этого дает возможность учителю английского языка в национальной аудитории значительно сократить время на объяснение явлений, уже известных учащимся по родному языку. Задача лингвистического аспекта контрастивного анализа двух языков состоит в установлении (конгруэнтности / неконгруэтности, эквивалентности / неэквивалентности) семантики и формы единиц разных уровней сопоставляемых языков.

Данная работа посвящена исследованию причастия прошедшего времени в татарском языке и выявлению эквивалентов и способов передачи его на английский язык. «Под эквивалентностью понимается соответствие значений языковых единиц» (Байрамова, 1994: 21). Английский и татарский языки обладают различным грамматическим строем и относятся к типологически различным группам языков; английский язык относится к аналитическому типу, татарский – к агглютинативному типу.

В процессе обучения и в целом в языкознании причастия являются одной из сложных и дискуссионных проблем в плане определения их грамматической сущности. В современном тюркском языкознании причастные формы глагола исследованы достаточно глубоко. Они стали предметом многочисленных исследований на материале татарского, башкирского, узбекского, якутского, азербайджанского, кумыкского, чувашского языков, по актуальным проблемам тюркского причастия защищены докторские и кандидатские диссертации, опубликован ряд монографических работ. Причастия в тюркских языках рассматриваются также во всех академических и описательных грамматиках и учебниках.

Относительно исследования английского причастия и сравнительного -сопоставления английского причастия с причастиями в других языках, можно констатировать, что существует ряд монографических работ и кандидатских диссертаций.

Сопоставительное исследование причастий в татарском и в английском языках, обладающих специфическими морфолого-семантическими особенностями и синтаксическими функциями, до последнего времени не были объектом специального исследования. Вопросы о грамматической природе причастий татарского языка освещены в описательных грамматиках, статьях и исследованиях общего характера. Проблемы татарского причастия рассмотрены в работах Д.Г.Тумашевой (1986), Ф.М.Хисамовой (1970), Ф.Ю.Юсупова (1986), а также освещены в ряде статей. Нужно отметить, что существуют та£же монографические работы в плане исследования английского причастия. Это работа В.И. Богачёва «Причастие II в современном английском языке» (1956), монография И.Н. Пашкова «Причастие I как модификатор глагола в современном английском языке» (1965), монография Гусейнова Аждара Шукюр оглы под названием «Причастие I в современном английском языке и способы его передачи в азербайджанском языке» (1971). Среди монографических работ по сравнительной типологии можно отметить работу Д.Б. Буранова

Сравнительная типология английского и тюркских языков» (1983), И.И. 1

Косинец «СтилиЬтическая обусловленность экспликации видовременных и залоговых значений русских причастий в английском языке» (2000).

Многие фундаментальные вопросы причастий татарского и английского языков и средства их передачи на английский язык в сравнительно-сопоставительном плане все еще остаются недостаточно изученными и невыясненными. Это обстоятельство и обусловило актуальность исследования татарских причастий на -ган в сопоставлении с английским языком.

Цели и задачи исследования. Целью нашего исследования является 1 изучение грамматической сущности причастий в татарском языке в сопоставлении с английским языком, выявление функционально-семантических и морфологических особенностей причастий татарского и английского языков.

В соответствии с целью исследования поставлены следующие задачи:

1 !

• семантическое описание причастий в определительной и предикативной функциях;

• анализ морфологических и синтаксических функций причастий в сравнении с другими функциональными формами;

• выявление видо-временной семантики причастий татарского и английского языка.

Методологической и теоретической основой явились достижения современной английской и тюркологической лингвистики, труды ученых — Сошпе В. (1976), Дж.Керм (1976), Н.ЬеесИ (1983), А.В.Бондарко (1984), I

И.П.Ивановой (1981), З.З.Гатиатуллиной (1963), Р.З.Мурясова (2000), М.З.Закиева (1963), Д.Г.Тумашевой, Ф.М.Хисамовой (1970), Ф.Ф.Ганиева (1980), Ф.Ю.Юсупова (1986), Дж.Г.Киекбаева (1960), Н.К.Дмитриева (1962),

A.Н.Кононова (1956), Н.А.Баскакова (1966), С.Н.Иванова (1979),

B.Н.Хисамовой (2004) и многих других исследователей.

Методы исследования. В работе в основном использован сравнительно-сопоставительный метод, а также применен метод описания языковых фактов. При анализе собранного материала и полученных данных использованы структурно-типологический, функционально-семантический, компонентный анализ значения языковых единиц.

Исследованный материал. Основным фактическим материалом исследования послужили произведения современной и классической художественной татарской и английской литературы, источником исследования явились также двуязычные и терминологические словари, отчасти был использован материал публицистической литературы.

Научная новизна предлагаемой работы заключается в следующем: В данной работе впервые в татарском языкознании на основе сопоставления выявляется видо-временная семантика причастий татарского и английского языков, определяются морфологические и синтаксические особенности причастий.

В данном исследовании впервые делается попытка монографического изучения особенностей причастий татарского языка в сопоставлении с английским языкрм, и выявления эквивалентов татарских причастий на -ган в английском языке. Впервые сопоставляются разноструктурные и разносистемные татарский и английский языки на морфологическом и синтаксическом уровнях, что является значимым фактором для теории и практики прямого перевода, а также для преподавания английского языка в татароязычной аудитории.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в данном исследовании показаны преимущества использования функционально-семантического подхода при анализе глагольных категорий татарских причастий прошедшего времени и английских причастий. Указанный подход предполагает выделение универсальных понятийных категорий для исследуемых языков, а затем рассматривает разноуровневые средства реализации данных семантических явлений в каждом языке, что позволяет избежать нежелательной интерференции в речи носителя языка, особенно если исследуемые языки являются типологически разными. Результаты проведённого исследования могут быть учтены в дальнейшей раз работке теоретических вопросов контрастивного языкознания. Вопросов, связанных с описанием грамматических категорий татарских причастий прошедшего времени и способов их актуализации в татарском и английском языках, а также в области теории перевода.

