Плач пресвятой богородицы текст

Детально: плач пресвятой богородицы текст - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

Полное собрание и описание: молитва плачущей богородицы для духовной жизни верующего человека.

Оглавление [Показать]

ПЛАЧ БОГОРОДИЦЫ

Во последних днях страшныя недели,

Во пятничный день,

Во святом граде Ерусалиме

Плакала, ходила Святая Дева,

При ней были три мироносиц жен.

Во граде им навстречу

Идут два жидовина.

«Где вы, жиды, были, куда грядете?»

Что возговорят Деве два жидовина:

«Живем мы теперича в Ерусалиме,

А мы были, мучили Исуса Христа.

Бивши, мучивши, в темницу всадили,

В шестом часу в пятницу распяли его,

Ноги и руки прибивши гвоздями.

Венец на главу его возложили,

Мучений и ран его невозможно исчесть;

Исуса копием в ребра прободали,

Земля обагрилась от его крови».

Услышала слова их Святая Дева,

Она была без памяти и больше часа,

Ударилась о землю, едва была жива.

Застонет, заплачет Пресвятая Дева,

В горести речет:

«Увы, мать сыра земля, возьми меня к себе

Молитва плачущей богородицы

Плач Пресвятой Богородицы

Акафисты Пресвятой Богородице Иконы Пресвятой Богородицы

Этот канон составлен в X веке нашей эры святым Симеоном Метафрастом (Логофетом). Читаются из него стихи после Страстной Пятницы, когда Господь уже умер на Кресте. Чтение происходит в пятницу, во время Службы.

Самое богослужение является благоговейным бдением перед гробом Спасителя и погребальным гимном пострадавшему за нас Господу, Бессмертному Царю славы.

Молитвы Канона «Плач Пресвятой Богородицы» наполнены скорбью, печалью Девы Марии и учеников Иисуса. В отчаянии Богородица обретает утешение по молитве к Господу. Иисус Христос выражает трогательную заботливость о Ней. В нескольких словах Сына Пресвятая Дева находит утоление скорби.

Канон «Плач Пресвятой Богородицы» должен быть в каждом доме, написанный от руки. Он хранится аккуратным листочком.

До написания следует прочесть хотя бы одно Евангелие вслух для всех членов семьи. Поститься неделю (исключить продукты животного происхождения, сладости, вино, табак), читая утренние и вечерние молитвы, затем прочесть канон для всех членов семьи вслух и только тогда можно приступить к написанию молитвы. Чтение Канона дает успокоение родителям в отъезде детей, в душевных скорбях, печалях.

И следует помнить всегда, что любой наш плохой поступок – это рана Пресвятой Богородице и Иисусу Христу.

Вы постепенно меняетесь к лучшему.

Плач Пресвятой Богородицы

(Канон о распятии Господни и на плач Пресвятой Богородицы)

Творение Симеона Логофета

На старославянском

1. Обешена яко виде на кресте Сына и Господа, Дева Чистая терзающися вопияше горце, со другими женами стенящи глаголаше:

2. Вижду Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на кресте висяща и уязвляюся горце сердем, рече Чистая: но даждь слово, Благий, рабе Твоей.

3. Волею, Сыне Мой и Творче, терпиши на древе лютую смерть, Дева глаголаше, предстоящи у креста со возлюбленным учеником.

4. Ныне Моего чаяния, радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне! болезную сердцем, Чистая плачущи глаголаше.

5. Страха ради иудейска Петр скрыся, и вси отбегоша вернии, и оставльше Христа, Дева рыдающи глаголаша.

6. О страшном Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз: но увы Мне! ныне Тя видящи на древе распалаюся утробою.

7. Вижду Утробу Мою на руках, в нихже Младенца держах, с древа прияти, вещаше Чистая: но никтоже, увы Мне, сего даде.

8. Се, свет Мой сладкий, надежда и живот Мой благий, Бог Мой угасе на кресте, распалаюся утробою, Дева стенющи и глаголаше.

9. Солнце незаходяй, Боже Превечный и Творче всех тварей, Господи, како терпиши страсть на кресте, Чистая плачущи глаголаше.

10. Плачущи глаголаше браконеискусная ко благообразному: потщися, Иосифе, к Пилату приступити и испроси снятии с древа Учителя твоего.

11. Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися и плачася приступи к Пилату: даждь ми, вопия с плачем, тело Бога моего.

12. Уязвена Тя видящи и без славы нага на древе Чадо Мое, утробою распалаюся, рыдающи яко Мати, Дева провещаваше.

13. Растерзаяся и рыдая и дивяся вкупе с Никодимом снят Иосиф, и уцеловав пречистое тело рыдаше и стеняше, и пояше Его яко Бога.

14. Приимши Его с плачем Мати неискусомужняя, положи на колену, молящи Его со слезами и облобызащающи, горце же рыдающи и восклицающи.

15. Едину надежду и животь, Владыко Сыне Мой и Боже, во очию свет раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое Мое Чадо и любимое.

16. Болезни и скорби и воздыхания обретоша мя, увы Мне, Чистая горце рыдающи глаголаше, видящи Тя, Чадо Мое возлюбленное, нага и уединена, и вонями помазана мертвеца.

17. Мертва Тя зрю, человеколюбче, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люте утробою: хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше; не терплю бо без дыхания мертва Тя видеши.

18. Дивлюся зрящи Тя, преблагий Боже и премудрый Господи, без славы, и без дыхания, и безобразна, и плачуся держащи Тя, яко не надеяхся, увы Мне! Видети Тя, Сыне Мой и Боже!

19. Не взглаголеши ли рабе Твоей слова, Слове Божий? Не ущедриши ли, Владыко, Тебе рождшую? глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, облобызающи тело Господа своего.

20. Помышляю, Владыко, яко ктому сладкаго Твоего не услышу гласа; ни доброты лица Твоего узрю, якоже прежде раба Твоя: ибо зашел еси, Сыне Мой, от очию Моею.

21. Нась ради Распятого прийдите вси воспоим. Того бо виде Мариа на древе глаголаше аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

22. Своего Агнца агница зрящи к заколению влекома, последоваше Мариа простертыми власы со инеми женами, сия вопиющи: камо идеши, Чадо? чесо ради скорое течение совершаеши? егда другой брак паки есть в Кане, и тамо ныне тщишися, да от воды им вино сотвориши? Иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? Даждь ми слово, Слове, не молча мимо иди Мене, чисту соблюдый Мя. Ты бо еси Сын и Бог Мой.

23. Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше? Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше: ныне же вижду Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвена мертвеца.

24. Избавляяй болезни, ныне прими Мя с Собою, Сыне Мой и Боже, да сниду, Владыко, во ад с Тобой и Аз, не остави Мене едину, уже бо жити не терплю, не видящи Тебе, сладкаго Моего Света.

25. С другими женами мироносицами рыдающи Непорочная горце и носима видящи Христа глаголаше: увы Мне, что вижду? Камо идешь ныне, Сыне Мой, а Мене едину оставляеши?

26. Изнемогающи и рыдающи Непорочная мироносицам глаголаше: срыдайте Ми и сплачитеся горце, се бо Свет Мой сладкий и Учитель ваш гробу предается.

27. Деву рыдающу Иосиф видев растерзашеся весь и вопияше горько: како Тя, о Боже Мой, ныне погребу раб Твой? Какими плащаницами обвию тело Твое?

28. Паче ума превзыде странное Твое видение носящаго тварь всю Господа: сего ради Иосиф яко мертва Тя на руку своею и с Никодимом носит и погребает.

29. Странну вижду и преславную тайну, Дева вопияше Сыну и Господу: како в худом гробе полагаешися, мертвыя повелением возставляяй во гробех.

30. Ни от гроба Твоего восстану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Твоего, Сыне Мой.

31. Радость Мне николиже отсем прикоснется, рыдающи глаголаше Непорочная: свет Мой и радость Моя во гроб зайде. Но не оставлю Его единаго: зде же умру и спогребуся Ему.

32. Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни и утоли Мою болезнь и печаль; можеши бо, Владыко, елико хощеши, и творити, аще и погреблся еси волею.

33. О, како утаился Тебе есть бездна щедрот, Матери в тайне изрече Господь? Тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети; но и воскресну и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли.

34. Воспою милосердие Твое, Человеколюбче, и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко: создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси, рече Пречистая; но воскресением Твоим, Спасе, помилуй всех нас!

Перевод на русский

(для лучшего понимания читаемого текста)

1. Дева Чистая, увидев висящим на кресте Сына и Господа (Своего), горестно стеня, терзаяясь и вместе с другими женами вопия, (так) говорила:

2. «Видя Тебя ныне, возлюбленное Чадо Мое висящим на кресте, горько уязвляюсь в сердце моем», говорила чистая. «Вымолви, Благий, слово рабе Твоей».

3. «Сын и Творец Мой! добровольно терпишь Ты лютую смерть на древе», – говорила Дева, предстоя у креста с возлюбленным учеником.

4. «Ныне лишилась Я моей надежды, радости и веселия – Сына моего и Господа: горе Мне! Болит Мое сердце!» говорила Чистая с плачем.

5. «Из страха пред иудеями Петр скрылся и все верные разбежались, оставив Христа», говорила Дева рыдая.

6. «Чудесным и неведомым рождеством Твоим, Сын Мой, я была возвеличена пред всеми матерями. Но горе Мне! теперь, при виде Тебя на кресте, утроба Моя распаляется.

7. вижу Рожденнаго Мною и простираю руки, чтобы принять Его с креста. Но никто, увы! Не дает Мне Его.

8. Вот свет Мой сладостный, надежда и жизнь Моя драгая, Бог Мой угас на кресте! Внутренность Моя распаляется!» говорила Дева стеня.

9. «Солнце незаходящее, Боже Превечный, Творец и Господь всех творений! Как Ты терпишь страдания на кресте?» говорила Чистая плача.

10. Не познавшая брака говорила плача благообразному: «Иосиф! Поспеши к Пилату и испроси дозволение снять с древа твоего Учителя».

11. Иосиф, видя Пречистую горько плачущую, смутился и плача пришел к Пилату и со слезами сказал: «отдай мне тело Бога моего».

12. Видя Тебя покрытаго язвами, обезславленного и обнаженного на древе, рыдая как Матерь – Дева говорила: «Чадо Мое! Огонь палит внутренность Мою».

13. Терзаясь и удивляясь Иосиф вместе с Никодимом рыдая снял пречистое тело (Распятого) и со стенаниями воспел Его как Бога.

14. С плачем приняла Его Матерь безмужняя, положила Его на колена и со слезами и горькими рыданиями молила Его, осыпала лобзаньями и восклицала:

15. «Тебя, Владыко, Сын и Бог Мой, Я, раба Твоя, имела единственною надеждою, жизнию и светом очей. Но теперь я лишилась Тебя, Чадо мое сладчайшее и возлюбленное!

16. Увы! Печаль и скорбь и воздыхания терзают Меня, – говорила Чистая, – горько рыдая, когда вижу Тебя, Чадо Мое возлюбленное, нагим оставленным и помазанным ароматами мертвецом.

17. Вижу мертвым Тебя, человеколюбец, воскресившаго мертвых и все содержащаго, и утроба Моя уязвляется лютою скорбию. Я хотела бы умереть с Тобою, – говорила Пречистая, – ибо нестерпимо для Меня видеть Тебя бездыханным мертвецом.

18. Изумляюсь, видя Тебя преблагий Боже и прещедрый Господи, без славы без дыхания, без красоты. Держу Тебя в объятиях и плачу, не надеясь, – горе Мне! – увидеть Тебя Более, Сын Мой и Боже Мой!

19. Не вымолвишь ли рабе Твоей слова Ты, Слово Божие? не ущедришь ли, Владыко, родившую Тебя?» говорила Чистая, плача, рыдая и лобзая Господа Своего.

20. «Видно уже не слышать более Мне, рабе Твоей, Владыко, Твоего сладкого гласа и не увидеть, как прежде, красоты лица Твоего: ибо сокрылся Ты, Сын Мой, от очей Моих!»

21. Приидите все, прославим Распятаго за нас, Котораго видя на древе Мария говорила: «Хотя Ты и терпишь распятие, но Ты – Сын и Бог Мой».

22. Следуя вместе с другими женами за своим Ангцем, влекомым на заклание, распустивши власы, агница Мария, вопияла: «Куда Ты идешь, Чадо? зачем поспешаешь так скоро? Или совершается новый брак в Кане, и Ты спешишь туда, чтобы претворить для них воду в вино? Итти ли Мне с Тобою, Чадо, или лучше дожидаться Тебя? О, Слово! промолви Мне одно слово; не проходи мимо Меня молча Ты, сохранивший Меня чистою: ибо Ты Сын и Бог Мой.

