Акафист матроне анемнясевской

Детально: акафист матроне анемнясевской - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

Оглавление [Показать]

Акафист святой блаженной Матроне Анемнясевской

Тропарь, глас 8

Яко зарница небеснаго огня возсия в рязанстей стране / блаженная старица святая Матрона, / еяже память днесь творяще, воспоим Христа Бога, / моляще Его даровати нам тоя предстательством / в болезнех, бедах и скорбех терпение, / и душам нашым велию милость.

Кондак, глас 8

В немощех силу, в слепоте очи нетленныя обрела еси, / пребывающи на одре болезни, всюду яко птица духом носилася еси, / младенствующи телом, была еси мати скорбящым и обуреваемым. / Темже чтущих твою память не остави в молитвах, / и помози нам избавитися от грехов покаянием, / и улучити с тобою Царство Небесное.

Кондак 1

Избранную угодницу Христову, в земли рязанстей просиявшую, и преизрядную молитвенницу о душах наших песньми восхвалим, блаженную Матрону: ты бо в терпении мнозе житие твое претекла еси, и страданием украсившися, угодна Богу явилася еси. Темже убо стяжавши дерзновение ко Господу, Того моли избавити ны от всякаго зла, с любовию чтущих память твою и поющих ти:

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Икос 1

Ангельски поживши, блаженная Матроно, телесе страданием душу твою убелила еси и небесныя радости причастница быти сподобилася еси. И ныне, пребывающи во Царствии Небеснем вкупе с лики ангел и всех святых, непрестанно молишися за ны, со умилением поющих ти таковая:

Радуйся, земли рязанския похвало;

Радуйся, страны российския молитвеннице новая.

Радуйся, Богу житием твоим угодившая;

Радуйся, терпением мнозем душу убелившая.

Радуйся, страданием украшенная;

Радуйся, венцем славы от Бога увенчанная.

Радуйся, с дерзновением ко Господу молящаяся;

Радуйся, на земли прославляемая.

Радуйся, яко ныне пред Царем царей предстоиши;

Радуйся, яко чтущих тя пред Богом поминаеши.

Радуйся, со всеми святыми на Небеси пребывающая;

Радуйся, о прославляющих тя Бога молящая.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 2

Видяще, яко болезнию издетска избра тя Господь, Того бо сила в немощи совершается, радуемся таковому о тебе Божию смотрению, вопиюще Ему: Аллилуиа.

Икос 2

Разумеющи Божие изволение, от юности Господу вручила еси себе, и вземши свой крест болезней телесных, яко от руку Самаго Христа, чрез все житие твое невозвратно Тому последовала еси. Мы же Господа, избравшаго тя, прославляюще, радостно вопием ти:

Радуйся, Богом избранная;

Радуйся, Христу уневещенная.

Радуйся, сердце твое Господеви отдавшая;

Радуйся, крест твой безропотно понесшая.

Радуйся, издетска на Господа уповавшая;

Радуйся, устнами чистыми Богови молившаяся.

Радуйся, отроковице, от Бога услышанная;

Радуйся, в терпении твоем свыше укрепленная.

Радуйся, Духа Святаго сосуде очищенный;

Радуйся, яко о тебе сила Божия является.

Радуйся, в немощи лежащая немощным помощнице;

Радуйся, Божия благодати цельбоносный источниче.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 3

Бурю укоризн и поруганий от родителю твоею непрестанно с младенчества претерпевающи, на Бога единаго уповала еси, веровавши словесем Его: яко аще и мать забудет дитя свое, но Аз не забуду тебе, с надеждою вопияла еси Тому: Аллилуия.

Икос 3

Имущи от седми лет очи слепе, слезы многи пролила еси, от матере биения терпящи, и се, явися ти Сама Пречистая, егда же матери сие рекла еси, та паки всуе зле бияше тя, обаче трищи Богородица являшеся, оставивши тебе рукописание утешительное. Тебе же оттоле в разслаблении лежащей и не озлобленней, со слезами приносим таковая:

Радуйся, беды от сродник терпевшая;

Радуйся, в молчании скорби понесшая.

Радуйся, издетска возлюбившая Бога яко Отца;

Радуйся, уповавшая в напастех на Того единаго.

Радуйся, многослезныя молитвы к Богу пролиявшая;

Радуйся, многи скорби от матере твоея претерпевшая.

Радуйся, отроковице, от Матере Божия возлюбленная;

Радуйся, под покровом милости Ея утешенная.

Радуйся, показавшая образ кротости и незлобия;

Радуйся, поревновавшая смирению Христову.

Радуйся, яко в тебе вера и любы являются;

Радуйся, яко житие твое по Бозе прославляется.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 4

Сила Божия укрепляше тя, егда в болезни страдальчествующи, яко злато в горниле огненнем, душу твою очистила еси, и в горний Иерусалим устремилася еси, ум и сердце отрешивши от всего земнаго и привременнаго, и на всяком месте, идеже превитала еси, пояше песнь Богу: Аллилуия.

Икос 4

Видев некий человек тя к одру болезни пригвожденную и разумея в простоте сердца своего, яко Богу угодна еси, прииде к тебе в немощи своей, дабы от рук твоих получити исцеление. Мы же, видяще совершение просимаго, Бога прославляюще похвальная приносим ти:

Радуйся, волю свою воли Божией покорившая;

Радуйся, яко Иов вся от Бога благодарне приимшая.

Радуйся, язвы и раны на теле твоем носившая;

Радуйся, в жертву Богу всю себе принесшая.

Радуйся, силою Божиею в болезни укрепленная;

Радуйся, душею, яко в горниле очищенная.

Радуйся, отрешившая ум и сердце от всего земнаго;

Радуйся, помышлявшая токмо о небеснем.

Радуйся, в горний Иерусалим устремившаяся;

Радуйся, сподобльшаяся сладости райския.

Радуйся, от Господа дар исцеления приимшая;

Радуйся, прикосновением руку твоею исцелевшая.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 5

Звезда многосветлая явилася еси, предивная мати Матроно, яко светильник неугасаяй, путеводящи человеков по морю житейскому, людския страсти в дусе кротости обличала еси и подавала еси всем исцеления не токмо телесная, но и душевная, увещавающи церковь Божию посещати и за вся Бога славити, с любовию поюще Ему: Аллилуия.

Икос 5

Слышавше людие ближнии и дальнии о чудесех тобою творимых, притекаху к тебе, яко к купели силоамстей, в болезнех и скорбех, бедах и нуждах, и никтоже от тебе без утешения отиде. Ты же, мати Матроно, помогающи всем, назидала еси наипаче Бога благодарити. И мы, прославляюще твое смирение, поем ти таковая:

Радуйся, Божественнаго Духа чистое селение;

Радуйся, к Богу стяжавшая велие дерзновение.

Радуйся, по морю житейскому путеводящая;

Радуйся, болезни телесныя и душевныя исцеляющая.

Радуйся, сущих во страстех с кротостию обличавшая;

Радуйся, путь смирения во спасение нам указавшая.

Радуйся, врачьми оставленных дивное исцеление;

Радуйся, в пианстве гибнущих скорое исправление.

Радуйся, яко обидимых от злых заступаеши;

Радуйся, яко погибающих в бедствиих спасаеши.

Радуйся, сродник враждующих благое примирение;

Радуйся, с верою прибегающым к тебе присное утешение.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 6

Дивно и страшно есть слышати, мати Матроно, како не имущи научения книжнаго, людем приходящым поучения от Священнаго Писания глаголала еси. Наставляющи пребывати их в заповедех Господних, жития святых во образ им полагала еси, подвизающи всех звати Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возлюбивши обитель Дивеевскую, зело почитала еси блаженную Марию, тамо пребывающую, и с нею сущи во общении духовнем, молитву вкупе творила еси. И тако многия недужныя и страждущыя от дух нечистых вашими молитвами исцеляюще, на путь покаяния наставляли есте. Мы же Бога, дивнаго во святых своих, восхваляюще, приносим ти таковая:

Радуйся, измлада благодати Божия исполненная;

Радуйся, дары Духа Святаго обогащенная.

Радуйся, премудрость и разум от Бога приявшая;

Радуйся, твоими ученьми во спасение назидавшая.

Радуйся, от Бога свыше наученная;

Радуйся, паче книжных просвещенная.

Радуйся, подававшая совет благий во исправление;

Радуйся, направлявшая от вечныя погибели ко спасению.

Радуйся, пребывавшая с блаженною Мариею в духовнем общении;

Радуйся, посылавшая бесных многих к ней за исцелением.

Радуйся, на земли сподобльшаяся слышати пение небесное;

Радуйся, яко ныне на небесех Господу воспеваеши со ангелы.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 7

Иноческий чин превыше всего земнаго поставлявшая, сердцем своим скорбела еси, яко не возможно есть тебе во святей обители пребывати. Мы же Господу, давшему ти поприще иное преити, сиречь в мирстем чине людем послужити, благодарственно воспоим: Аллилуия.

Икос 7

Имущи огнь любве ко Господу в сердце своем, подвигу преподобных отцев поревновала еси, блаженная, непрестанно умерщвляющи плоть свою хладом, бдением и пощением. Мы же, немощнии, ублажающе тя, зовем тебе сице:

Радуйся, от юности волюбившая нищету духовную;

Радуйся, дух твой окрилившая тайною молитвою.