Практическая значимость работы. Полученные результаты могут найти применение при описании морфологии и синтаксиса английского языка для татароязычной аудитории. Основные положения диссертации могут быть использованы при составлении программ, учебников и учебно-методических пособий, также в разработке лекционных курсов, спецкурсов, спецсеминаров по методике преподавания английского языка на базе родного (татарского языка), в развитии научных разработок в учебном процессе в высших и средних учебных заведениях. Фактический материал может использоваться на практических занятиях по грамматике английского языка на базе родного татарского языка, а также при прямых переводах материала с татарского на английский, с английского на татарский языки.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования I обсуждались на заседании кафедры английского языка ТГГИ, изложены в выступлениях на республиканских научных конференциях, проводившихся в АН РТ ИЯЛИ. Результаты исследования опубликованы в шести статьях в различных научных сборниках.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, заключения и списка использованной литературы.

Заключение научной работыдиссертация на тему “Татарское причастие на -ган и его эквиваленты в английском языке”

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Причастия на -ган татарского языка и английские причастия прошедшего времени представляют собой неспрягаемую неличную атрибутивную форму глагола, которая обозначает, как и прилагательные, признак предмета, но признак непостоянный, временный, процессуальный и признаки глагола, обозначающие значение процесса.

Причастиям татарского языка свойственны три временные формы: 1) причастие прошедшего времени представлено одной формой на -ган/-гэн. Эта форма является самой продуктивной в татарском языке; 2) причастия настоящего времени двумя формами: синтетической формой на учы/-уче и аналитической формой на -а / -э и торган 3) причастия будущего времени 3-мя формами: причастия на -ыр/ -ер, причастия на -ачак/-ачак и причастия на -асы/-эсе. В отличие от татарских причастий английские причастия имеют только две формы: условно причастия настоящего времени и причастия прошедшего времени.

Глагольные признаки татарского и английского причастия прошедшего времени преобладают над признаками прилагательного и в грамматическом, и в семантическом планах. Сюда входят: временной параметр причастий, i отрицание, аспектуальность, залоговость, переходность /непереходность. Причастия и прилагательные отличаются семантически: прилагательные обозначают статический (качественный и относительный) признак, который не может меняться, а причастия выражают динамический признак в виде процесса и состояния. Прилагательные и причастия, как слова, обозначающие признак, имеют аналогичные синтаксические функции и некоторые общие морфологические особенности (субстантивация, татарские причастия имеют склонение, употребление в форме множественного числа). Но причастия, имея динамическую семантику и видо-временное значение, i обладают широкой разветвленной системой атрибутивного употребления.

В причастиях прошедшего времени преобладает временно-видовое значение. Так, причастие прошедшего времени, в зависимости от контекста может выражать значение настоящего и будущего времени. Прошедшее время реализует в основном видовые значения результативности, законченности, в некоторых случаях систематической повторяемости.

В отличие от английских причастий, которые употребляются только в активном и пассивном залоге, татарские причастия прошедшего времени активно употребляются во всех залоговых формах. Основной залог причастий может функционировать вместо страдательного, взаимного, возвратного, понудительного залогов, это отражается в значении определяемого. Определяемое обозначает субъект, объект, место и время действия. Причастия татарского и английского языка в основном залоге выражают определенно-личное действие. Причастия в страдательном залоге выражают неопределенно-личное действие, т.е. объект, место и время действия. Возвратный залог причастий выражает направленность действия на самого его производителя как на объект, выраженный в одном и том же лице. Взаимный залог причастий татарского языка обозначает взаимодействие субъекта и объекта, при котором субъект является действующим лицом и объектом того же действия. Понудительный залог причастий представляет собой подчинение основного субъекта другому или другим логическим субъектам. .

Причастия татарского и английского языка имеют трехуровневое функционирование: 1) употребление в функции определения. Татарское причастное определение связывается с определяемым словом двумя способами — способом примыкания и в причастиях прошедшего— способом изафета III, где причастия прошедшего времени выступают в форме родительного падежа. Татарское и английское причастное определение бывает простым (которое состоит из одной словоформы) и распространенным (причастный оборот), которое состоит из двух или более компонентов. В составе татарских причастий функционируют деепричастия, наречия, инфинитивы, а также имена существительные и местоимения в косвенных падежах, управляемые причастиями. Между причастиями и определяемым словом могут стоять другие определения, выраженные прилагательными, местоимениями и числительными. 2) заместительное употребление причастий вместо определяемого слова и выполнение функций подлежащего и дополнения. В функции подлежащего причастия татарского и английского языка называют предмет или лицо по их признаку и употребляются без определяемого существительного. Временно субстантивированные татарские причастия выступают в качестве прямого и косвенного дополнения в винительном, дательном и исходном падежах. Из всех форм причастий, аналитическая форма субстантивно употребляется редко, не принимает аффиксы падежей и употребление в качестве дополнения не наблюдается.

Причастия татарского языка, принимая аффиксы падежей и употребляясь с послелогами, а английские причастия с соответствующими предлогами или без их участия могут выступать в функции обстоятельства.

Причастия всех временных форм выступают в функции сказуемого придаточного определительного предложения. Кроме этого, причастия прошедшего времени также могут быть сказуемыми придаточного дополнительного, придаточного времени, причины, образа действия, сравнения и поэтому функция сказуемого придаточных предложений, на наш взгляд, является также основной функцией причастий на -ган.

Рассмотрев употребление татарского причастия прошедшего времени в функции обстоятельства времени, мы пришли к выводу, что лучшими вариантами передачи данных форм на английский язык являются личные формы глаголов, придаточные предложения, герундий, причастие настоящего и прошедшего времени.

Субстантивация причастий бывает двухуровневая: 1) полная субстантивация; 2) временная, заместительная субстантивация, в которой могут употребляться все причастные формы татарского языка. Адъективация, т.е. переход причастий в имена прилагательные наблюдается у формы на -ган.

Роль причастия в татарском и в английском языке очень велика. Эта работа полностью не освещает проблемы причастий в татарском и в английском языке в функционально-семантическом и морфологическом плане, но результаты исследования, надеемся, станут определенным вкладом в развитие сопоставительного языкознания, а также в области прямого 1 перевода с татарского на английский и с английского на татарский языки. Отметим, что данную работу можно использовать на практических и теоретических занятиях по преподаванию английского языка в национальной, татароязычной аудитории.

Список научной литературыГиниятуллина, Алсу Юнисовна, диссертация по теме “Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)”

1. Абрамов Б.А. Синтаксические потенции глагола. (Опыт синтаксического описания глаголов современного немецкого языка) / Б.А. Абрамов// Дисс. канд. филол. наук. -М., 1968. 375 с.

2. Абылов A.C. Причастные обороты в современном азербайджанском языке Автореф. дисс. канд. филол. наук/ A.C. Абылов// Баку, 1962. – 22 с.