23. «Где же Сын и Бог Мой, прежнее благовестие, которое вещал Мне Гавриил? Он называл Тебя Царем, Сыном Божиим и Богом Вышним: но вот теперь Я вижу Тебя, сладостный Свет Мой, чтобы и Мне, Владыко, сойти с Тобою во ад. Не оставляй Меня одну, ибо Мне уже невыносимо жить, не видя Тебя, Моего сладостнаго Света!»

25. Горько рыдая с другими женами мироносицами и видя Христа несомым, Непорочная говорила: «Горе Мне! Что вижу Я? Куда Ты идешь теперь, Сын Мой, покидая Меня одну?»

26. Изнемогая от рыданий, Непорочная говорила мироносицам: «Рыдайте и плачьте горько вместе со Мною, ибо Свет Мой сладостный и учитель ваш полагается во гроб.»

27. Иосиф, видя рыдающую Деву, сам терзался и горько вопиял: «Как мне, рабу Твоему, погребать Тебя, Боже мой? Какими плащаницами обвить тело Твое?»

28. Превышает ум удивительное зрелище: Господа, носящего всю тварь, Иосиф с Никодимом несут на руках своих и погребают.

29. «Вижу удвительную и преславную тайну, – вопияла Дева к Сыну и Господу: – как полагают в простой гроб Тебя, вызывавшаго словом мертвых из гробов?

30. Не отойду от гроба Твоего, Чадо Мое, и не перестану лить слезы Я, раба Твоя, пока и Я не сойду во ад: ибо не могу перенести.

31. Отныне радость никогда не коснется Меня, говорила рыдая Непорочная: – Свет Мой и радость Моя закатилась во гроб. Но я не оставлю Его одного: умру здесь же и погребусь вместе с Ним.

32. Исцели мою душевную рану, Чадо Мое! – вопияла Пречистая со слезами. – Воскресни и утоли Мою скорбь и печаль: ибо Ты можешь сделать, что захочешь, хотя и погребся добровольно.»

33. «О, как сокрылась от тебя бездна милосердия? – сказал Господь тайно Матери. – Ибо, желая спасти Мое творение, Я благоволил умереть; но Я воскресну и возвеличу Тебя, как Бог неба и земли».

34. «Воспеваю милосердие Твое, Человеколюбец, и поклоняюсь богатству милости Твоей, Владыко! Ибо, восхотев спасти создание Твое, Ты принял смерть, – сказала Пречистая. – Но воскресением Твоим, Спаситель, помилуй всех нас!».

Плач Пресвятой Богородицы.

(Канон о распятии Господни и на плач Пресвятой Богородицы)

2. Вижду Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на кресте висяща и уязвляюся горце сердем, рече Чистая: но даждь слово, Благий, рабе Твоей.

3. Волею, Сыне Мой и Творче, терпиши на древе лютую смерть, Дева глаголаше, предстоящи у креста со возлюбленным учеником.

4. Ныне Моего чаяния, радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне! болезную сердцем, Чистая плачущи глаголаше.

5. Страха ради иудейска Петр скрыся, и вси отбегоша вернии, и оставльше Христа, Дева рыдающи глаголаша.

6. О страшном Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз: но увы Мне! ныне Тя видящи на древе распалаюся утробою.

7. Вижду Утробу Мою на руках, в нихже Младенца держах, с древа прияти, вещаше Чистая: но никтоже, увы Мне, сего даде.

8. Се, свет Мой сладкий, надежда и живот Мой благий, Бог Мой угасе на кресте, распалаюся утробою, Дева стенющи и глаголаше.

9. Солнце незаходяй, Боже Превечный и Творче всех тварей, Господи, како терпиши страсть на кресте, Чистая плачущи глаголаше.

10. Плачущи глаголаше браконеискусная ко благообразному: потщися, Иосифе, к Пилату приступити и испроси снятии с древа Учителя твоего.

11. Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися и плачася приступи к Пилату: даждь ми, вопия с плачем, тело Бога моего.

12. Уязвена Тя видящи и без славы нага на древе Чадо Мое, утробою распалаюся, рыдающи яко Мати, Дева провещаваше.

13. Растерзаяся и рыдая и дивяся вкупе с Никодимом снят Иосиф, и уцеловав пречистое тело рыдаше и стеняше, и пояше Его яко Бога.

14. Приимши Его с плачем Мати неискусомужняя, положи на колену, молящи Его со слезами и облобызащающи, горце же рыдающи и восклицающи.

15. Едину надежду и животь, Владыко Сыне Мой и Боже, во очию свет раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое Мое Чадо и любимое.

16. Болезни и скорби и воздыхания обретоша мя, увы Мне, Чистая горце рыдающи глаголаше, видящи Тя, Чадо Мое возлюбленное, нага и уединена, и вонями помазана мертвеца.

17. Мертва Тя зрю, человеколюбче, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люте утробою: хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше; не терплю бо без дыхания мертва Тя видеши.

18. Дивлюся зрящи Тя, преблагий Боже и премудрый Господи, без славы, и без дыхания, и безобразна, и плачуся держащи Тя, яко не надеяхся, увы Мне! Видети Тя, Сыне Мой и Боже!

19. Не взглаголеши ли рабе Твоей слова, Слове Божий? Не ущедриши ли, Владыко, Тебе рождшую? глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, облобызающи тело Господа своего.

20. Помышляю, Владыко, яко ктому сладкаго Твоего не услышу гласа; ни доброты лица Твоего узрю, якоже прежде раба Твоя: ибо зашел еси, Сыне Мой, от очию Моею.

21. Нась ради Распятого прийдите вси воспоим. Того бо виде Мариа на древе глаголаше аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

22. Своего Агнца агница зрящи к заколению влекома, последоваше Мариа простертыми власы со инеми женами, сия вопиющи: камо идеши, Чадо? чесо ради скорое течение совершаеши? егда другой брак паки есть в Кане, и тамо ныне тщишися, да от воды им вино сотвориши? Иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? Даждь ми слово, Слове, не молча мимо иди Мене, чисту соблюдый Мя. Ты бо еси Сын и Бог Мой.

23. Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше? Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше: ныне же вижду Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвена мертвеца.

24. Избавляяй болезни, ныне прими Мя с Собою, Сыне Мой и Боже, да сниду, Владыко, во ад с Тобой и Аз, не остави Мене едину, уже бо жити не терплю, не видящи Тебе, сладкаго Моего Света.

25. С другими женами мироносицами рыдающи Непорочная горце и носима видящи Христа глаголаше: увы Мне, что вижду? Камо идешь ныне, Сыне Мой, а Мене едину оставляеши?