Радуйся, благое иго Христово на ся вземшая;

Радуйся, бремя Его с радостию понесшая.

Радуйся, любовию Божиею возжженная свеще;

Радуйся, преподобных отцев подражательнице.

Радуйся, мраз со благодушием претерпевавшая;

Радуйся, постом твоим дух немощных укреплявшая.

Радуйся, лучами Святаго Духа озаренная;

Радуйся, преисполненная милости к ближним и сострадания.

Радуйся, бедствующым на помощь ускоряющая;

Радуйся, в радость претворяющая печаль скорбящих.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 8

Новое и лютое гонение на Церковь Божию власти предержащии воздвигоша, дышаще прещением и убийством. Ты же, Матроно, в правой вере всех укрепляющи, увещавала еси вся претерпети и веру хранити, со упованием взывающе к Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Хотяща списати житие твое, блаженная Матроно, приидоста к тебе два верных мужа, ты же ничесоже о себе глаголала еси, обаче узревша духовныма очима, яко от Господа мученический венец обема уготован есть, молилася еси, просящи има у Господа терпения и помощи, во еже крест понести. Сего ради, тайнозрению твоему дивящеся, приносим ти таковая:

Радуйся, Бога паче всего земнаго возлюбившая;

Радуйся, себе ни во чтоже вменившая.

Радуйся, паче жизни возжелавшая Царствия Небеснаго;

Радуйся, на мученичество укреплявшая верных.

Радуйся, молитвеннице о сущих в гонениих;

Радуйся, научающая за Христа терпети страдания.

Радуйся, прозревшая уготованныя верным венцы;

Радуйся, яко о святости твоей свидетельствоваше мученицы.

Радуйся, наставлявшая благодарне крест Богом данный нести;

Радуйся, увещававшая всегда ко Господу прибегати.

Радуйся, како в страданиих веру хранити показавшая;

Радуйся, яко немощныя в скорбех укрепляеши.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 9

Внегда соблазны мнози Церковь Русскую обуреваху, ты, Матроно, ревнительница сущи веры православныя, чада Божия в смятении пребывающая увещавала еси душепагубных расколов уклонятися, да чистым сердцем всегда взывают Богу победную песнь: Аллилуиа.

Икос 9

Все житие твое, достоблаженная мати Матроно, преисполненно проповедания веры, надежды и любве, яже к Богу и ближним. Ты бо страждущи по воли Божией, яко верну Зиждителю, душу твою предала еси во благотворение. Сего ради приими от нас приносимое ти ныне песнопение:

Радуйся, верное чадо Церкве Православныя;

Радуйся, в броню веры и любве оболкшаяся.

Радуйся, непреложне за Господем последовавшая;

Радуйся, чистоту веры сохранившая.

Радуйся, смятенных наставлявшая в Православии;

Радуйся, обличавшая отпавших от Церкве.

Радуйся, хранящая от пагубных расколов чада Божия;

Радуйся, скорбящая об уклонивихся веры правыя.

Радуйся, безприкладный источниче веры, надежды и любве;

Радуйся, истины немолчное проповедание.

Радуйся, немощныя в вере заступающая;

Радуйся, малодушныя с любовию утешающая.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 10

Не может град укрытися верху горы стоя, тако и ты, богомудрая Матроно, яко свеща на свещнице светом любве своея вся осиявала еси, да видящии добрая дела твоя прославляют Бога Отца, Иже на Небесех, воспевающе Ему: Аллилуиа.

Икос 10

Людие неразумнии, грехом уязвленнии и не хотящии к Богу обратитися, да исцелит их, воскрежеташа на тя, блаженная Матроно, и злосоветие сотворивше, изгнаша тя из веси своея. Человек же тяжкосердый, иже изнесе тя, в наказание злострадая, каяся, издше, зане Бог поругаем не бывает. Мы же, видяще вся бывшая, в страсе Божием взываем ти:

Радуйся, милосердию Христову подражавшая;

Радуйся, безмездно цельбы людем подававшая.

Радуйся, граде, верху горы стояй;

Радуйся, свете любве Божия, всех осияваяй.

Радуйся, за имя Христово хулимая;

Радуйся, гонимая за веру Божию.

Радуйся, людем в нуждах благотворившая;

Радуйся, злая возблагая приимшая.

Радуйся, правды ради изгнанная;

Радуйся, о изгоняющих тя молившаяся.

Радуйся и веселися, на подвиг Богом благословенная;

Радуйся, яко мзда твоя многа на Небесех.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 11

Не устрашилася еси, угоднице Божия, уз темничных, ибо радостию почитала еси за Христа страдания прияти, темже убо в тяжких недузех пребывающи, немощию своею сильных мира сего посрамила еси. Сего ради велегласно воспоим Богу победившему мир: Аллилуиа.

Икос 11

Аще и не до смерти пострадала еси, блаженная Матроно, но исповедничеством веры украсившися, венец славы от Бога прияла еси. Ныне же с ликом новомучеников и исповедников российских соувенчанно пребываеши и за чада Божия тепле предстательствуеши. Мы же, крепостию духа твоего утверждаемии, воспеваем ти таковая:

Радуйся, уз темничных не устрашившаяся;

Радуйся, страстем Христовым приобщившаяся.

Радуйся, радостию почитавшая гонения за веру;

Радуйся, посрамившая сильных мира немощию своею.

Радуйся, приимшая заточение Царствия ради Божия;

Радуйся, яко тамо слово Господне не преставаше проповедати.

Радуйся, в скорбех лютех не унывавшая;

Радуйся, искушения мужески терпевшая.

Радуйся, исповеданием веры украшенная;

Радуйся, с мученики соувенчанная.

Радуйся, не убоявшаяся от убивающих тело;

Радуйся, ныне за скорби зело утешенная.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 12

Уготовляющися в мир иной отити, рекла еси знаемей своей, яко Мардария ныне наречена еси, лишше же ничесоже глаголющи, но вся устремилася еси горе, от всего житейскаго отрешившися, и токмо к Богу ум свой возводящи, яко к надежде непреложней, с упованием на милость Его вопияла еси Ему: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще по Бозе подвижническое твое житие, достохвальная мати Матроно, не вемы, где погребена еси, но истинно вемы, яко блаженнаго упокоения в Бозе сподобльшаяся, в Царстве Его пребываеши и всем призывающым тя помощь скорую подаеши. Мы же Бога, прославльшаго тя, благодаряще, пение сердечное приносим ти:

Радуйся, вознесшаяся умом своим ко Господу;

Радуйся, в немощи стяжавшая высоту духовную.

Радуйся, за весь мир с усердием молящаяся;

Радуйся, ластовице благоглаголивая.

Радуйся, яко не скрыла еси талант Богом данный;

Радуйся, обретшая бисер многоценный.

Радуйся, веры зерно горушично в себе возрастившая;

Радуйся, пшенице, мног плод принесшая.

Радуйся, мудрая дево, еяже светильник не угасает;

Радуйся, яко имя твое написася в книзе жизни.

Радуйся, яко на всяк день оболчена бе в одеяние брачное;

Радуйся, на пир к Небесному Жениху избранная.

Радуйся, Матроно, в скорбех и напастех нам помогающая.

Кондак 13

О, святая блаженная мати Матроно, зряще твое скорбное житие, со умилением сердечным молим тя: приими ныне от нас, немощных, малое сие моление, с любовию тебе приносимое, огради ны молитвами твоими от всякия скорби, беды и нужды, да предстательством твоим избавимся вечныя муки, да сподобит и нас Господь купно с тобою и всеми святыми во веки в Вышних пети Ему песнь трегубую: Аллилуиа.

Трижды.

Икос 1

Кондак 1

Евсин Игорь Васильевич. Поэт, прозаик публицист.

Родился 1 января 1962 г. в глухой деревушке Иванково, Клепиковского района Рязанской области в семье православных, верующих крестьян. Отец — Евсин Василий Степанович — внук репрессированного в 1936 г. Романа Евсина, мать — Евсина (в девичестве Романова) Анна Михайловна из семьи деревенской интеллигенции. В ее роду, согласно семейному преданию, были сельские учителя.

С 1969 г. по 1970 г. учился в Иванковской начальной школе. С 1970 г. по 1976 г. в Ветчанской восьмилетней школе.

С детства имел склонности к рисованию. В 11 лет послал свои рисунки на первый канал Центрального телевидения СССР в детскую передачу «Выставка Буратино». Рисунки были показаны с самыми благожелательными комментариями. В семье и школе решили, что юный художник должен непременно поступить в рязанское художественное училище. После восьми классов отец привез Игоря Евсина в Рязань и сдал его рисунки в приемную комиссию художественного училища на творческий конкурс, который он успешно прошел. Однако экзамены сдать не смог. На экзамене по живописи получил два балла. Уехал в деревню, планируя закончить десять классов в Малаховской школе. Однако вскоре получил приглашение на учебу в Рязанское професионально-техническое училище № 12 по профессии маляр-альфрейщик (аль-фреска — живопись по сырой штукатурке). В 1976 г. Игорь Евсин поступил в это училище и стал жить в Рязани. К этому времени относится начало его сознательного литературного творчества. Он стал посещать литературное объединение «Рязанские родники», которые вела известная поэтесса Нина Краснова.