3. Адмони В.Г. Сложноподчинённое предложение в тюркских языках / В.Г. Адмони // Советская тюркология. Баку, 1982. – №3. – с.30-36

4. Азизов А. Сопоставительная грамматика русского и узбекского языков.

5. Морфология/А. Азизов// — Ташкент, 1960. 199 с.i >

6. Андреев И.А. Причастие в чувашском языке / И.А. Андреев// -Чебоксары: Чувашгосиздат, 1961.- 262 с.

7. Алиев В.Г. Неспрягаемые формы глагола в азербайджанском языке. Автореф. дисс. докт. филол. наук/ В.Г. Алиев//- Баку, 1989. 57 с.

8. Алпаров Г. Шекли нигездо татар грамматикасы (Телебезне гыйльми тикшеру юлында бер тэжрибэ) / Г. Алпаров // Казан: Татар, кит. нэшр.,1926. – 164 б. (на арабской графике).

9. Алпаров Г. Татар грамматикасы Ьэм гомуми тел белеме мэсьэлэлэре // Сайланма хезметлэр/ Г. Алпаров// Казан: Тат. кит. нэшр., 1945. – 330 б.I

10. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков / В.Д. Аракин// М.: Просвещение, 1989. – 256с.

11. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка / И.В. Арнольд // М.: Высшая школа, 1986. – 296 с.

12. Афанасьева О.В., Резвецова М.Д. и др. Практикум по сравнительной типологии/ О.В. Афанасьева, М.Д. Резвецова //- М.: Просвещение. 1989. -158 с.t I

13. Ахмеров К.З. Обстоятельственные обороты в грамматической системе башкирского языка /К.З.Ахмеров // Вопросы башкирской филологии.- М., 1959.-С. 24-32.

14. Ахмерова JI.P. Некоторые способы передачи временных значений в русском языке¡ новейшего периода/ JI.P. Ахмерова // Русская и сопоставительная филология: взгляд молодых. Казань, 2001. – с. 113-119.

15. Ahmanova О, Belenkaja S. The morphology of the English verb. Tense aspect and taxis /О. Ahmanova, S. Belenkaja // Moscow, 1975. – 180 p.

16. Байрамова JI.K., Сафиуллина Ф.С. Сопоставительный синтаксис русского и татарского языков/ Л.К. Байрамова, Ф.С. Сафиуллина // Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1989. -195 с.

17. Байрамова Л.К. Введение в контрастивную лингвистику. / Л.К.Байрамова//- Казань: КГУ, 1994.-119с.

18. Балакаев М.Б. Казахский литературный язык/ Балакаев М.Б.// Алма-Ата: Издательство Наука КазССР. – 272 с.

19. Бархударов Л.С., Штеллинг Д.А. Грамматика английского языка/ Л.С Бархударов., Д.А Штеллинг//. М.: Высшая школа, 1963. – 428 с.

20. Бархударов Л.С. Структура простого предложения современного английского языка/ Л.С. Бархударов //. М.: Высшая школа, 1966. – 199 с.

21. Баскаков H.A. Алтайская семья языков и ее изучение/ Н.А.Баскаков//. -М.: Наука, 1981.-136 с.

22. Баскаков H.A. Причастия на -ды/-ты в тюркских языках/ H.A. Баскаков // Труды МИВ. -1951. N 6. – С. 205-217.

23. Баскаков H.A. Каракалпакский язык / Н.А.Баскаков //. -М.: Изд-во АН СССР, 1952.-544 с.

24. Баскаков H.A. О классификации причастий в турецком языке / H.A. Баскаков // Вопросы языкознания. 1959. – N 6. – С. 110-114.

25. Берман И.М. Грамматика английского языка /И.М. Берман //. М.: Высшая школа, 1994. – 288 с.

26. Блох М.Я. Теоретические основы грамматики: Учеб. Пособие для студентов институтов и факультетов иностранных языков/ М.Я.Блох //. — М.: Высшая школа, 1986.- 160с.

27. Богданович Е.Э., Лаптева Т.Н. Зависимый таксис в современном английском языке//Проблемы функционирования языковых единиц/ Е.Э.Богданович, Т.Н. Лаптева //- Хабаровск, 1997. -4.2. с.37-51

28. Болатов Ж. Синтаксические функции причастия в казахском языке Автореф. дисс. J канд. филол. наук/ Ж. Болатов // Алма-Ата, 1955.

29. Бондарко A.B., Буланин Л.Л. Русский глагол. Пособие для студентов и учителей. Л.: Просвещение, 1967- 190 с.

30. Бондарко A.B. Грамматическая категория и контекст / A.B. Бондарко // -Л.: Наука, 1971.- 115 с.

31. Бондарко A.B. Функциональная грамматика/ A.B. Бондарко // Л.: Наука, 1984.- 136 с.

32. Валиди Ж- Татар теленец грамматикасы/ Ж^.Вэлиди //. Казань: электро-тип. Миллият, 1919. – 175 б. (на арабск. графике)

33. Виноградов В.В. Из истории изучения русского синтаксиса /В.В. Виноградов // М.: Изд-во Московского университета, 1958. – 400 с.

34. Виноградов В.В. Исследование по русской грамматике/ В.В.Виноградов //. М.: Наука, 1975. -559 с.

35. Вопросы башкирской филологии. М.: Издательство АН СССР, 1959.160 с.

36. Востоков А. Русская грамматика Александра Востокова, по начертанию его же сокращённой грамматики/ А. Востоков // СПб.: Типография Императорской Академии, 1831. – 408с.

37. Гаджиева Н.З. Типология придаточных предложений в современном азербайджанском языке// Исследования по сравнительной грамматике тюркских языков. Ч.З Синтаксис/ Н.З. Гаджиева // Изд во Академии Наук СССР, 1961. – с.164-221.

38. Гаджиева Н.З. Соотношение категорий времени и наклонения в тюркских языках // Вопросы категорий времени и наклонения в тюркских языках /Н.З. Гаджиева // Баку, 1969. – С. 27-39.

39. Гак В.Г.К проблеме сопоставительно-типологического анализа речевого акта и текста // Сопоставительная лингвистика и обучение неродному языку/ В.Г. Гак.//М.: Наука, 1987. -С. 38-40.