26. Изнемогающи и рыдающи Непорочная мироносицам глаголаше: срыдайте Ми и сплачитеся горце, се бо Свет Мой сладкий и Учитель ваш гробу предается.

27. Деву рыдающу Иосиф видев растерзашеся весь и вопияше горько: како Тя, о Боже Мой, ныне погребу раб Твой? Какими плащаницами обвию тело Твое?

28. Паче ума превзыде странное Твое видение носящаго тварь всю Господа: сего ради Иосиф яко мертва Тя на руку своею и с Никодимом носит и погребает.

29. Странну вижду и преславную тайну, Дева вопияше Сыну и Господу: како в худом гробе полагаешися, мертвыя повелением возставляяй во гробех.

30. Ни от гроба Твоего восстану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Твоего, Сыне Мой.

31. Радость Мне николиже отсем прикоснется, рыдающи глаголаше Непорочная: свет Мой и радость Моя во гроб зайде. Но не оставлю Его единаго: зде же умру и спогребуся Ему.

32. Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни и утоли Мою болезнь и печаль; можеши бо, Владыко, елико хощеши, и творити, аще и погреблся еси волею.

33. О, како утаился Тебе есть бездна щедрот, Матери в тайне изрече Господь? Тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети; но и воскресну и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли.

34. Воспою милосердие Твое, Человеколюбче, и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко: создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси, рече Пречистая; но воскресением Твоим, Спасе, помилуй всех нас!

(для лучшего понимания читаемого текста)

2. «Видя Тебя ныне, возлюбленное Чадо Мое висящим на кресте, горько уязвляюсь в сердце моем», говорила чистая. «Вымолви, Благий, слово рабе Твоей».

3. «Сын и Творец Мой! добровольно терпишь Ты лютую смерть на древе», – говорила Дева, предстоя у креста с возлюбленным учеником.

4. «Ныне лишилась Я моей надежды, радости и веселия – Сына моего и Господа: горе Мне! Болит Мое сердце!» говорила Чистая с плачем.

5. «Из страха пред иудеями Петр скрылся и все верные разбежались, оставив Христа», говорила Дева рыдая.

6. «Чудесным и неведомым рождеством Твоим, Сын Мой, я была возвеличена пред всеми матерями. Но горе Мне! теперь, при виде Тебя на кресте, утроба Моя распаляется.

7. вижу Рожденнаго Мною и простираю руки, чтобы принять Его с креста. Но никто, увы! Не дает Мне Его.

8. Вот свет Мой сладостный, надежда и жизнь Моя драгая, Бог Мой угас на кресте! Внутренность Моя распаляется!» говорила Дева стеня.

9. «Солнце незаходящее, Боже Превечный, Творец и Господь всех творений! Как Ты терпишь страдания на кресте?» говорила Чистая плача.

10. Не познавшая брака говорила плача благообразному: «Иосиф! Поспеши к Пилату и испроси дозволение снять с древа твоего Учителя».

11. Иосиф, видя Пречистую горько плачущую, смутился и плача пришел к Пилату и со слезами сказал: «отдай мне тело Бога моего».

12. Видя Тебя покрытаго язвами, обезславленного и обнаженного на древе, рыдая как Матерь – Дева говорила: «Чадо Мое! Огонь палит внутренность Мою».

13. Терзаясь и удивляясь Иосиф вместе с Никодимом рыдая снял пречистое тело (Распятого) и со стенаниями воспел Его как Бога.

14. С плачем приняла Его Матерь безмужняя, положила Его на колена и со слезами и горькими рыданиями молила Его, осыпала лобзаньями и восклицала:

15. «Тебя, Владыко, Сын и Бог Мой, Я, раба Твоя, имела единственною надеждою, жизнию и светом очей. Но теперь я лишилась Тебя, Чадо мое сладчайшее и возлюбленное!

16. Увы! Печаль и скорбь и воздыхания терзают Меня, – говорила Чистая, – горько рыдая, когда вижу Тебя, Чадо Мое возлюбленное, нагим оставленным и помазанным ароматами мертвецом.

17. Вижу мертвым Тебя, человеколюбец, воскресившаго мертвых и все содержащаго, и утроба Моя уязвляется лютою скорбию. Я хотела бы умереть с Тобою, – говорила Пречистая, – ибо нестерпимо для Меня видеть Тебя бездыханным мертвецом.

18. Изумляюсь, видя Тебя преблагий Боже и прещедрый Господи, без славы без дыхания, без красоты. Держу Тебя в объятиях и плачу, не надеясь, – горе Мне! – увидеть Тебя Более, Сын Мой и Боже Мой!

19. Не вымолвишь ли рабе Твоей слова Ты, Слово Божие? не ущедришь ли, Владыко, родившую Тебя?» говорила Чистая, плача, рыдая и лобзая Господа Своего.

20. «Видно уже не слышать более Мне, рабе Твоей, Владыко, Твоего сладкого гласа и не увидеть, как прежде, красоты лица Твоего: ибо сокрылся Ты, Сын Мой, от очей Моих!»

21. Приидите все, прославим Распятаго за нас, Котораго видя на древе Мария говорила: «Хотя Ты и терпишь распятие, но Ты – Сын и Бог Мой».

22. Следуя вместе с другими женами за своим Агнцем, влекомым на заклание, распустивши власы, агница Мария, вопияла: «Куда Ты идешь, Чадо? зачем поспешаешь так скоро? Или совершается новый брак в Кане, и Ты спешишь туда, чтобы претворить для них воду в вино? Идти ли Мне с Тобою, Чадо, или лучше дожидаться Тебя? О, Слово! промолви Мне одно слово; не проходи мимо Меня молча Ты, сохранивший Меня чистою: ибо Ты Сын и Бог Мой.

23. «Где же Сын и Бог Мой, прежнее благовестие, которое вещал Мне Гавриил? Он называл Тебя Царем, Сыном Божиим и Богом Вышним: но вот теперь Я вижу Тебя, сладостный Свет Мой, нагого и мертвого.

24. Исцеляющий болезни, ныне возьми Меня с Собою, Сыне Мой и Боже, чтобы и Мне, Владыко, сойти с Тобою во ад. Не оставляй Меня одну, ибо Мне уже невыносимо жить, не видя Тебя, Моего сладостнаго Света!»

25. Горько рыдая с другими женами мироносицами и видя Христа несомым, Непорочная говорила: «Горе Мне! Что вижу Я? Куда Ты идешь теперь, Сын Мой, покидая Меня одну?»