В 1980 г. Евсин был призван в ряды Советской армии. Служил в г. Ленинграде в военно-строительных войсках. Работал в качестве художника роты. В свободное время продолжал писать стихи. В 1982 г. был демобилизован и прибыл в Рязань. После отпуска работал художником в Сельскохозяйственном институте, потом в автоколонне 1131. Продолжал писать стихи. Посещал литобъединение «Рязанские родники», которые тогда вел поэт, член Союза Писателей СССР Анатолий Сенин. Именно Сенин стал для Игоря Евсина первым настоящим учителем грамотного стихосложения и сориентировал его на поэзию так называемых «деревенщиков» — Николая Рубцова, Николая Тряпкина, Анатолия Передреева и других. Сенин выделил Евсина среди других членов литобъединения и имел о нем особое попечение. Благодаря личному участию Сенина в областной газете «Рязанский комсомолец» стали регулярно публиковаться стихи Евсина. Кроме литобъединения «Рязанские родники» Игорь Евсин посещал и литобъединение «Рязания», кторое вели последовательно члены союза писателей СССР Борис Жаворонков и Борис Шишаев. Последний очень хорошо относился к творчеству Евсина и написал ему рекомендацию для предоставления в приемную комиссию Литературного института им. Горького.

В 1985 г. Игорь Евсин, успешно пройдя творческий конкурс в Литинститут, составлявший 100 человек на место, сдал вступительные экзамены и поступил на заочное обучение. Учился на факультете поэзии в семинаре поэта-фронтовика Николая Старшинова. Во время сессии жил в общежитии в комнате, в которой в свое время жил знаменитый поэт Николай Рубцов. Его кровать находилась на том же месте, где была и кровать Рубцова. И так же как Рубцов был отчислен из этого общежития. Причиной отчисления Евсина стала его драка со студентами еврейской национальности во время спора о творчестве Есенина, которого они оскорбляли нецензурными словами.

В 1990 г. при непосредственном участии поэта Анатолия Сенина в издательстве «Молодая гвардия» вышел первый сборник стихотворений Игоря Евсина «Рязанская излучина моя». Сенин написал теплое предисловие к сборнику.

25 июня 1991 г. Евсин закончил Литературный институт.

В течение 1993 г. в Рязани вышло два сборника стихотворений Игоря Евсина — «Лесовик» (февраль 1993) и «Стихи» (январь 1993). В 1994 г. в газете Союза писателей России «Литературная Россия» вышла большая подборка его стихотворений.

В 90-е годы, когда после распада СССР и прихода к власти Ельцина в стране наступил политический и экономический хаос, и вследствие воровской приватизации была подорвана вера народа в справедливость, Игорь Евсин обратился к Православию и стал воцерковляться. Совместно с женой Ириной Евсиной (в девичестве Жуковой) участвовал в становлении первой в Рязани православной газеты «Благовест», первоначально выходившей по благословению наместника Иоанно-Богословского монастыря архимандрита Авеля (Македонова). Подвижник веры и благочестия, старец архимандрит Авель стал для Евсина первым и главным наставником, у которого он духовно окормлялся без малого пятнадцать лет /вплоть до кончины батюшки последовавшей в 2006 г./

В 2001 г. Игорь Евсин принял самое непосредственное участие в создании православного издательства «Зерна», книги в котором выходили по благословению правящего рязанского архиерея архиепископа /впоследствии митрополита/ Симона (Новикова). Владыка Симон оказал большое влияние на духовное и творческое развитие Игоря Евсина. По благословению и под редакцией митрополита Симона Игорь Евсин написал и выпустил брошюры «Слово владыки Иоанна» (1997 г.) «Блаженная любовь Рязанская» (2000 г.), «Светильник веры. Жизнеописание блаженной Пелагеи Захаровской» (2001 г.) и книгу «Судьба и вера Сергея Есенина» (2007 г.).

В 2004 г. по благословению сменившего владыку Симона в должности управляющего Рязанской епархией архиепископа (с 2010 г. — митрополита) Павла (Пономарева) вышла брошюра Игоря Евсина «Подвиг в затворе. Жизнеописание святителя Феофана, Затворника Вышенского».

В 2006 г., Игорь Евсин стал лауреатом творческого конкурса на грант губернатора Рязанской области. Благодаря этому был издан его стихотворный сборник «Православная лирика». Предисловие к нему написал известный духовный поэт и писатель, монах Оптиной Пустыни Лазарь (в миру Виктор Афанасьев, член Союза писателей России). В своем предисловии он сказал «Поэт Игорь Евсин принадлежит к поколению, которое следует за Николаем Рубцовым. У него, уроженца дивной рязанской Мещеры, есть литературно-поэтическая связь и с Есениным, но его путь сложился по-иному. Он сначала стихийно и робко, а потом осознанно и упорно воцерковлял свой поэтический талант. У Игоря Евсина нет стремления к декларативности, к повествовательным описаниям — он лирик и всегда идёт к своей мысли от частности, от какой-нибудь былинки, говора лесного ручья или даже просто от осенней непогоды… А самая высокая духовная поэзия всегда вдохновлялась природой. Игорь Евсин — духовный поэт, вдохновленный природой».

С юности увлеченный творчеством Есенина Игорь Евсин собирает уникальные материалы о судьбе и вере этого великого русского поэта. В 2007 г. издательство «Зерна» выпускает книгу Игоря Евсина «Судьба и вера Сергея Есенина». В дальнейшем издаются еще две его книги о Есенине: «Богородицын покров» (2010 г.), «Преодоление. Сергей Есенин и его путь к Богу» (2014 г.)

Все эти книги предваряет слово бывшего управляющего Рязанской епархией приснопамятного митрополита Симона (Новикова), в котором он говорит: «Сегодня нет необходимости говорить о его жизни, со страстями и ошибками, грехами и падениями. Этой жизнью, конечно, страдала и изнывала душа поэта. Но эту жизнь ПРЕОДОЛЕЛ его дух. Преодоление себя, своей души в слове и обретение через слово своего духа есть самое таинственное и могущественное в творчестве Есенина».

В книгах также приведены и высказывания о Есенине бывшего наместника Иоанно-Богословского монастыря приснопамятного архимандрита Авеля (Македонова) и ныне здравствующих митрополита Воронежского Сергия (Фомина) и настоятеля Казанского храма села Константинова, протоиерея Александра Куропаткина. Все они высоко оценивают личность и творчество великого русского поэта Сергея Есенина.

Рассказывая о тайне гибели Сергея Есенина, Игорь Евсин приводит цитату кандидата филологических наук, ведущего научного сотрудника Института мировой литературы А.В.Гулина, который говорил: «Огромное движение, проделанное Есениным за его жизнь, главные итоги этого движения противоречат мысли о его самоубийстве. Одухотворенность поздней его поэзии способна убеждать: не участь висельника Иуды, а честная мученическая смерть во искупление грехов была уготована ему в конце». «Догадку профессионального историка Гулина, — говорит Игорь Евсин, — подтверждают и слова А.С.Прокопенко работавшего в 1991-1993 гг. заместителем председателя комитета по делам архивов при правительстве РФ. В 1997 г. в газете «Известия» А.С. Прокопенко, который заявил буквально следующее: «Исследователи причин смерти Сергея Есенина давно пришли к выводу о прямой причастности к гибели поэта ОГПУ. И документы об этом есть в архивах КГБ, да вот уже семь десятилетий не дают читать их. Ради только одного снятия греха самоубийства с души великого поэта должны быть названы нечестивцы, оборвавшие его жизнь».

Особое положение в литературном творчестве Евсина занимает работа над жизнеописанием Григория Распутина. В 1997 г. вышла написанная им брошюра «Оклеветанный старец». В 2001 г. с благословением на титульном листе схиигумена Иеронима (Верендякина) духовника Рождество-Богородицкого Санаксарского монастыря брошюра «Оклеветанный старец» была переиздана со значительными дополнениями.

Это издание вызвало такой резонанс, что антираспутинцы скупали из разошедшегося по всей России тиража то, что могли скупить и сжигали. Об этом свидетельствовал автору рязанский монархист, исследователь современного масонства И. Ф. Лаптев, говоря, что «скупали книгу „Оклеветанный старец“ масоны и сжигали ее». С другой стороны книга пользовалась большим спросом среди православных верующих. Тот же Лаптев говорил, что ее во многих экземплярах заказывал чтимый в православной России протоиерей Николай Гурьянов. Кандидат исторических наук Ю. В. Гераськин рассказывал автору, что был свидетелем того, как отец Николай Гурьянов книгу «Оклеветанный старец» дарил в благословение своим чадам.

В архиве Игоря Евсина хранится личное письмо архимандрита Кирилла (Павлова) с положительной оценкой личности Распутина.

В 2013 г. Евсин пишет и издает новую книгу «Григорий Распутин. Прозрения, пророчества, чудеса».