40. Ганиев Ф.А. Вопросы морфологии татарского языка /Ф.А.Ганиев // — Казань: Тат. кн. изд-во, 1980.-81 с.I

41. Ганиев .А. Актуальные вопросы морфологии современного татарского тературного языка // Актуальные вопросы грамматики и стилистики татарского языка/ Ф.А.Ганиев // Казань: АН СССР, Казанский филиал, 1981.-С. 26-32.

42. Ганиев Ф.А. Конверсия в татарском языке / Ф.А. Ганиев// Казань: Тат. кн. изд-во, 1985.-109 с.

43. Гарифуллин С.Ф. Послелоги татарского языка/ С.Ф.Гарифуллин //: дис. к.ф.н. Казань, 1990. – 223 с.1.!

44. Гатиатуллина 3.3. Сравнительная типология словообразовательных систем английского и татарского языков/ 3.3. Гатиатуллина // Казань: КГПУ, 1984.-231с.

45. Грамматика азербайджанского языка. Баку, 1971. – 414 с.

46. Грамматика современного башкирского литературного языка. М., 1981.- 495 с.

47. Грамматика туркменского языка: ч.1. Фонетика и морфология. Ашхабад, 1970. – 503 с.

48. Грамматика тувинского языка. Фонетика, морфология. М.: Изд-вовост. лит-ры, 1961. 495 с.

49. Грамматика хакасского языка. М.: Наука, 1975. – 418 с.

50. Грамматика современного якутского литературного языка. Т.П. Синтаксис. Новосибирск, 1995. – 336 с.

51. Гухман М.М. Глагольные аналитические конструкции как особый тип сочетаний частичного и полного слова /М.М.Гухман// Исследования по общей теории грамматики: Сб. статей. М.: Наука, 1955.

52. Гухман М.М. Развитие залоговых противопоставлений в германских языках (опыт исследования родственных языков) /М.М.Гухман// М.: Наука, 1964. – 294 с.

53. Гухман М.М. Грамматические категории и структуры парадигм /М.М.Гухман// Исследования по общей теории грамматики: Сб. статей. -М.: Наука, 1968.-е. 147- 174

54. Гумбольдт В. Язык и философия культуры/ В. Гумбольдт// М., 1985

55. Дешериева Т.И. К проблеме соотношения глагольных категорий вида и времени //Вопросы языкознания/ Т.И.Дешериева II 1976. – №4. – с. 72-76.

56. Дмитриев H.K. Грамматика кумыкского языка/ Н.К.Дмитриев // M.-JL, 1940.- 206 с.

57. Дмитриев Н.К.- Грамматика башкирского языка/ Н.К. Дмитриев// М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1948.-276 с.

58. Дмитриев Н.К. Строй тюркских языков/ Н.К. Дмитриев // М.: Изд-во вост. лит-ры, 1962 -608 с.

59. Дмитриев Н.К. Турецкий язык/ Н.К. Дмитриев // М.:. Изд-во вост. литры, i960.- 96 с.

60. Дыренкова Н.П. Грамматика шорского языка/ Н.П.Дыренкова // М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1941. – 307 с.

61. Жигадло В.Н., Иванова И.П., Иофик Л.Л. Современный английский язык /В.Н.Жигадло, И.П.Иванова, Л.Л. Иофик//. -М., 1956.

62. Есенов Х.М. Причастный оборот в казахском языке (в сравнении с тем же оборотом в некоторых других тюркских языках) // Советская тюркология /Х.М. Есенов // Алма-Ата, 1975. – № 1. – С. 26-32.

63. Есенов М. Синтаксис предложений с зависимыми конструкциями в каI

64. Есипова A.B. Зависимые определительные предложения с причастным сказуемым (на материале тюркского языка) // Подчинение в полипредикативных конструкциях/ А.В Есипова// Новосибирск, 1980. – С. 140-153.

65. Есипова A.B. Определительные функции причастия в шорском языке: Автореф. дисс. канд. филол. наук /A.B. Есипова // Алма-Ата, 1982. – 20 с.

66. Есипова A.B. Определительные функции причастия в шорском языкеi !

67. A.B. Есипова// Новосибирск: Изд-во Новосибир. ун-та, 1993. – 129 с.

68. Есперсен О. Философия грамматики/ О. Есперсен// М.: Изд-во Иностр. лит., 1958. – 404с.

69. Ефремов ¡H.H. Сложноподчиненные предложения времени в якутском языке: Автореф. дисс. канд. филол. наук/ H.H. Ефремов// Алма-Ата, 1981.-25 с.

70. Ефремов H.H. Сложноподчиненные предложения времени в якутском языке/ H.H. Ефремов// М.: Наука, 1984. – 85 с.

71. Зайнуллин М.В. Категория времени глагола изъявительного наклонения в современном башкирском языке. Автореф. дисс. канд. филол. наук/ М.В. Зайнуллин // -Казань, 1963. 24 с.

72. Зайнуллин М.В. Модальность как функционально-семантическая категория/ М.В. Зайнуллин// Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1986. – 124 с.

73. Закамуллина М.Н.- Темпоральность во французском и татарском языках: юва, высказывания, текст (сопоставительное исследование) /М.Н Закамуллина.// Казань: Тат. кн. изд-во, 2000. – 288 с.

74. Закиев М.З. Синтаксический строй татарского языка/ М.З. Закиев// -Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1963. 464 с.

75. Закиев М.З. Современный татарский литературный язык. Синтаксис/М.З. Закиев// М.: Наука, 1971 .-311 с.

76. Закиев М.З., Сафиуллина Ф.С. Сопоставительный синтаксис русского итатарского, языков. Часть II. Простое предложение/ М.З.Закиев // -Казань: КГПИ, 1977.-95 с.

77. Закиев М.З. Татарская грамматика: 3 т. Морфология. II т. / М.З. Закиев// – Казань: тат. кн. изд-во, 1993. – 397 с.

78. Закиев М.З. Татарская грамматика: 3 т. Синтаксис. III т. / М.З. Закиев// Казань: Тат.кн.изд-во, 1993. -487 с.

79. Закиев М.З. Татарская лингвистика в системе тюркологии // Некоторые итоги и задачи изучения татарского литературного языка/ М.З. Закиев // Казань: ИЯЛИ, 1992.-С. 3-8.

80. Закиев М.З. Татарская грамматика, т. 3. Синтаксис/ М.З. Закиев// Казань: Татарское кн. изд-во, 1995. 576 с.

81. Зиннатуллина К.З. Залоги глагола в современном литературном татарском языке/ К.З. Зиннатуллина// Казань: Татарское кн. изд-во, 1969. – 231 с.