26. Изнемогая от рыданий, Непорочная говорила мироносицам: «Рыдайте и плачьте горько вместе со Мною, ибо Свет Мой сладостный и учитель ваш полагается во гроб.»

27. Иосиф, видя рыдающую Деву, сам терзался и горько вопиял: «Как мне, рабу Твоему, погребать Тебя, Боже мой? Какими плащаницами обвить тело Твое?»

28. Превышает ум удивительное зрелище: Господа, носящего всю тварь, Иосиф с Никодимом несут на руках своих и погребают.

29. «Вижу удвительную и преславную тайну, – вопияла Дева к Сыну и Господу: – как полагают в простой гроб Тебя, вызывавшаго словом мертвых из гробов?

30. Не отойду от гроба Твоего, Чадо Мое, и не перестану лить слезы Я, раба Твоя, пока и Я не сойду во ад: ибо не могу перенести.

31. Отныне радость никогда не коснется Меня, говорила рыдая Непорочная: – Свет Мой и радость Моя закатилась во гроб. Но я не оставлю Его одного: умру здесь же и погребусь вместе с Ним.

32. Исцели мою душевную рану, Чадо Мое! – вопияла Пречистая со слезами. – Воскресни и утоли Мою скорбь и печаль: ибо Ты можешь сделать, что захочешь, хотя и погребся добровольно.»

33. «О, как сокрылась от тебя бездна милосердия? – сказал Господь тайно Матери. – Ибо, желая спасти Мое творение, Я благоволил умереть; но Я воскресну и возвеличу Тебя, как Бог неба и земли».

34. «Воспеваю милосердие Твое, Человеколюбец, и поклоняюсь богатству милости Твоей, Владыко! Ибо, восхотев спасти создание Твое, Ты принял смерть, – сказала Пречистая. – Но воскресением Твоим, Спаситель, помилуй всех нас!».

Оценка

3.9

проголосовавших:

18

ПЛАЧЬ БОГОРОДИЦЫ   Стояше днесь при Кресте, Пречистая Дево, Умиленный плачь сподвизаше, сладчайший глас испущаше. О свете пресветлыи, Заря присносущная, Где твоя зайде красота, светолучная невечерняя, Добровидный сыне мой, сладчайшая доброта, Где твой вожделенный лица, зрак, краснейший свете мой. О Божия мудросте, церковная сладосте, Что се вижу зде, преславное видение ужасное. О свете великий, сладчайший Исусе, Где твоя доброта сокрыся, возлюбленный сыне мой. Увы мне свете мой, дражайшая доброта,  Како тя узрю Христе царю, на Кресте Тя распинаема. О сожитие пресветлое, скрый ныне лучи своя, Виде своего Создателя, неправедно зде ныне страждуща. О Иосифе преблаженне, сними тело Исусово, Положи е в гробе нове, изсечене из камене. Где твой зрак пресладкии, сладчайшая доброта, Како погребу тя Сыне мой, безсмертнаго и предвечнаго. Не рыдай мене Моя Мати, восстану бо из гроба, Тебе вознесу со славою, превыше всех горних и земных.  Воскресни Боже Сыне мой, тридневно от гроба, Взыди к Отцу на небеса, судя и концем всей земли. Тогда Тебе всяка тварь, небесных и земных, Поклонится и прославит, царя веком и зиждителя.

Начало канона

Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Царю́ Небе́сный, Уте́шителю, Ду́ше и́стины, И́же везде́ сый и вся исполня́яй, Сокро́вище благи́х и жи́зни Пода́телю, прииди́ и всели́ся в ны, и очи́сти ны от вся́кия скве́рны, и спаси́, Бла́же, ду́ши на́ша.

Святы́й Бо́же, Святы́й Кре́пкий, Святы́й Безсме́ртный, поми́луй нас. (Трижды.)

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Пресвята́я Тро́ице, поми́луй нас; Го́споди, очи́сти грехи́ на́ша; Влады́ко, прости́ беззако́ния на́ша; Святы́й, посети́ и исцели́ не́мощи на́ша, и́мене Твоего́ ра́ди.

Го́споди, поми́луй, (трижды). Сла́ва, и ны́не:

О́тче наш, И́же еси́ на Небесе́х, да святи́тся и́мя Твое́, да прии́дет Ца́рствие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на Небеси́ и на земли́. Хлеб наш насу́щный да́ждь нам днесь; и оста́ви нам до́лги на́ша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м на́шим; и не введи́ нас во искуше́ние, но изба́ви нас от лука́ваго.

Тропарь, глас 2:

Благообра́зный Ио́сиф / с Дре́ва снем Пречи́стое Те́ло Твое́, / плащани́цею чи́стою обви́в и воня́ми, / во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Другий тропарь:

Мироно́сицам жена́м при гро́бе предста́в, А́нгел вопия́ше: / ми́ра ме́ртвым суть прили́чна. / Христо́с же истле́ния яви́ся чуждь.

Го́споди поми́луй, (12 раз). Сла́ва, и ны́не:

Прииди́те, поклони́мся Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Христу́, Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Самому́ Христу́, Царе́ви и Бо́гу на́шему.

1В коне́ц, псалом Давиду, внегда внити к нему Нафа́ну проро́ку, 2егда́ вни́де к Вирсави́и, жене́ Ури́еве, 50

3Поми́луй мя, Бо́же, по вели́цей ми́лости Твое́й, и по мно́жеству щедро́т Твои́х очи́сти беззако́ние мое́. 4Наипа́че омы́й мя от беззако́ния моего́, и от греха́ моего́ очи́сти мя. 5Яко беззако́ние мое́ аз зна́ю и грех мой предо мно́ю есть вы́ну. 6Тебе́ Еди́ному согреши́х, и лука́вое пред Тобо́ю сотвори́х, я́ко да оправди́шися во словесе́х Твои́х и победи́ши, внегда́ суди́ти Ти. 7 Се бо в беззако́ниих зача́т есмь, и во гресе́х роди́ мя ма́ти моя́. 8Се бо и́стину возлюби́л еси́, безве́стная и та́йная прему́дрости Твоея́ яви́л ми еси́. 9Окропи́ши мя иссо́пом, и очи́щуся, омы́еши мя, и па́че сне́га убелю́ся. 10Слу́ху моему́ да́си ра́дость и весе́лие, возра́дуются ко́сти смире́нныя. 11Отврати́ лице́ Твое́ от грех мои́х, и вся беззако́ния моя́ очи́сти. 12Се́рдце чи́сто сози́жди во мне, Бо́же, и дух прав обнови́ во утро́бе мое́й. 13Не отве́ржи мене́ от лица́ Твоего́, и Ду́ха Твоего́ Свята́го не отыми́ от мене́. 14Возда́ждь ми ра́дость спасе́ния Твоего́, и Ду́хом Влады́чним утверди́ мя. 15Научу́ беззако́нныя путе́м Твои́м, и нечести́вии к Тебе́ обратя́тся. 16Изба́ви мя от крове́й, Бо́же, Бо́же спасе́ния моего́, возра́дуется язы́к мой пра́вде Твоей. 17Го́споди, устне́ мои́ отве́рзеши, и уста́ моя́ возвестя́т хвалу́ Твою́. 18Яко а́ще бы восхоте́л еси́ же́ртвы, дал бых у́бо, всесожже́ния не благоволи́ши. 19Же́ртва Бо́гу дух сокруше́н, се́рдце сокруше́нно и смире́нно Бог не уничижи́т. 20Ублажи́, Го́споди, благоволе́нием Твои́м Сио́на, и да сози́ждутся сте́ны Иерусали́мския. 21тогда́ благоволи́ши же́ртву пра́вды, возноше́ние и всесожега́емая: тогда́ возложа́т на олта́рь Твой тельцы́.