Другой резонансной книгой Игоря Евсина стала книга «Полюшка. Повесть о слепой праведнице Пелагее Захаровской». Она вышла в 2013 г. с предисловием известного в православной России протоиерея Артемия Владимирова. Книга вызвала большую дискуссию о Пелагеи Захаровской. И тогда автор счел нужным привести аргументы в пользу ее праведности. На сайте «Православный интернет-магазин «Зерна» в статье «Пелагея Захаровская и ее почитатели» он заметил, что «Праведность Пелагеи Захаровской засвидетельствована знавшими ее лично авторитетными священнослужителями оставшимися в истории Православия. К ним относится приснопамятные архиепископ Глеб (Смирнов), архимандрит Иоанн (Крестьянкин), архимандрит Иероним (Зиновьев), архимандрит Авель (Македонов), протоиерей Виктор Шиповальников, протодиакон Павел Смирнов и ныне здравствующий митрополит Варнава (Кедров). Все это известные подвижники веры и благочестия. Очень важно отметить, что, по словам Полюшкиной крестницы Нины Петровны Орловой, в их доме хранилась памятная кружка с дарственной надписью Патриарха Пимена (Извекова) подаренная Полюшке представителем Московской Патриархии».

Большое место в творчестве Евсина занимает агиография. Им написаны и изданы жизнеописания святителя Феофана Вышенского Затворника, святого исповедника Петра Чельцова, святой блаженной Любови Рязанской, митрополита Симона (Новикова), архимандрита Иоанна Крестьянкина, архимандрита Авеля (Македонова), блаженной Пелагеи Захаровской и жизнеописания других подвижников веры и благочестия.

Евсин много занимается историей города Рязани. Выпустил серию брошюр «Путеводитель по городу Рязани» и книгу «Эта улица мне знакома».

Живет и работает в Рязани. Является главным редактором издательства «Зерна». Автор двенадцати книг поэзии, прозы и публицистики. По убеждениям монархист. Концентрированным выражением русской национальной идеи считает триаду «Православие, самодержавие, народность».

Основные книги и сборники стихотворений:

«Подвиг в затворе. Жизнеописание святителя Феофана, Затворника Вышенского»

«Крестоношение. Жизнеописание святого исповедника Петра Чельцова»

«Святая блаженная Любовь Рязанская. Жизнеописание»

«Светильник веры. Жизнеописание блаженной Пелагеи Захаровской»

«Полюшка. Повесть о слепой праведнице»

«Митрополит Симон (Новиков). Жизнеописание»

«Они служили в Летово: Архимандрит Иоанн (Крестьянкин), архиепископ Глеб (Смирнов), протоиерей Виктор Шиповальников»

«Было много чудес. Удивительные рассказы из жизни архимандрита Авеля»

«Оклеветанный старец. Исторические свидетельства о Григории Распутине»

«Григорий Распутин. Прозрения, пророчества, чудеса»

«Судьба и вера Сергея Есенина»

«Эта улица мне знакома. Путеводитель по Рязани»

«Рязанская излучина моя. Стихи»

«Лесовик. Стихи»

«Стихи»

«Православная лирика»

«Свет невечерний. Стихотворения»

акафист матроне анемнясевскойЖИТИЕ
Матрёна Григорьевна Белякова родилась 6 ноября 1864 года в деревне Анемнясево Касимовского уезда Рязанской губернии. Родители её Григорий и Евдокия были едва ли не самыми бедными людьми в деревне и кое-как вели своё крестьянское хозяйство. По внешнему своему виду они были хилыми, тщедушными людьми и казались какими-то недоразвитыми. Отец много пил и слыл в деревне пьяницей. У них было большое семейство – шесть дочерей и два сына. Три сестры умерли в детстве; Матрёша была четвертою по счету.
До семи лет Матрёша была обычным ребенком; как и все дети её возраста, гуляла и играла со своими сверстницами и подружками. Родители почему-то невзлюбили ее с самого раннего детства. Нерадостна была жизнь ребенка в родной семье, где ей, больше чем кому-нибудь из братьев и сестер, приходилось терпеть обиды, ругань, побои; но еще большие страдания ждали девочку в дальнейшем.
В семилетнем возрасте Матреша заболела оспой. После этой болезни девочка поправилась, но уже навсегда осталась слепою. Теперь ее обязанностью было нянчить своих младших сестренок и братьев. Тяжело было слепой девочке справляться с этим делом. Однажды десятилетняя Матреша нечаянно уронила сестренку с крыльца на землю. Увидев это, мать схватила Матрешу и начала жестоко бить. В этот момент духовному взору девочки предстала Царица Небесная. Матреша сказала об этом матери, но та продолжала бить девочку еще сильнее. Видение повторилось три раза. Во время последнего видения Пресвятая Богородица дала Матреше утешительную записочку. О том, что это за записочка и что в ней было написано, блаженная Матрона никогда не рассказывала.
На следующее утро изувеченная девочка не смогла подняться с печи. С этого времени началась для Матреши жизнь мученицы, пригвожденной к одру. Она навсегда лишилась возможности ходить и что-либо делать и уже не вставала с кровати во всю свою дальнейшую жизнь.
Так лежала Матреша в родительском доме до 17 лет, терпеливо перенося всякие скорби и обиды, и только в молитве находя себе утешение и отраду. Односельчане знали о страдальческой жизни девушки и относились к ней с чувством благоговейного уважения. С семнадцати лет к Матреше стал ходить народ. Первым за помощью пришел крестьянин ее же деревни, по специальности пильщик.
– Матреша, – сказал он, – вот уж как ты лежишь несколько лет, ты, небось, Богу-то угодна. У меня спина болит, и я пилить не могу. Потрогай-ка спину, может быть и пройдет от тебя. Чего мне делать, лечился – доктора не помогают.
Матреша исполнила его просьбу – боли в спине, действительно, прекратились, и он встал на работу.
Крестьянин этот рассказал о своем исцелении одному из своих соседей, и тот говорит:
– Пойду и я к ней: нас замучили дети, скоро двенадцатый родится; попрошу ее помолиться, чтобы Господь прекратил у нас детей.
Пришел он к Матреше и попросил помолиться. Матреша помолилась, и детей у них больше не было.
С тех пор все больше и больше стали ходить к Матреше люди со своими нуждами, скорбями и болезнями. С течением времени эти посещения приняли характер настоящего паломничества: к Матреше шли не только жители окрестных мест, но и дальних, иногда и самых отдаленных мест нашего Отечества. Причем, шли они беспрерывным потоком на протяжении более чем пятидесяти лет в количестве нескольких десятков, а иногда и сотен ежедневно.