82. Ибрагимов Г. Татар нахуе /Г.Ибрагимов//— Казан лито-тип. И.Н.Харитонова,f 1911.- 74 б.

83. Ибрагимов Д.Ж. Причастия (сравнительная грамматика русского и азербайджанского языков) /Д.Ж. Ибрагимов//-Баку, 1954.

84. Ибрагимов С.М. Татар телендв аналитик тезелмэлэр /С.М. Ибрагимов// Казан КДУ, 1964-131 б.

85. Ибрагимов С.М. Татар телендв синтаксик синонимнар /С.М. Ибрагимов//— Казан, Казан ун-ты нэшр., 1976. —168 б.

86. Иванов М. Татарская грамматика, составленная Мартинианом Ивановым/ М. Иванов// Казань: тип. Императорского Казанск. Университета, 18^42. 341 с.

87. Иванов С.Н. Категория залога в определительных сочетаниях с формой на -ган в узбекском языке // Вопросы языкознания /С.Н Иванов.// 1957. – N 2.-С. 103-107.

88. Иванов С.Н. Очерки по синтаксису узбекского языка (форма на -ган и ее производные)/ С.Н. Иванов// JL: Изд-во Ленинград, ун-та, 1959. – 151 с.

89. Иванов С. Н. Синтаксические функции формы на -ган в современном узбекском литературном языке: Автореф. дисс. . канд. филол. наук/ С.Н. Иванов//-Л., 1970.-23 с.

90. Исследования по грамматике современного башкирского языка. — Уфа, 1979. 136 с.

91. Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов Г.Г. Теоретическая грамматикасовременного английского языка. М.: Высшая школа, 1981. – 285 с

92. Ильиш Б.А. Строй современного английского языка/ Б.А. ИльишII. Л.: Просвещение, 1965.-378 с.1.1

93. Казем-бек А. Общая грамматика турецко-татарского языка/ А. Казем-бек // Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1846. – 467 с.

94. Казембек А. Грамматика турецко-татарского языка, составленная мирзою Александром Казембеком/ А. Казембек // Казань; Университетская типография, 1839-523.

95. Каушанская B.JI. Грамматика английского языка/ B.JI .Каушанская.// -Л.: изд-во Просвещение, 1973. -319 с.

96. Кобрина H.A. Грамматика английского языка/ H.A. Кобрина// С.Петербург: изд-во Союз, 2000. – 496 с.

97. Кононов А.Н. Грамматика современного турецкого литературного языка /А.Н. Кононов// М.-Л.: Изд-во АН ССР, 1956. – 571 с.

98. Кононов А.Н. Грамматика современного узбекского литературного языка /А.Н. Кононов.//- М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1960. 446 с.

99. Кульбацкая В.Е. Место причастий в системе частей речи современного немецкого языка и их адъективация. Дисс. . канд. филол. наук/ В.Е. Кульбацкая// Минск, 1981. – 25 с.

100. Курбангалиев М., Газизов Р. Опыт краткой практической грамматики татарского языка/ М. Курбангалиев, Р. Газизов// Казань: Издание комбината издательства и печати ТССР, 1925. – 105 с.

101. Курбангалиев М., Газизов Р. Систематическая грамматика татарского языка в сравнении с грамматикой русского языка/ М.Курбангалиев, Р.Газизов //-Казань: Татиздат, 1932, 172 с.

102. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику / Дж.Лайонз //. -М.: Прогесс, 1978.-543 с.

103. Максуди h. Терки сарыфы/ h. Максуди // — Казан, 1910.— 48 б. (на арабск. графике).

104. Маслов Ю.С. К основаниям сопоставительной аспектологии// Вопросы сопоставительной аспектологии/ Ю.С. Маслов// Л., 1978. -с. 8-9

105. Маслов Ю:С. Введение в языкознание / Ю.С. Маслов// JL: Изд-во ЛГУ, 1984.-263 с.

106. Маслов Ю.С. Очерки по аспектологии / Ю.С. Маслов// М.: Высш.шк., 1987.-272 с.

107. Махмудов М. Практическое руководство к изучению татарского языка, составленное старшим учителем 1-й Казанской гимназии Махмудовым/ М. Махмудов//- Казань: Издание книгопродавца И.Дубровина, 1858. 255 с. (на арабск. графике).

108. Мелиев К. Хозирги туркий тилларда сифатдошлар. (Узбек, уйгур, козок ва коракалйок тиллари материаллари асосида)/ К. Мелиев // Ташкент: Фан, 1974. -172 б.

109. Мелиев K.M. Причастные формы на -мыш и -гур в современных тюркских языках // Исследования по лексике и грамматике тюркских языков /К.М.Мелиев // Ташкент: ФАН, 1980.

110. Мещанинов И.И. Члены предложения и части речи / И.И. Мещанинов //- Л.: Наука, Ленингр. отдел -е, 1978. 387с.

111. Мирзоев Г.И. Причастие в современном азербайджанском литературном языке (морфологические особенности): Автореф. дисс. канд. филол. наук /Г.И! Мирзоев// Баку, 1965. – 48 с.

112. Москальская О.И. Проблемы системного описания синтаксиса/ О.И. Москальская.//-М.: Высшая школа, 1981. -173 с.

113. Мусабаев Г.Г. Современный казахский язык/ Г.Г. Мусабаев // Алма-Ата, 1959.

114. Мусаев K.M. О глагольно-именных конструкциях в современном казахском языке: Автореф. дисс. . канд. филол. наук /K.M. Мусаев // М., 1956. -16 с.

115. Мусаев K.M. Форма па -ган в современном казахском языке/ K.M. Мусаев// Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, вып. 1 (17), 1961.

116. Мусаев K.M. Грамматика караимского языка: Фонетика и морфология /К.М.Мусаев // М.: Наука, 1964. – 344 с.

117. Мусаев С.Ж. Структурно-функциональные типы и семантика причастI

118. Мусаев С.Ж. Парадигматические типы причастных конструкций в киргизском языке/ С.Ж. Мусаев// Фрунзе, 1987. – 160 с.

119. Мурясов Р.З. Некоторые вопросы контрастивной аспектологии. Вопросы языкознания №10 /Р.З.Мурясов//- Казань, 2001. — 80с.

120. Набиуллина Г.А. Татар халык лврендэ кушма жемле синтаксисы /Г.А. Набиуллина// — Казан: Школа, 2003. 207 с.