Канон. Глас 6

Песнь 1.

Ирмос: Я́ко по су́ху, пешеше́ствовав Изра́иль / по без́дне стопа́ми, / гони́теля фарао́на / ви́дя потопля́ема, / Бо́гу побе́дную песнь / пои́м, вопия́ше.

Запев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Обе́шена я́ко ви́де на Кресте́, Сы́на и Го́спода, / Де́вая Чи́стая, терза́ющися, вопия́ше го́рце, / со други́ми жена́ми, стеня́щи, глаго́лаше.

Ви́жу Тя ны́не, / возлю́бленное Мое́ Чадо и люби́мое, на Кресте́ ви́сяща, / и уязвля́юся го́рце се́рдцем, рече́ Чи́стая, / но даждь сло́во, Благи́й, Рабе́ Твое́й.

Слава: Во́лею, Сы́не Мой и Тво́рче, / терпи́ши на дре́ве лю́тую смерть, Де́ва глаго́лаше, / предстоя́щи у Креста́ со возлю́бленным ученико́м.

И ныне: Ны́не Моего́ ча́яния, ра́дости и весе́лия, / Сы́на Моего́ и Го́спода лише́на бых: / увы́ Мне, боле́зную се́рдцем, / Чи́стая, пла́чущи, глаго́лаше.

Песнь 3.

Ирмос: Несть свят, / я́коже Ты, Го́споди Бо́же мой, / вознесы́й рог ве́рных Твои́х, Бла́же, / и утверди́вый нас на ка́мени / испове́дания Твоего́.

Стра́ха ра́ди иуде́йска Петр скры́ся, / и вси отбего́ша ве́рнии, оста́вльше Христа́, / Де́ва, рыда́ющи, глаго́лаше.

О стра́шном Твое́м рождестве́ и стра́нном, Сы́не Мой, / па́че всех ма́терей возвели́чена бых Аз, / но увы́ Мне, ны́не Тя ви́дящи на дре́ве, распала́юся утро́бою.

Слава: Хощу́ утро́бу Мою́ на руку́, / и́маже я́ко Младе́нца держа́х, / с дре́ва прия́ти, веща́ше Чи́стая, / но никто́же, увы́ Мне, Сего́ даде́.

И ныне: Се Свет Мой сла́дкий, / Наде́жда и Живо́т Мой, Благи́й, / Бог Мой угасе́ на Кресте́, / распала́юся утро́бою, Де́ва стеня́щи глаго́лаше.

Песнь 4.

Ирмос: Христо́с моя́ си́ла, / Бог и Госпо́дь, / честна́я Це́рковь / Боголе́пно пое́т, взыва́ющи, / от смы́сла чи́ста о Го́споде пра́зднующи.

Со́лнце не заходя́й, Бо́же Преве́чный, / и Тво́рче всех тва́рей Го́споди, / ка́ко терпи́ши страсть на Кресте́? / Чи́стая пла́чущи глаго́лаше.

Пла́чущи, глаго́лаше Браконеиску́сная ко благообра́зному: / потщи́ся, Ио́сифе, к Пила́ту приступи́ти, / и испроси́ сня́ти со дре́ва Учи́теля Твоего́.

Слава: Ви́дев Пречи́стую го́рце слезя́щу, Ио́сиф смути́ся, / и пла́чася приступи́ к Пила́ту, / даждь ми, вопия́ с пла́чем, Те́ло Бо́га моего́.

И ныне: Уя́звена Тя ви́дящи и без сла́вы, на́га на дре́ве, Ча́до Мое́, / утро́бою распала́юся, рыда́ющи я́ко Ма́ти, / Де́ва провещава́ше.

Песнь 5.

Ирмос: Бо́жиим / све́том Твои́м, Бла́же, / у́треннюющих Ти ду́ши / любо́вию озари́, молю́ся, / Тя ве́дети, Сло́ве Бо́жий, / и́стиннаго Бо́га, / от мра́ка грехо́внаго взыва́юща.

Растерза́яся и рыда́я, и дивя́ся вку́пе с Никоди́мом, / снят Ио́сиф, и уцелова́в Пречи́стое Те́ло, / рыда́ше и стеня́ше, и поя́ Его́ я́ко Бо́га.

Прии́мши Его́ с пла́чем Ма́ти неискусому́жная, / положи́ на коле́ну, / моля́щи Его́ со слеза́ми и облобыза́ющи, / го́рце же рыда́ющи и восклица́ющи.

Слава: Еди́ну Наде́жду и Живо́т, Влады́ко, Сы́не Мой и Бо́же, / во о́чию свет Раба́ Твоя́ име́х, / ны́не же лише́на бых Тебе́, / сла́дкое Мое́ Ча́до и люби́мое.

И ныне: Боле́зни и ско́рби, и воздыха́ния обрето́ша Мя, / увы́ Мне, Чи́стая го́рце рыда́ющи глаго́лаше, / ви́дящи Тя, Ча́до Мое́ возлю́бленное, на́га и уедине́на, / и воня́ми пома́зана мертвеца́.

Песнь 6.

Ирмос: Жите́йское мо́ре, / воздвиза́емое зря напа́стей бу́рею, / к ти́хому приста́нищу Твоему́ прите́к, вопию́ Ти: / возведи́ от тли живо́т мой, / Многоми́лостиве.