акафист матроне анемнясевской

Когда Матреша лежала у родителей, и посетители приносили ей различные пожертвования за ее молитвы, то отец обычно все это отбирал на табак или водку, и тяжело было Матреше, что пожертвования эти шли не на доброе дело. Матреша любила поделиться всем с людьми и, особенно, с бедными, но при данных условиях она лишена была этой возможности.
После смерти родителей много скорбей пришлось претерпеть Матреше от брата и сестры, смотревших на нее исключительно как на средство дохода. Сестра впоследствии отсудила у Матроны домик, построенный почитателями блаженной.
От сестры Матреша перешла на жительство к племяннику Матвею Сергеевичу, человеку доброму и религиозному. Но здесь огорчения ждали Матрешу с другой стороны. У Матвея Сергеевича подросли дети, односельчане стали смеяться над ними, дразнить их. Эти насмешки тяжело переживались молодыми людьми. Но особенно тяжело это было для самой Матреши. Она мучилась и глубоко скорбела, что за нее эти ни в чем не повинные люди должны были переносить иногда очень тяжелые для них насмешки и оскорбления. Особенно насмешки эти усилились в революционные годы в связи с антирелигиозным движением.
Матреша обычно лежала в небольшой отдельной комнатке крестьянской избы, в маленькой детской кроватке, которая всегда завешивалась пологом. Летом, когда в избе становилось душно, ее обычно выносили в сени, и там лежала она до зимы. Сама она никогда не просила, чтобы ее перенесли в избу, и терпеливо переносила осеннюю стужу и холод. Родные же, за исключением племянника, не обращали на нее внимания и переносили ее в избу только тогда, когда уже видели, что в сенях лежать более было невозможно.
– Однажды, – вспоминает Матреша, – в октябре месяце я лежала в сенях, ночью был сильный дождик. Вода через крышу полилась на меня, и я промокла до нитки. К утру случился мороз, я страшно озябла, и одежда вся на мне оледенела. Утром сестра увидела это, сжалилась и перенесла меня в избу, за что я ей благодарна.
Часто в осенние холода приходящие удивлялись ее терпению и спрашивали:
– Матреша, да тебе холодно?
– Да нет, тепло, – обычно отвечала она в таких случаях, – посмотри, вот какая я горячая.
При этом она давала свою руку, и рука была действительно горячая.
По внешнему своему виду Матреша была настолько мала, что казалась десятилетним ребенком. Ее платьице, подарок одной из почитательниц, закрывавшее блаженную совсем с ногами, было всего 90 сантиметров в длину. Очевидно, с десятилетнего возраста, с тех пор, когда она лишилась возможности ходить, тело ее не росло и навсегда осталось таким, каким было у десятилетней девочки. Она имела возможность переворачиваться с бока на бок, шевелить ручками и брать небольшие предметы. Она легко и свободно разговаривала и пела священные песнопения удивительно чистым и звонким детским голосом.
Никто не знает, как она молилась Богу. Известно только лишь то, что Матрона знала наизусть очень много молитв, многие акафисты и церковные песнопения.
Во время бесед со своими посетителями она часто читала вслух различные молитвы, подходящие по своему содержанию к данному случаю. Иногда читала целые акафисты, читала быстро, уверенно, громким голосом. Пела церковные песнопения, совершенно правильно выдерживая особенности гласов и распевов.
На вопрос одного из удивленных посетителей, спросившего, как это она, будучи слепой, знает наизусть даже целые акафисты, Матреша ответила, что “придет добрый человек и прочитает что-нибудь, а я и запомню с Божией помощью”.
Матреша часто причащалась Святых Христовых Таин, каждый месяц обязательно. С этой целью она приглашала к себе своего духовника – приходского священника, и день принятия Св. Таин бывал для нее самым радостным днем. Пять раз в течение своей жизни она соборовалась.
Особенно строго соблюдала Матреша посты. С семнадцати лет она не ела мяса. Кроме среды и пятницы соблюдала такой же пост по понедельникам. В церковные посты почти ничего не ела или ела очень мало. Кроме подвигов поста и молитвы, блаженная, как уже было сказано, добровольно терпела холод, а также перебирала и перекладывала камни, принесенные ее почитателями из разных святых мест.
Очень уважала Матреша духовенство и к каждому священнику всегда и неизменно относилась с глубоким благоговением. Но к раскольникам обновленцам, в каком бы сане они не были, наоборот относилась очень строго. Одного из своих приходских священников, перешедшего в обновленчество, называла “наш Петруша”.
Насколько ревниво относилась Матреша к Православию, говорит факт, переданный одной из ее почитательниц, жительницей города Касимова Марией Ивановной Путилиной. Умерла тетка Марии Ивановны. Сын тетки был старостой в Касимовском соборе, а в соборе в то время служил обновленческий архиерей. Сын, согласно желанию покойной, хотел вынести ее из дома не в собор, а в кладбищенскую церковь. Другой сын покойной находился в то время в заключении. Он обратился к начальству с просьбой, чтобы его отпустили проститься с матерью. Его отпустили на три дня с условием, чтобы покойную хоронил обновленческий архиерей в соборе, на что родные и согласились.
Псалтирь по покойной читали монашки. Когда они узнали, что хоронить будет обновленческий архиерей, они взяли псалтирь и ушли. К вечеру пришли сын покойной и Мария Ивановна. Сын попросил Марию Ивановну читать псалтирь. Она начала читать и читала около часа, пока не пришел архиерей служить всенощную. Мария Ивановна тут же ушла и даже не видела архиерея. Ночью она вернулась с одной монахиней Акилиной, и они вместе читали псалтирь всю ночь до выноса тела. На выносе Мария Ивановна с монахиней Акилиной не были, покойную похоронили без них.
Монахиня Акилина получила от своего настоятеля епитимью. Мария Ивановна же неделю спустя пошла к Матреше и все ей рассказала. Матреша пожалела тетку:
– Что ж, ведь покойница не виновата, что так схоронили ее.
В это время у Матреши сидели три монахини из Владимирской пустыни. Вдруг Матреша и говорит монахиням:
– Вы что так уж хорошо очень с Марией Ивановной-то разговариваете?
– Мы ее давно не видали, наговориться хотим.
– Да ведь она обновленка!
Боже мой, если бы вы могли себе представить, – говорила Мария Ивановна, – как они в одну секунду встали и ушли от меня в другую комнату, и я осталась одна! Наступила мертвая тишина. Я не могу передать то состояние, оно было ужасно. Гляжу я на Распятие и думаю:
– Господи! Все от меня отступились, не отступись Ты от меня!
Мария Ивановна страшно заплакала. Она молилась и каялась в душе, и так плакала долго. Наконец Матреша пожалела ее:
– Ну вот, поплакала, покаялась пред Господом Богом, поговей, причастишься, на духу священнику скажешь, вот и все.
– Как же мне нужно было поступить, не надо было бы совсем мне читать?
– Да, не надо было тебе читать.
– А ты-то будешь меня принимать?
– Да я-то что, вот покаялась перед Богом, вот и все!
После этих слов Марии Ивановне сделалось весело и радостно, и монашенки опять по-прежнему с ней заговорили.
Особенно Матреша любила монахинь и вообще девиц. Монахинь ставила выше мирских, все им прощала, бывала с ними, как ребенок.
– Ведь вот не пришлось мне там, в монастыре-то быть, – не раз выражала она сожаление в своих с ними беседах.
– Монашки-то, – говорила она, – сколько раз упадут. Упадут, и опять все-таки восстанут. А в миру-то человек упал, и уж ему некогда восстать. В миру-то все искушение, все как-то неловко. Все мы невоздержные, иной раз без греха не обойдешься, иной раз и заплачешь…
Из святых мест с наибольшим благоговением Матреша относилась к Иерусалиму, к монастырям Дивеевскому и Саровскому. Она говорила о них с особенным умилением и любовью. Своим благочестивым посетителям она постоянно советовала сходить в Дивеево и Саров, считая их местами особенного присутствия благодати Божией. И радовалась, когда исполнялись эти ее советы.
Находясь безвыходно в своей комнатке, Матреша знала многих святых и благочестивых людей, рассеянных по лицу земли русской, и находилась с ними во внутреннем благодатном общении, хотя она никогда их не видела и не говорила с ними.
Матреша своим внутренним, духовным взором как бы насквозь видела каждого из своих посетителей и каждому давала то, что для него нужно, полезно, необходимо в зависимости от его настроенности, его духовных немощей и нужд, в зависимости от условий и обстоятельств, среди которых ему приходилось жить.
Одних она учила и наставляла, других обличала и раскрывала им их грехи и пороки, третьих ободряла и утешала в тяжелых обстоятельствах жизни, четвертых предупреждала, указывая последствия их ошибочного пути, стремлений и намерений, пятых исцеляла от болезней, и всех вместе старалась направить на путь истинной, богоугодной христианской жизни. Этим объясняется и разнообразие ее отношений к посетителям. Одних она принимала чрезвычайно ласково, с радостью и участием, как дорогих и близких своих людей. Других она прогоняла от себя, что было все же очень редко. Все это бывало, как говорили ее посетители, или в тех случаях, когда человек заходил к блаженной из праздного любопытства, или тогда, когда это нужно было для исправления человека. Когда такой человек пойдет от Матреши, он подумает о себе и сознает грехи свои. Если он после этого опять приходил к Матреше, то она с радостью принимала его.
По молитвам блаженной Матроны совершались исцеления от множества тяжелых недугов, когда даже врачи не верили выздоровлению, так как совсем недавно видели неблагоприятный исход. Исцелялись прибегавшие к Блаженной и от пьянства, и от духовной болезни – беснования. Анна, молодая девушка 19 лет из соседнего села вступила в партию против воли родителей, людей религиозных и добрых. Вскоре после этого у Анны отнялись рука и нога. Шесть недель полежала девушка дома неподвижно, и врачи не могли ей помочь. Мать отвезла Анну на лошади к Матреше. Матреша помазала девушку маслицем из своей лампадки, и Анна стала постепенно поправляться и начала ходить, но полного выздоровления не было. Через два года Матрона благословила Анну съездить в Саров и Дивеево. По пути в Саров мать с Анной ночевали дома у благочестивой женщины, имевшей дома святыню из Иерусалима. Тогда обнаружилось, что девушка одержима бесом – она испугалась святыни, закричала и бросилась бежать. В Дивееве, посетив блаженную Марию Ивановну и искупавшись в источнике преподобного Серафима, Анна исцелилась душевно. После этого случая Анна стала глубоко верующим человеком и очень почитала Матрону.
Начиная с Великого поста 1933 года, Матреша заметно переменилась. Если раньше она со всеми держалась очень просто, всех жалела, вникала в горе каждого человека, беседовала подолгу и охотно, обсуждая всякие дела житейские, то теперь блаженная как будто совсем перестала интересоваться земной жизнью. О житейских делах она стала говорить редко и неохотно, только в исключительных случаях. Зато о жизни духовной, тем более о будущей жизни она готова была говорить день и ночь. Очень охотно, с любовью принимала она таких людей, которые шли к ней с вопросами духовного порядка.
– Я ведь теперь не Матрена, – сказала она тогда одной из почитательниц, – а Мардария… О блаженной говорили, что она была тайно пострижена в иноческий чин саровскими старцами, но насколько эти разговоры были достоверны, мы теперь не можем судить.
В конце июня 1933 года Матрешу посетил ее жизнеописатель, настоятель Касимовского Казанского монастыря священник Николай Правдолюбов со своей матушкой Пелагией Ивановной. Матреша беседовала с ними долго и охотно. Она много говорила о тяжести жизни, о страданиях, о необходимости терпеть все, что посылает Господь. В подтверждение своих слов и мыслей приводила тексты из Священного Писания, факты и события из жизни святых, прочитала молитву, присланную ей с Афона. Однако от разговоров о себе Матреша уклонялась, отвечала общими фразами, хотя о. Николай с матушкой очень этим интересовались и расспрашивали ее.
В книге “Православные чудеса в ХХ веке” описывается чудесное событие, которое произошло около 1930г. с Сергеем Алексеевичем Никитиным, будущим епископом Стефаном. Сергей Алексеевич попал в концлагерь. Так как он был врачом, ему поручили заведовать медпунктом. К заключенным Сергей Алексеевич относился милосердно, многих освобождал от работ, отправлял в больницу. Из-за этого на него был сделан донос, и Никитину грозило продление срока в лагере до 15 лет. Одна медсестра из числа заключенных, знакомая с блаженной Матроной Анемнясевской, посоветовала ему обратиться за помощью к Матроне. Сначала это показалось Сергею Алексеевичу странным и похожим на колдовство: как может услышать его какая-то больная на таком большом расстоянии. Но все же во время прогулки он пошептал свое прошение в сторону Рязанской области.
Вскоре среди администрации лагеря произошли перемены: одного сняли, другого назначили. Через три года, освободившись, Сергей Алексеевич первым делом отправился в Рязанскую область искать блаженную Матрону. Расспросив о Матроне местных жителей, он нашел ее дом в Анемнясеве.
– Здравствуй, Сереженька, – сказала блаженная Матрона, назвав незнакомого человека по имени, – это ты меня тогда звал, ну, рассказывай, как живешь.
Сергей Алексеевич рассказал о себе. Блаженная предсказала ему, что он будет архиереем, и это исполнилось.
О последних днях и кончине блаженной Матроны известно следующее.
Летом 1935 года в Белькове было заведено дело “попов Правдолюбовых и больного выродка Матрены Беляковой”. Началось оно с доноса одного жителя г. Касимова на священника Николая Правдолюбова в связи с рукописной книгой, собранной и подписанной им и его братом, и приготовленной к печати. Были арестованы 10 человек (хотя должны были быть арестованы 12). Одна женщина умерла, получив повестку с требованием явиться в Отделение НКВД г. Касимова. По списку должна была быть арестована и блаженная Матрона. Все арестованные были уже отправлены в Рязань и Москву, а Матрону боялись трогать.
Наконец было собрано колхозное собрание, на котором постановили “изъять” Матрону Григорьевну Белякову как “вредного элемента”. Из 300 жителей села подписались 24 активиста. Сельсовет дал характеристику “на Белякову М.Г.”, в которой она прямо и открыто названа святой без всяких кавычек и иронии. “Данная гр. является вредным элементом в деревне, она своей святостью сильно влияет на темную массу… Ввиду этого по с/с задерживается ход коллективизации”.
После отправки заключенных в Рязань была послана машина и за блаженной Матроной. Подъехали к ее дому днем, не таясь. Вошли. Тут их охватил страх, подойти боялись. По долгу службы подошел председатель сельсовета и, преодолевая страх, поднял Матренушку с ее дощатой постели. Матрона закричала тоненьким голоском. Народ оцепенел. Председатель стал выносить. В дверях сказал:
– Ой, какая легкая!