121. Насыйри К. Краткая татарская грамматика, изложенная в примерахI

122. К.Насыйри // Казань: Университет. Тип., 1860. – 80 с.

123. Насыров Д.С. Причастия и его синтаксические функции в каракалпакском языке: Автореф. дисс. канд. филол. наук/ Д.С. Насыров// -М., 1954.-20 с.

124. Нугайбек Г. Терлек/ Г. Нугайбэк // — Казан, 1911.- 80 б. (на арабск. графике).

125. Плоткин В.Я. Грамматические системы в английском языке/ В.Я. Плоткин//. 1975

126. Полянский С.М. Таксис относительное время – эвиденциальность (кJпроблеме критериев разграничения) //Сибирский лингвистический семинар/ С.М.Полянский // Новосибирск, 2001. – №2

127. Покровская JI.A. Грамматика гагаузского языка: Фонетика и морфология/ JI.A. Покровская// М.: Изд-во Наука, 1964. – 289 с.

128. Покровская JI.A. Синтаксис гагаузского языка в сравнительном освещении/ JI.A. Покровская // М.: Наука ГРВЛ, 1978. – 204 с.

129. Попова Н.И. Атрибутивная функция причастных форм якутского языка // Исследования по грамматике якутского языка: Сборник научных трудов /Н.И.Попова //- Якутск: Изд-во ЯФ СО АН СССР, 1983. С. 104-109.

130. Попова Н.И. Залоги в якутском причастиях // Советская тюркология /Н.И.Попова // -Баку, 1983.- № 5. С. 73-76.

131. Попова Ц.И. Функционально-семантический анализ причастий якутского языка: Автореф. дисс. . канд. филол. наук/ Н.И. Попова // -Якутск, 1992.- 18с.

132. Потебня А. Составные члены предложения и их замены в русском языке// Из записок по русской грамматике, Т. 2/ А.ПотебняII Харьков: Университетская типография, 1874. – 540 с.

133. Проблемы функциональной грамматики. Категории морфологии и синтаксиса в высказывании. Санкт-Петербург: Наука, 2000. – 346 с.

134. Русская грамматика. В 2-х т. T.I. Фонетика. Морфология. М.: Наука, 1980.-783 с.i

135. Русско-татарский словарь / Р.С.Газизов// К.: Татарское книжное издательство, 1971. – 804 с.

136. Русско-татарский словарь / Э.М.Ахунзянов, Р.С.Газизов, Ф.А.Ганиев и др.; Под ред. Ф.А.Ганиева. -2-е изд. М.: Русский язык, 1985. – 736 с.

137. Рябова М.Ю. Проблемы функциональной грамматики. Таксис. Время. Вид. Кемерово: Кузбассвузиздат,, 1991. – 80 с.

138. Рябова М.Ю. Временная референция в английском языке (прагма-семантический аспект). Кемерово: Кузбассвузиздат, 1993. – 165 с.

139. Сазонова ,И.К. Причастия в системе частей речи и лексико-семантическая деривация/ И.К.Сазонова // ВЯ, №6, 1975. с. 87 -98.

140. Сат Ш.Ч. Причастия в тувинском языке // Уч. зап. Тувинского научно-исследовательского Института языка, лит-ры, истории. Вып. VII. Кызыл, 1959.-С. 76-84.174

141. Сат Ш.Ч. Синтаксические функции причастий в тувинском языке /Ш.Ч.Сат // Кызыл: Тувкнигоиздат, 1960 . – 57 с.

142. Сат Ш.Ч. Причастия в тувинском языке: Автореф. дисс. канд. филол. наук/ Ш.Ч. Сат // Ташкент, 1972. – 34 с.

143. Серебренников Б.А., Гаджиева Н.З. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков/ Б.А. Серебренников, Н.З.Гаджиева // Баку: Маариф, 1979. – 304 с.

144. Современный татарский литературный язык. М.: Наука, 1971. – 311 с. Сравнительная грамматика русского и азербайджанского языков. – Баку, 1954.-397 с.

145. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Морфология /Э.Р. Тенишев, В.Д. Аракин, Г.Ф. Благоева и др.// М.: Наука, 1988.-с. 557.

146. Сейетбатталов F.F. Башкорт теленец кушма Ьейлэм синтаксисы /F.F. Сейетбатталов// бфе, 1961. – 296 б.

147. Салехова Н.Х. Грамматическая категория времени татарского глагола и темпоральность: Автореф. дис. канд. филол. наук/ Н.Х.Салехова // -Казань: КГПИ, 1975.-186с.

148. Сафиуллина Ф.С. Синтаксис татарской разговорной речи /Ф.С. Сафиуллина// Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1978. – 253 с.

149. Серебренников Б.А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и мышление/ Б.А.Серебренников // М.: Наука, 1988. – 247 с.

150. Слюсарева H.A. Проблемы функционального синтаксиса современного английского языка/ H.A. Слюсарева// М.: Наука, 1981. – 206 с.

151. Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка/ А.И. Смирницкий// -М.: Изд-во лит. на иностр. яз., 1957. 286 с.

152. Смирницкий А.И. Морфология английского языка/ А.И .Смирницкий// М.: Изд-во лит. На иностр. яз., 1959. – 440 с.

153. Современный татарский литературный язык. Синтаксис. М.: Наука, 1971.-311 с.

154. Татарско-русский словарь / И.А.Абдуллин, Ф.А.Ганиев, М.Г.Мухамадиев, Р.А.Юналеева; Под ред. Ф.А.Ганиева. К.: Тат. Кн. изд-во, 1988.-462с.

155. Татарская грамматика, т. I. Казань: Татарское кн. изд-во, 1995.-584 с. Татарская грамматика, т. II. Морфология. Казань: Татарское кн. изд-во, 1997.-400 с.

156. Теньер JI. Основы структурного синтаксиса/ Л.Теньер // М.: 1988.654с.

157. Теория функциональной грамматики. Введение. Аспектуальность. Временная ло^ализованность. Таксис. / под ред. А.В.Бондарко, Т.В.Булыгиной, Н.А.Козинцевой, Ю.С.Маслова и др. Л.: Наука, 1987.-348 с.

158. Тлапшокова А.Ж. Видо-временная характеристика причастий I и II в современном английском языке (в сопоставлении с причастием в кабардино-черкесском языке). Автореф. дисс. . канд. филол. наук/ А.Ж. Тлапшокова// -М., 1981.-16 с.