Ме́ртва Тя зрю, Человеколю́бче, / оживи́вшаго ме́ртвыя, и содержа́ща вся, / уязвля́юся лю́те утро́бою. / Хоте́ла бых с Тобо́ю умре́ти, Пречи́стая глаго́лаше, / не терплю́ бо без дыха́ния ме́ртва Тя ви́дети.

Дивлю́ся, зря́щи Тя, / Преблаги́й Бо́же и Преще́дрый Го́споди, / без сла́вы и без дыха́ния, и безобра́зна, / и пла́чуся, держа́щи Тя, / я́ко не наде́яхся, увы́ Мне, / ви́дети Тя, Сы́не Мой и Бо́же.

Слава: Не изглаго́леши ли Рабе Твое́й сло́ва, Сло́ве Бо́жий? / Не уще́дриши ли, Влады́ко, Тебе́ Ро́ждшую, / глаго́лаше Чи́стая, рыда́ющи и пла́чущи, / облобыза́ющи Те́ло Го́спода Своего́.

И ныне: Помышля́ю, Влады́ко, / я́ко ктому́ сла́дкаго Твоего́ не услы́шу гла́са, / ни добро́ты Лица́ Твоего́ узрю́, / я́коже пре́жде Раба́ Твоя́, / и́бо заше́л еси́, Сы́не Мой, от о́чию Мое́ю.

Кондак, глас 8:

Нас ра́ди Распя́таго, прииди́те, вси воспои́м, / Того́ бо ви́де Мари́я на дре́ве, и глаго́лаше: / а́ще и распя́тие терпи́ши, / Ты еси́ Сын и Бог Мой.

Икос:

Своего́ А́гнца А́гница зря́щи, к заколе́нию влеко́ма, / после́доваше Мари́я просте́ртыми власы́ / со ине́ми жена́ми, сия́ вопию́щи: / ка́мо и́деши, Ча́до, / чесо́ ра́ди ско́рое тече́ние соверша́еши? / Еда́ други́й брак па́ки есть в Ка́не, и та́мо ны́не тщи́шися, / да от воды́ им вино́ сотвори́ши? / Иду́ ли с Тобо́ю, Ча́до, или́ па́че пожду́ Тебе́? / Даждь Ми сло́во, Сло́ве, / не молча́ мимоиди́ Мене́, Чи́сту соблюды́й Мя, / Ты бо еси́ Сын и Бог Мой.

Песнь 7.

Ирмос: Росода́тельну у́бо пещь / соде́ла А́нгел / преподо́бным отроко́м, / халде́и же опаля́ющее / веле́ние Бо́жие / мучи́теля увеща́ вопи́ти: / благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Где, Сы́не Мой и Бо́же, благове́щение дре́внее, / е́же Ми Гаврии́л глаго́лаше; / Царя́ Тя, Сы́на и Бо́га Вы́шняго нарица́ше: / ны́не же ви́жу Тя, Све́те Мой сла́дкий, / на́га и уя́звлена мертвеца́.

Избавля́яй боле́зни, ны́не приими́ Мя с Тобо́ю, Сы́не Мой и Бо́же, / да сни́ду, Влады́ко, во ад с Тобо́ю и Аз, / не оста́ви Мене́ еди́ну, уже́ бо жи́ти не терплю́, / не ви́дящи Тебе́, сла́дкаго Моего́ Све́та.

Слава: С други́ми жена́ми мироно́сицами, / рыда́ющи Непоро́чная го́рце, / и носи́ма ви́дящи Христа́, глаго́лаше: увы́ Мне, что ви́жу! / Ка́мо и́деши ны́не, Сы́не Мой, / а Мене́ еди́ну оставля́еши?

И ныне: Изнемога́ющи и рыда́ющи Непоро́чная, мироно́сицам глаго́лаше: / срыда́йте Ми, и спла́читеся го́рце, / се бо Свет Мой сла́дкий и Учи́тель ваш гро́бу предае́тся.

Песнь 8.

Ирмос: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́, / и пра́веднаго же́ртву водо́ю попали́л еси́: / вся бо твори́ши, Христе́, то́кмо е́же хоте́ти. / Тя превозно́сим во вся ве́ки.

Де́ву рыда́ющу Ио́сиф ви́дев, / растерза́шеся весь и вопия́ше го́рько: / ка́ко Тя, о Бо́же мой, ны́не погребу́ раб Твой? / Каки́ми плащани́цами обвию́ Те́ло Твое́?

Па́че ума́ превзы́де стра́нное Твое́ виде́ние, / нося́щаго тварь всю Го́спода, / сего́ ра́ди Ио́сиф я́ко ме́ртва Тя на руку́ свое́ю, / и с Никоди́мом но́сит и погреба́ет.

Слава: Стра́нную ви́жу и пресла́вную та́йну, / Де́ва вопия́ше Сы́ну и Го́споду: / ка́ко в худо́м гро́бе полага́ешися, / ме́ртвыя повеле́нием возставля́яй во гробе́х?

И ныне: Ни от гро́ба Твоего́ воста́ну, Ча́до Мое́, / ни сле́зы точа́щи преста́ну Раба́ Твоя́, / до́ндеже и Аз сни́ду во ад, / не могу́ бо терпе́ти разлуче́ния Твоего́, Сы́не Мой.

Песнь 9.

Ирмос: Бо́га / челове́ком не возмо́жно ви́дети, / на Него́ же не сме́ют чи́ни А́нгельстии взира́ти; / Тобо́ю бо, Всечи́стая, яви́ся челове́ком / Сло́во воплоще́нно, / Его́ же велича́юще, / с Небе́сными во́и / Тя ублажа́ем.

Ра́дость Мне николи́же отсе́ле прико́снется, / рыда́ющи, глаго́лаше Непоро́чная: / Свет Мой и Ра́дость Моя́ во гроб за́йде, / но не оста́влю Его́ еди́наго, / зде же умру́ и спогребу́ся Ему́.

Душе́вную Мою́ я́зву ны́не исцели́, Ча́до Мое́, / Пречи́стая вопия́ше слезя́щи: / воскресни́ и утоли́ Мою́ боле́знь и печа́ль, / мо́жеши бо, Влады́ко, ели́ко хо́щеши, и твори́ши, / а́ще и погре́блся еси́ во́лею.

Слава: О ка́ко утаи́лася Тебе́ есть бе́здна щедро́т, / Ма́тери в та́йне изрече́ Госпо́дь? / Тварь бо Мою́ хотя́ спасти́, изво́лих умре́ти. / Но и воскре́сну, и Тебе́ возвели́чу, / я́ко Бог небесе́ и земли́.