Матрона сказала:

– И твои детки такими легкими будут.
Несколько лет назад протоиерей Троицкого храма поселка Гусь-Железный о. Серафим хоронил одного из сыновей тогдашнего председателя. Он был очень маленького роста. Все дети председателя перестали расти после ареста блаженной Матроны.
Машина дважды ломалась по дороге в Касимов. Кто-то держал на руках блаженную Матрону, пока машину ремонтировали. Из Касимова ее быстро увезли в Рязань и затем в Москву.
Председатель, “изымавший” блаженную Матрону, несколько лет спустя очень тяжело умирал. Дело было летом. Дом стоял с открытыми окнами из-за жары. Он кричал так громко от боли, что слышало полдеревни. В народе говорили:
– Это тебе не Матрешеньку поднимать!
Но он позвал священника и искренне и горячо каялся в своих грехах, умер в мире с Церковью.
Про московский период жизни блаженной Матроны имеются скудные сведения. В Москве она прожила почти год. Предположительно, она была заключена в Бутырскую тюрьму. Но пробыла она там недолго, потому что сделалась объектом почитания почти всех, без исключения, заключенных, которые начали петь акафисты и молиться. Ее должны были куда-то деть. Убить боялись, а отправить в лагерь не позволял пример тюремного молитвенного подъема заключенных.
По другим данным, безнадежно болевшая мать следователя, ведущего дело блаженной Матроны, получила исцеление от Матроны, и следователь сумел освободить ее как больную и умирающую. Он поместил ее в дом престарелых и увечных больных.
Документально засвидетельствовано, что блаженная Матрона умерла от сердечной недостаточности 16/29 июля 1936 года в Доме хроников имени Радищева в Москве, недалеко от храма Рождества Пресвятой Богородицы во Владыкине. Так как рядом с Домом хроников было большое Владыкинское кладбище, частично сохранившееся до нашего времени, то можно сделать предположение, что Блаженная Матрона была похоронена здесь же на местном старом кладбище.
Святая блаженная Матрона Анемнясевская в наши дни, как и 60 лет назад, подает благодатную помощь в ответ на молитвы. О современных чудесах по молитвам новопрославленной святой свидетельствует настоятель храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве протоиерей Сергий Правдолюбов и многие прихожане.
Служащие храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве Анатолий и Иоанна не имели детей, состоя в браке 8 лет. Супруги просили Блаженную о даровании чада, и в ответ на молитву у них родилась дочь.
У прихожанки Троицкого храма Галины сильно болели ноги. Пожилой женщине тяжело было посещать церковные службы, о чем она сильно скорбела. Галина усердно молилась двум блаженным Матронам: Анемнясевской и Московской. В ответ на ее молитву бумажные иконы стали источать капельки благовонной жидкости. Квартиру Галины посетили многие прихожане Троицкого храма, прикладывались к мироточащим иконам обеих святых, помазывались истекавшим из них миром. Галина почувствовала себя значительно лучше, ноги перестали болеть.
Настоятель Троицкого храма протоиерей Сергий вел машину по Бережковской набережной. Внезапно возникла аварийная ситуация. По словам отца Сергия, от падения в Москву-реку его спасло только то, что он мгновенно успел призвать на помощь блаженную Матрону.
В городе Касимове пожилая женщина, страдающая радикулитом, скорбела из-за того, что была не в силах встать и пойти на службу. Она горячо молила о помощи блаженную Матрону. Вдруг все ее тело охватил жар, а когда он прошел, женщина почувствовала себя здоровой, встала и пошла в храм.
Перед чтимой иконой блаженной Матроны, которая находится в храме Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве, всегда горит множество свечей, так что трудно найти на подсвечнике свободное место. Подсвечник перед иконой – дар семьи прихожан, почитателей блаженной. Верующие постоянно заказывают святой молебны, многие, будучи наслышаны о чудесах блаженной Матроны, приезжают издалека. Мы не имеем возможности привести здесь рассказы обо всех многочисленных случаях благодатной помощи святой: и при устройстве на работу, и в семейных неурядицах, и в воспитании детей.

Жизнеописание подвижницы было составлено при ее жизни священником Николаем Анатольевичем Правдолюбовым и его братом Владимиром Анатольевичем Правдолюбовым. За эту рукописную книгу ее авторы были арестованы и осуждены на долгие годы лагерей. Авторскую рукопись обнаружил в наши дни в Архиве ФСБ протоиерей Сергий Правдолюбов, настоятель московского храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве.

Матрона Анемнясевская

Матрёна Григорьевна Белякова родилась 6 ноября 1864 года в деревне Анемнясево Касимовского уезда Рязанской губернии. Родители ее, Григорий и Евдокия, были едва ли не самыми бедными людьми в деревне и кое-как вели свое крестьянское хозяйство. По внешнему своему виду они были хилыми, тщедушными людьми и казались какими-то недоразвитыми. Отец много пил и слыл в деревне пьяницей. У них было большое семейство – шесть дочерей и два сына. Три девочки умерли в детстве; Матрёша была четвертою по счету.

До семи лет Матреша была обычным ребенком; как и все дети ее возраста, гуляла и играла со своими сверстницами и подружками. Родители почему-то невзлюбили ее с самого раннего детства. Нерадостна была жизнь ребенка в родной семье, где ей, больше чем кому-нибудь из братьев и сестер, приходилось терпеть обиды, ругань, побои; но еще большие страдания ждали девочку в дальнейшем.

В семилетнем возрасте Матреша заболела оспой. После этой болезни девочка навсегда осталась слепой. Ее обязанностью было нянчить своих младших сестренок и братьев, и слепой девочке было тяжело справляться с этим делом. Однажды десятилетняя Матреша нечаянно уронила сестренку с крыльца на землю.

Увидев это, мать схватила Матрешу и начала жестоко бить. В этот момент духовному взору девочки предстала Царица Небесная. Матреша сказала об этом матери, но та продолжала бить девочку еще сильнее. Видение повторилось три раза. Во время последнего видения Пресвятая Богородица дала Матреше утешительную записочку. О том, что это за записочка и что в ней было написано, блаженная Матрона никогда не рассказывала.