159. Троянский А. Краткая татарская грамматика в пользу учащего юношества, сочинённая Казанской Академии учителем татарского языка священником Александром Троянским. СПб.: Императорская типография, 1814.-199 с. ,

160. Тумашева Д.Г. Перифрастические формы татарского глагола // Вопросы татарского ун-та. Кн 2 /Д.Г. Тумашева//— Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1965. С. 147-184.

161. Тумашева Д.Г. Хэзерге татар эдэби теле. Морфология /Д.Г. Тумашева// Казан: Казан университеты нэшрияты, 1978. 222 б.

162. Тумашева Д. Г. Татарский глагол (опыт функционально-семантического исследования грамматических категорий): Учеб. Пособие/ Д.Г .Тумашева// Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1986. – 188 с.

163. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка, ч. I.: Простое предложение /Е.И.Убрятова // M.-JL, 1950. – 304 с.

164. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка, ч. П.: Сложное предложение/ Е.И.Убрятова // Новосибирск, 1976. – 376 с.

165. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка, ч. I.: Простое предложений/ Е.И.Убрятова // M.-JL, 1950. – 304 с.

166. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка, ч. П.: Сложное предложение/ Е.И.Убрятова //. Новосибирск, 1976. – 376 с.

167. Ушаков Е.И. Синтаксические функции формы на -ган в современном уйгурском языке (на материале языка уйгуров, живущих в Синь-Цзяне): Автореф. дисс. канд. филол. наук/ Е.И. Ушаков// М., 1956. – 19 с.

168. Филиппов Г.Г. Причастия якутского языка: комплексное типологическое функционально-семантическое исследование: Автореф. дисс. . докт. филол. Наук/ Г.Г. Филиппов // Якутск, 1999. – 52 с.

169. Хангилдин’ В.Н. Татар теле грамматикасы/ В.Н.Хангилдин // Казан: Татар, кит. нэшрияты, 1959. – 642 б.

170. Хангишиев Дж.М. Причастия в кумыкском языке: Автореф. дисс. . канд. филол. наук/ Дж.М.Хангишиев // Баку, 1966. – 24 с.

171. Харитонов JI.H. Современный якутский язык/ Л.Н.Харитонов // -Якутск, 1947. 314 с.

172. Харитонов Л.М. Залоговые формы глагола в якутском языке /Л.М.Харитонов // М.-Л., 1963. – 126 с.

173. Храковский B.C. Категория глагола и структура предложения /В.С.Храковский1// Л.: Наука, 1983.-248 с.

174. Хисамова Ф.М. Форма на -асы в татарском языке. /Сб. аспир. работ. Кн.2. Гуманит. науки. Филология, журналистика/ Ф.М.Хисамова // Казань: изд-во Казан. Ун-та, 1969. – с. 49-54.

175. Хисамова Ф.М. Причастия в современном татарском литературном языке: Автореф. дисс. канд. филол. наук/ Ф.М.Хисамова//. Казань, 1970. -27 с.

176. Хисамова Ф.М. Временные значения причастия на -ган в татарском языке/ Сб. аспирантских работ. Кн.З. Гуманитарные науки/ Ф.М.Хисамова //. Казань: изд-во Казан. Ун-та, 1971.-е. 120-134.

177. Хисамова Ф.М. К вопросу об изучении причастно-именных формтатарского глагола. /Татар.тел белеме. Кн.4-я/ Ф.М.Хисамова //. Казань:iизд-во Казан. Ун-та, 1972. с. 49-54.

178. Хисамова В.Н. Глагольная система татарского и английского языков сопоставительный анализ) / В.Н.Хисамова // Казань: Изд-во Казанского ун-та, 2004. – 260 с.

179. Шахматов A.A. Синтаксис русского языка/ A.A. Шахматов // М.: Учпедгиз, 1941.-620с.

180. Щербак A.M. Очерки по сравнительной морфологии тюркских языков (глагол)/А.М.Щербак // JL: Наука, 1981. – 184 с.

181. Юлдашев A.A. Башкирский язык // Языки народов СССР: тюркскиеIязыки / А.А.Юлдашев // М., 1966 – Т. 2. – С. 173-193.

182. Юлдашев A.A. Соотношение деепричастных и личных форм глагола в тюркских языках/ А.А.Юлдашев //. М.: Наука, 1977. – 271 с.

183. Юсупов Ф.Ю. Изучение татарского глагола/ Ф.Ю.Юсупов // Казань: Татарское кн. изд-во, 1986. 287 с.

184. Юсупов Ф.Ю. Неличные формы глагола в диалектах татарского языка/ Ф.Ю.Юсупов// К.,1985. – 320 с.

185. Якобсон P.O. Шифтеры, глагольные категории и русский глагол /пер. на русс, яз.// Принципы типологического анализа языков различного строя/1.!отв. ред. Б.А.Успенский. М., 1972. – с.95-113

186. Ярцева В.Н. «Длительные времена» и проблема вида в англ. глаголе /В.Н.Ярцева// Учён. Записки ЛГУ. №58. – 1940

187. Ярцева В.Н. Исторический синтаксис англ. языка /В.Н.Ярцева// М.-JL: Изд-во АН С£СР (Ленингр. Отдел.), 1961.-308 с.

188. Ярцева В.Н. Взаимоотношение лексики и грамматики в системе языка /В.Н.Ярцева// Исследования по общей теории грамматики. М.: Наука, 1968. -292 с.

189. Austin J.L. How to do things with words / J.L. Austin // London, 1962.216 p.

190. Bach K. and Harnish R. Linguistic Communication and Speech Acts / K. Bach and R. Harnish// Cambridge, Mass, 1979. 178 c.

191. Comrie B. Aspect. An introduction to the study of verbal aspect and related problems / B. Comrie // Cambridge, 1976.

192. Cooper W.E., Cooper J.P. Syntax and Speech /W.E .Cooper, J.P.Cooper // -London, Longman, 1980. -380 p.

193. Curme C.O. English Grammar/ C.O. Curme// New York: Barnes and Noble, Inc., 1962.-308 p.

194. Curme C.O. English Grammar/ C.O. Curme// New York, 1966. – 251 p. Davies E.G. On the Semantics of Syntax: Mood and Condition in English/ E.G. Davies // – London, 1979. -205 p.

195. Grice H.P. Logic and Conversation // Syntax and Semantics: Speech Acts/ H.P. Grice // -New York, London, 1975. -vol. 3.-41-58 p.