акафист матроне анемнясевской

Матрона Анемнясевская

На следующее утро изувеченная девочка не смогла подняться с печи. С этого времени началась для Матреши жизнь мученицы, пригвожденной к одру. Она навсегда лишилась возможности ходить и что-либо делать и уже не вставала с кровати всю свою дальнейшую жизнь.

Так лежала Матреша в родительском доме до 17 лет, терпеливо перенося всякие скорби и обиды, и только в молитве находя себе утешение и отраду. Односельчане знали о страдальческой жизни девушки и относились к ней с чувством благоговейного уважения. С семнадцати лет к Матреше стал ходить народ. Первым за помощью пришел крестьянин ее же деревни, по специальности пильщик.

– Матреша, – сказал он, – вот уж как ты лежишь несколько лет, ты, небось, Богу-то угодна. У меня спина болит, и я пилить не могу. Потрогай-ка спину, может быть и пройдет от тебя. Чего мне делать, лечился – доктора не помогают.

Матреша исполнила его просьбу – боли в спине, действительно, прекратились, и он встал на работу.

Крестьянин этот рассказал о своем исцелении одному из своих соседей, и тот говорит:

– Пойду и я к ней: нас замучили дети, скоро двенадцатый родится; попрошу ее помолиться, чтобы Господь прекратил у нас детей.

Пришел он к Матреше и попросил помолиться. Матреша помолилась, и детей у них больше не было.

С тех пор все больше и больше стали ходить к Матреше люди со своими нуждами, скорбями и болезнями. С течением времени эти посещения приняли характер настоящего паломничества: к Матреше шли не только жители окрестных селений, но и дальних, иногда и самых отдаленных мест нашего Отечества. Причем, шли они беспрерывным потоком на протяжении более чем пятидесяти лет в количестве нескольких десятков, а иногда и сотен ежедневно.

Когда Матреша лежала у родителей и посетители приносили ей различные пожертвования за ее молитвы, то отец обычно все это отбирал на табак или водку, и тяжело было Матреше, что пожертвования эти шли не на доброе дело. Матреша любила поделиться всем с людьми, но при данных условиях она лишена была этой возможности.

После смерти родителей много скорбей пришлось претерпеть Матреше от брата и сестры, смотревших на нее исключительно как на средство дохода. Сестра впоследствии отсудила у Матроны домик, построенный почитателями блаженной.

От сестры Матреша перешла на жительство к племяннику Матвею Сергеевичу, человеку доброму и религиозному. Но здесь огорчения ждали Матрешу с другой стороны. У Матвея Сергеевича подросли дети, односельчане стали смеяться над ними, дразнить их. Эти насмешки тяжело переживались молодыми людьми. Но особенно тяжело это было для самой Матреши. Она мучилась и глубоко скорбела, что за нее эти ни в чем не повинные люди должны были переносить иногда очень тяжелые для них насмешки и оскорбления. Особенно насмешки эти усилились в революционные годы в связи с антирелигиозным движением.

Матреша обычно лежала в небольшой отдельной комнатке крестьянской избы, в маленькой детской кроватке, которая всегда завешивалась пологом. Летом, когда в избе становилось душно, ее обычно выносили в сени, и там лежала она до зимы. Сама она никогда не просила, чтобы ее перенесли в избу, и терпеливо переносила осеннюю стужу и холод. Родные же, за исключением племянника, не обращали на нее внимания и переносили ее в избу только тогда, когда уже видели, что в сенях лежать более было невозможно.

– Однажды, – вспоминает Матреша, – в октябре месяце я лежала в сенях, ночью был сильный дождик. Вода через крышу полилась на меня, и я промокла. К утру случился мороз, я страшно озябла, и одежда вся на мне оледенела. Утром сестра увидела это, сжалилась и перенесла меня в избу, за что я ей благодарна.

Часто в осенние холода приходящие удивлялись ее терпению и спрашивали:

– Матреша, да тебе холодно?

– Да нет, тепло, – обычно отвечала она в таких случаях, – посмотри, вот какая я горячая.

При этом она давала свою руку, и рука была действительно горячая.

По внешнему своему виду Матреша была настолько мала, что казалась десятилетним ребенком. Ее платьице, подарок одной из почитательниц, закрывавшее блаженную совсем с ногами, было всего 90 сантиметров в длину. Очевидно, с десятилетнего возраста, с тех пор, когда она лишилась возможности ходить, тело ее не росло и навсегда осталось таким, каким было у десятилетней девочки. Она имела возможность переворачиваться с бока на бок, шевелить ручками и брать небольшие предметы. Она легко и свободно разговаривала и пела священные песнопения удивительно чистым и звонким детским голосом.

Никто не знает, как она молилась Богу. Известно только лишь то, что Матрона знала наизусть очень много молитв, многие акафисты и церковные песнопения.

Во время бесед со своими посетителями она часто читала вслух различные молитвы, подходящие по своему содержанию к данному случаю. Иногда читала целые акафисты, читала быстро, уверенно, громким голосом. Пела церковные песнопения, совершенно правильно выдерживая особенности гласов и распевов.

На вопрос одного из удивленных посетителей, спросившего, как это она, будучи слепой, знает наизусть даже целые акафисты, Матреша ответила: «Придет добрый человек и прочитает что-нибудь, а я и запомню с Божией помощью».

Матреша часто причащалась Святых Христовых Таин, каждый месяц обязательно. С этой целью она приглашала к себе своего духовника – приходского священника, и день принятия Св. Таин бывал для нее самым радостным днем. Пять раз в течение своей жизни она соборовалась.

Особенно строго соблюдала Матреша посты. С семнадцати лет она не ела мяса. Кроме среды и пятницы соблюдала такой же пост по понедельникам. В церковные посты почти ничего не ела или ела очень мало. Кроме подвигов поста и молитвы, блаженная, как уже было сказано, добровольно терпела холод, а также перебирала и перекладывала камни, принесенные ее почитателями из разных святых мест.

Очень уважала Матреша духовенство и к каждому священнику всегда и неизменно относилась с глубоким благоговением. Но к раскольникам обновленцам, в каком бы сане они не были, наоборот относилась очень строго. Одного из своих приходских священников, перешедшего в обновленчество, называла “наш Петруша”.

Насколько ревниво относилась Матреша к Православию, говорит факт, переданный одной из ее почитательниц, жительницей города Касимова Марией Ивановной Путилиной. Умерла тетка Марии Ивановны. Сын тетки был старостой в Касимовском соборе, а в соборе в то время служил обновленческий архиерей. Сын, согласно желанию покойной, хотел вынести ее из дома не в собор, а в кладбищенскую церковь. Другой сын покойной находился в то время в заключении. Он обратился к начальству с просьбой, чтобы его отпустили проститься с матерью. Его отпустили на три дня с условием, чтобы покойную хоронил обновленческий архиерей в соборе, на что родные и согласились.

Псалтирь по покойной читали монашки. Когда они узнали, что хоронить будет обновленческий архиерей, они взяли Псалтирь и ушли. К вечеру пришли сын покойной и Мария Ивановна. Сын попросил Марию Ивановну читать Псалтирь. Она начала читать и читала около часа, пока не пришел архиерей служить всенощную. Мария Ивановна тут же ушла и даже не видела архиерея. Ночью она вернулась с одной монахиней Акилиной, и они вместе читали Псалтирь всю ночь до выноса тела. На выносе Мария Ивановна с монахиней Акилиной не были, покойную похоронили без них.

Монахиня Акилина получила от своего настоятеля епитимью. Мария Ивановна же неделю спустя пошла к Матреше и все ей рассказала. Матреша пожалела тетку:

– Что ж, ведь покойница не виновата, что так схоронили ее.

В это время у Матреши сидели три монахини из Владимирской пустыни. Вдруг Матреша и говорит монахиням:

– Вы что так уж хорошо очень с Марией Ивановной-то разговариваете?

– Мы ее давно не видали, наговориться хотим.

– Да ведь она обновленка!

«Боже мой, если бы вы могли себе представить, – говорила Мария Ивановна, – как они в одну секунду встали и ушли от меня в другую комнату, и я осталась одна! Наступила мертвая тишина. Я не могу передать то состояние, оно было ужасно. Гляжу я на Распятие и думаю: – Господи! Все от меня отступились, не отступись Ты от меня!»

Мария Ивановна страшно заплакала. Она молилась и каялась в душе, и так плакала долго. Наконец Матреша пожалела ее:

– Ну вот, поплакала, покаялась пред Господом Богом, поговей, причастишься, на духу священнику скажешь, вот и все.

– Как же мне нужно было поступить, не надо было бы совсем мне читать?

– Да, не надо было тебе читать.

– А ты-то будешь меня принимать?

– Да я-то что, вот покаялась перед Богом, вот и все!

После этих слов Марии Ивановне сделалось весело и радостно, и монашенки опять по-прежнему с ней заговорили.

Особенно Матреша любила монахинь и вообще девиц. Монахинь ставила выше мирских, все им прощала, бывала с ними, как ребенок.

Из святых мест с наибольшим благоговением Матреша относилась к Иерусалиму, к монастырям Дивеевскому и Саровскому. Она говорила о них с особенным умилением и любовью. Своим благочестивым посетителям она постоянно советовала сходить в Дивеево и Саров, считая их местами особенного присутствия благодати Божией. И радовалась, когда исполнялись эти ее советы.

Находясь безвыходно в своей комнатке, Матреша знала многих святых и благочестивых людей, рассеянных по лицу земли русской, и находилась с ними во внутреннем благодатном общении, хотя она никогда их не видела и не говорила с ними.

Матреша своим внутренним, духовным взором как бы насквозь видела каждого из своих посетителей и каждому давала то, что для него нужно, полезно, необходимо в зависимости от его настроенности, его духовных немощей и нужд, в зависимости от условий и обстоятельств, среди которых ему приходилось жить.

Одних она учила и наставляла; других обличала и раскрывала им их грехи и пороки; третьих ободряла и утешала в тяжелых обстоятельствах жизни; четвертых предупреждала, указывая последствия их ошибочного пути, стремлений и намерений; пятых исцеляла от болезней, – и всех вместе старалась направить на путь истинной, богоугодной христианской жизни. Этим объясняется и разнообразие ее отношений к посетителям.

Одних она принимала чрезвычайно ласково, с радостью и участием, как дорогих и близких своих людей. Других она прогоняла от себя, что было все же очень редко. Все это бывало, как говорили ее посетители, или в тех случаях, когда человек заходил к блаженной из праздного любопытства, или тогда, когда это нужно было для исправления человека. Когда такой человек пойдет от Матреши, он подумает о себе и сознает грехи свои. Если он после этого опять приходил к Матреше, то она с радостью принимала его.

По молитвам блаженной Матроны совершались исцеления от множества тяжелых недугов, когда даже врачи не верили выздоровлению, так как совсем недавно видели неблагоприятный исход. Исцелялись и от пьянства, и от беснования. Анна, молодая девушка 19 лет из соседнего села вступила в партию против воли родителей, людей религиозных и добрых. Вскоре после этого у Анны отнялись рука и нога. Шесть недель полежала девушка дома неподвижно, и врачи не могли ей помочь. Мать отвезла Анну на лошади к Матреше. Матреша помазала девушку маслицем из своей лампадки, и Анна стала постепенно поправляться и начала ходить, но полного выздоровления не было.

Через два года Матрона благословила Анну съездить в Саров и Дивеево. По пути в Саров мать с Анной ночевали дома у благочестивой женщины, имевшей дома святыню из Иерусалима. Тогда обнаружилось, что девушка одержима бесом – она испугалась святыни, закричала и бросилась бежать. В Дивееве, посетив блаженную Марию Ивановну и искупавшись в источнике преподобного Серафима, Анна исцелилась душевно. После этого случая Анна стала глубоко верующим человеком и очень почитала Матрону.

Начиная с Великого поста 1933 года, Матреша заметно переменилась. Если раньше она со всеми держалась очень просто, всех жалела, вникала в горе каждого человека, беседовала подолгу и охотно, обсуждая всякие дела житейские, то теперь блаженная как будто совсем перестала интересоваться земной жизнью. О житейских делах она стала говорить редко и неохотно, только в исключительных случаях. Зато о жизни духовной, тем более о будущей жизни она готова была говорить день и ночь. Очень охотно, с любовью принимала она таких людей, которые шли к ней с вопросами духовного порядка.

– Я ведь теперь не Матрена, – сказала она тогда одной из почитательниц, – а Мардария… О блаженной говорили, что она была тайно пострижена в иноческий чин саровскими старцами, но насколько эти разговоры были достоверны, мы теперь не можем судить.

В конце июня 1933 года Матрешу посетил ее жизнеописатель, настоятель Касимовского Казанского монастыря священник Николай Правдолюбов со своей матушкой Пелагией Ивановной. Матреша беседовала с ними долго и охотно. Она много говорила о тяжести жизни, о страданиях, о необходимости терпеть все, что посылает Господь. В подтверждение своих слов и мыслей приводила тексты из Священного Писания, факты и события из жизни святых, прочитала молитву, присланную ей с Афона. Однако от разговоров о себе Матреша уклонялась, отвечала общими фразами, хотя отец Николай с матушкой очень этим интересовались и расспрашивали ее.

акафист матроне анемнясевской

Правдолюбовы в 1924 году. Первый справа в ряду сидящих — священномученик Николай Правдолюбов

О последних днях и кончине блаженной Матроны известно следующее.

Летом 1935 года в Белькове было заведено дело “попов Правдолюбовых и больного выродка Матрены Беляковой”. Началось оно с доноса одного жителя города Касимова на священника Николая Правдолюбова в связи с рукописной книгой, собранной и подписанной им и его братом, и приготовленной к печати. Были арестованы 10 человек (хотя должны были быть арестованы 12). Одна женщина умерла, получив повестку с требованием явиться в Отделение НКВД г. Касимова. По списку должна была быть арестована и блаженная Матрона. Все арестованные были уже отправлены в Рязань и Москву, а Матрону боялись трогать.

Наконец было собрано колхозное собрание, на котором постановили “изъять” Матрону Григорьевну Белякову как “вредного элемента”. Из 300 жителей села подписались 24 активиста. Сельсовет дал характеристику “на Белякову М.Г.”, в которой она прямо и открыто названа святой без всяких кавычек и иронии. «Данная гр. является вредным элементом в деревне, она своей святостью сильно влияет на темную массу… Ввиду этого по с/с задерживается ход коллективизации».

После отправки заключенных в Рязань была послана машина и за блаженной Матроной. Подъехали к ее дому днем, не таясь. Вошли. Тут их охватил страх, подойти боялись. По долгу службы подошел председатель сельсовета и, преодолевая страх, поднял Матренушку с ее дощатой постели. Матрона закричала тоненьким голоском. Народ оцепенел. Председатель стал выносить. В дверях сказал: «Ой, какая легкая!» Матрона ответила: «И твои детки такими легкими будут».

Несколько лет назад протоиерей Троицкого храма поселка Гусь-Железный отец Серафим хоронил одного из сыновей тогдашнего председателя. Он был очень маленького роста. Все дети председателя перестали расти после ареста блаженной Матроны.

Машина дважды ломалась по дороге в Касимов. Кто-то держал на руках блаженную Матрону, пока машину ремонтировали. Из Касимова ее быстро увезли в Рязань и затем в Москву.

Председатель, “изымавший” блаженную Матрону, несколько лет спустя очень тяжело умирал. Дело было летом. Дом стоял с открытыми окнами из-за жары. Он кричал так громко от боли, что слышало полдеревни. В народе говорили: «Это тебе не Матрешеньку поднимать!» Но он позвал священника и искренне и горячо каялся в своих грехах, умер в мире с Церковью.

Про московский период жизни блаженной Матроны имеются скудные сведения. В Москве она прожила почти год. Предположительно, она была заключена в Бутырскую тюрьму. Но пробыла она там недолго, потому что сделалась объектом почитания почти всех заключенных, которые начали петь акафисты и молиться. Ее должны были куда-то деть. Убить боялись, а отправить в лагерь не позволял пример тюремного молитвенного подъема заключенных.

По другим данным, безнадежно болевшая мать следователя, ведущего дело блаженной Матроны, получила исцеление от Матроны, и следователь сумел освободить ее как больную и умирающую. Он поместил ее в дом престарелых и увечных больных.

акафист матроне анемнясевской

Документально засвидетельствовано, что блаженная Матрона умерла от сердечной недостаточности 16/29 июля 1936 года в Доме хроников имени Радищева в Москве, недалеко от храма Рождества Пресвятой Богородицы во Владыкине. Так как рядом с Домом хроников было большое Владыкинское кладбище, частично сохранившееся до нашего времени, то можно сделать предположение, что блаженная Матрона была похоронена здесь же на местном старом кладбище.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, прославление святой блаженной Матроны Анемнясевской было совершено в городе Касимове Рязанской епархии в четверг Фоминой недели 9/22 апреля 1999 года архиепископом Рязанским и Касимовским Симоном с собором духовенства Рязанской епархии.

“Житие Матроны Анемнясевской составил брат моего деда, Владимир Анатольевич, он за это и был арестован. Написанное им житие Матроны было положено во второй том его уголовного дела как вещественное доказательство. И мне его отдали, я не просил. Как будто бы из рук самой Матроны! И, конечно, я был должен довести этот труд до конца.

Я перепечатал житие на компьютере. Вместе с художником, он в Храме Христа Спасителя трудился, выбрали иконографию и написали образ. Составили службу, акафист написала наша прихожанка, и общими усилиями в 1999 году в городе Касимове произошло прославление местной святой”, – рассказывает протоиерей Сергий Правдолюбов.

Блаженная Матрона Анемнясевская сначала была прославлена как местночтимая святая Рязанской епархии, а на Юбилейном Архиерейском Соборе она была канонизирована в лике новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания. Подвиг ее святости сочетает в себе как пример необычайного терпения, поста и молитвы, так и образ исповедничества.

По материалам сайта ПСТГУ

Вы прочитали статью Блаженная Матрона Анемнясевская – житие. Читайте также:

Дойти до самой сути

Что скажет Солнце?

Святые дураки

Оценка 3.7 проголосовавших: 3
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here