196. Gordon E.M. and Krylova LP. A Grammar of Present Day English / E.M. Gordon and I.P. Krylova// Moscow: Higher School Publishing House, 1974. 443 P

197. Jesperson O. Essentials of English Grammar/О. Jesperson// London, 1966.294 p.

198. Joos M. The English Verb /М. Joos // Madison, 1964. – 31 p.

199. Morgan J.L. Some interaction of syntax and pragmatics // Syntax and semantics /J.L.Morgan // N.Y. etc., 1975. Vol. 3.

200. Источники примеров на татарском и английском языках

201. Ахунов Г. Гомер юлы: Повесть /Г. Ахунов // Казан утлары. -1992-№2. -с. 19-22. Ахунов Г. Тимерханнын яшьлеге: повесть /Г. Ахунов// Казан утлары.-1993. №6.-с.79-130.

202. Гази И. Алмагачлар чечек ата. Хикэя / И. Гази //- К.: Тат.гос.издат., 1951.-60 6.

203. Галиев Г. Мин авылны яратам. / Г. Галиев // К.: Тат.кит.нешр., 1960.134 6.

204. Еники Э. Гелэндэм туташ хетиресе. Кечкенэ роман. / Э.Еники // -К.: Тат.кит.нешр., 1977. 1846.

205. Гыйлэлсев А. Повестьлер// Эсерлер: 4 т. -Зт.-Казан: Татар китап нешрияты., 1994.-5676.

206. Ибрагимов; Г. Хикеялер// Эсерлер: 8т.-1т.-Казан: Татар китап нешрияты., 1974.-5106.

207. Исхакый Г. Сайланма есерлер / Г. Исхакый// -Казан: ТаР, 2002.-4806.

208. Исхакый Г. Ул еле ейленмеген иде / Г. Исхакый //- К.: Тат.кит.нешр., 1993.-486.

209. Кандалый Г. Шигырьлер Ьем поэмалар. /Г.Кандалый// К.: Тат.кит.нешр., 1988. – 558 б.

210. Кол Гали Кыйссаи Йосыф / Г. Кол // -К.: Тат.кит.нэшр., 1989. 2216. Латыйфи Ф. Хыянэт. Роман / Ф. Латыйфи //-Казан: Мегариф., 2000.256 б.

211. Мэхдиев М. Повестьлэр. Сайланма эсэрлэр/ М. Мэхдиев// : Зт. -1т.-казан:Тат. кит. нэшр., 1995.-5326.

212. Мэхдиев М. Романнар/ М.МэЬдиев// Сайланма эсэрлэр: 3 т.- 2т.

213. Казан: тат.кит. нэшр., 1996.-576 6.t

214. Салахов И! Колыма хикэялэре. Фажига — хроника. / И. Салахов //Казан: Татар китап нэшрияты., 1989.-2506.

215. Тукай Г. Сайланма эсэрлэр. Шигырьлэр, мэссэллэр, поэмалар / Г.Тукай // К.: Тат.кит.нэшр., 1996. – 192 6.

216. Фэйзи М. Галиябану / М. Фэйзи //К.: Тат.кит.нэшр. 1962,344 б. Файзуллин Р. Сайланма эсэрлэр. Шигырьлэр, поэмалар, миниатюралар/ Р. Файзуллин // К.: Тат.кит.нэшр., 1992 т.1 415 6.

217. Хэким С. Сайланма шигырьлэр Ьэм поэмалар /С. Хэким//- К.:

218. Тат.кит.нэшр., 1961 283 6.1

219. Хесни Ф.’Сайланма эсэрлэр 3 томда Т.1/ Ф. Хесни // К.: Тат.кит.нэшр., 1966, т.1, 474 6.

220. Хэй В. Пьессалар / В. Хэй //- К: Тат.кит.нэшр., 1984. 192 6. Юзеев И. Сайланма эсэрлэр. Таныш моцнар /И. Юзеев//- К.: Тат.кит.нэшр., 1993. – 304 6.

221. Яруллин Ф. Яралы язмышлар / Ф. Яруллин //- К.:Рухият, 2000. 440 6. Эмир М. Сайланма эсэрлэр 3 томда т.1/ М. Эмир // – К.: Тат.кит.нэшр., 1966.-378 6.

222. Эпсэлэмов Г. Алтын йолдыз. Роман / Г. Эпсэлэмов //.- К.:I

223. Тат.кит.нэшр., 1964. 628 6.

224. Делил М. Сайланма эсэрлэр. 3 томда т.1/ М. Дэлил //- К.: Тат.кит.нэшр., 1955. 639 6.

225. Christie A. Selected stories / A.Christie// M.: Progress Publishers, 1976. -353 p. i

226. Collins L. Maze / L.Collins // London: Gratfon Books, 1991. – 55 lp. Cooper J.F. The spy / J.F. Cooper //- M.: Progress Publishers, 1975. – 431 p. Cronin A. The Northern Light / A. Cronin//- Kiev: Dnipro Publishers, 1975. -264 p.

227. Dickens Ch. A tale of two cities. / Ch.Dickens II M.: Progress Publishers,1974. 414 p.

228. Drieser Th. Life, Art and America. Narratives and Stories Articles/ Th.Drieser// M.: Progress Publishers, 1976. – 368 p.

229. Galswarthyi J. The Forsyte Saga. / J. Galswarthy // M.: Progress Publishers, 1975.-256 p.

230. Hailey A. Airport. / A. Hailey // London, Pan Books, 1970. 128 p. Hemingway A. A farewell to arms. /А. Hemingway//- M.: Progress Publishers, 1976.-319p.

231. Holt V. The king of the castle / V.Holt// New York: Doubleday and ccompany, Inc., 1967. – 253 p.

232. Jerome J.K. Three men in a boat. / J.K.Jerome //- Moscow: Higher School, 1976.- 157 p.

233. Maugham S. Stories. / S. Maugham // M.: Progress Publishers, 1976.160p.

234. Maugham S. Cakes and Ale: or the skeleton in the cupboard/ S. Maugham // M.: Progress Publishers, 1980. – 240p.

235. Maugham S. Theatre / S. Maugham // M.: Менеджер, 1998. – 304p. Stevenson L. Treasure Island / L.Stevenson// – M.: Foreign lang. publ. house, 1956.-275 p.

Оценка 4 проголосовавших: 4
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here