И ныне: Воспою́ милосе́рдие Твое́, Человеколю́бче, / и покланя́юся бога́тству ми́лости Твоея́, Влады́ко, / созда́ние бо Твое́ хотя́ спасти́, / смерть подъя́л еси́, рече́ Пречи́стая, / но Воскресе́нием Твои́м, Спа́се, поми́луй всех нас.

Молитва Божией Матери

О Многострадальная Мати Божия, превысшая всех дщерей земли по чистоте Своей, и по множеству страданий Тобою на земле перенесенных, приими многоболезненныя воздыхания наша и сохрани нас под кровом Твоея милости. Иного бо прибежища и теплаго предстательства разве Тебе не вемы, но яко дерзновение имущая ко иже из Тебе Рожденному, помози и спаси ны молитвами Своими, да непреткновенно достигнем Царствия Небеснаго, идеже со всеми святыми будем воспевать в Троице Единому Богу ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Окончание канона

Достойно есть яко воистинну блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честне́йшую Херуви́м / и сла́внейшую без сравне́ния Серафи́м, / без истле́ния Бо́га Сло́ва ро́ждшую, / су́щую Богоро́дицу, Тя велича́ем.

Го́споди поми́луй, (трижды.) Сла́ва, и ны́не:

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере, преподобных и богоносных отец наших и всех святых помилуй нас. Аминь.

плач пресвятой богородицы текст


Как трудно связать то, что совершается теперь, и то, что было когда-то: эту славу выноса Плащаницы и тот ужас, человеческий ужас, охвативший всю тварь: погребение Христа в ту единственную, великую неповторимую Пятницу.

Сейчас смерть Христова говорит нам о Воскресении, сейчас мы стоим с возожженными пасхальными свечами, сейчас самый Крест сияет победой и озаряет нас надеждой — но тогда было не так. Тогда на жестком, грубом деревянном кресте, после многочасового страдания, умер плотью воплотившийся Сын Божий, умер плотью Сын Девы, Кого Она любила как никого на свете — Сына Благовещения, Сына, Который был пришедший Спаситель мира.

Тогда, с того креста, ученики Распятого, которые до того были тайными, а теперь, перед лицом случившегося, открылись без страха, Иосиф и Никодим сняли тело. Было слишком поздно для похорон: тело отнесли в ближнюю пещеру в Гефсиманском саду, положили на плиту, как полагалось тогда, обвив плащаницей, закрыв лицо платом, и вход в пещеру заградили камнем — и это было как будто все.

Но вокруг этой смерти было тьмы и ужаса больше, чем мы себе можем представить. Поколебалась земля, померкло солнце, потряслось все творение от смерти Создателя. А для учеников, для женщин, которые не побоялись стоять поодаль во время распятия и умирания Спасителя, для Богородицы этот день был мрачней и страшней самой смерти.

Когда мы сейчас думаем о Великой Пятнице, мы знаем, что грядет Суббота, когда Бог почил от трудов Своих, — Суббота победы! И мы знаем, что в светозарную ночь от Субботы на Воскресный день мы будем петь Воскресение Христово и ликовать об окончательной Его победе. Но тогда пятница была последним днем. За этим днем не видно ничего, следующий день должен был быть таким, каким был предыдущий, и поэтому тьма и мрак и ужас этой Пятницы никогда никем не будут изведаны, никогда никем не будут постигнуты такими, какими они были для Девы Богородицы и для учеников Христовых.

Мы сейчас молитвенно будем слушать Плач Пресвятой Богородицы, плач Матери над телом жестокой смертью погибшего Сына. Станем слушать его. Тысячи, тысячи матерей могут узнать этот плач — и, я думаю, Ее плач страшнее всякого плача, потому что с Воскресения Христова мы знаем, что грядет победа всеобщего Воскресения, что ни един мертвый во гробе. А тогда Она хоронила не только Сына Своего, но всякую надежду на победу Божию, всякую надежду на вечную жизнь. Начиналось дление бесконечных дней, которые никогда уже больше, как тогда казалось, не могут ожить.

Вот перед чем мы стоим в образе Божией Матери, в образе учеников Христовых. Вот что значит смерть Христова. В остающееся короткое время вникнем душой в эту смерть, потому что весь этот ужас зиждется на одном: НА ГРЕХЕ, и каждый из нас, согрешающих, ответственен за эту страшную Великую Пятницу; каждый ответственен и ответит; она случилась только потому, что человек потерял любовь, оторвался от Бога. И каждый из нас, согрешающий против закона любви, ответственен за этот ужас смерти Богочеловека, сиротства Богородицы, за ужас учеников.

Поэтому, прикладываясь к священной Плащанице, будем это делать с трепетом. Он умер для тебя одного: пусть каждый это понимает! — и будем слушать этот Плач, плач всея земли, плач надежды надорванной, и благодарить Бога за спасение, которое нам дается так легко и мимо которого мы так безразлично проходим, тогда как оно далось такой страшной ценой и Спасителю-Богу, и Матери Божией, и ученикам.

Митрополит Антоний Сурожскийплач пресвятой богородицы текст

Плач Пресвятой Богородицы.

Когда увидела повешенным на Кресте Сына Своего и Господа Дева Чистая, терзаясь, взывала горько с другими женами и со стоном возглашала. «Вижу Тебя ныне, дорогое Мое Чадо и любимое, на Кресте висящим, и уязвляюсь горько сердцем», – вещала Чистая, – «но дай слово, Благой, Рабе Твоей!» «Добровольно, Сын Мой и Творец, терпишь Ты на Древе лютую смерть», – Дева восклицала, предстоя у Креста с возлюбленным учеником.

«Ныне Моей надежды, радости и веселья – Сына Моего и Господа – я лишилась; увы Мне! Скорблю сердцем», – Чистая с плачем возглашала.

«Из страха пред Иудеями Петр скрылся, и бежали все верные, оставив Христа», – Дева с рыданиями возглашала. В повергающем в трепет и необычайном рождестве Твоем, Сын Мой, более всех матерей Я возвеличилась. Но, увы Мне! Ныне видя Тебя на Древе, разгораюсь внутренне. «Стремлюсь Сердце Мое с Древа принять на руки, которыми Младенцем Его держала. Но, увы Мне», – вещала Чистая, – «никто Мне Его не дает». «Вот, Свет Мой сладкий, Надежда и Жизнь Моя Благая, Бог Мой угас на Кресте; разгораюсь внутренне!» – Дева, со стоном восклицала. «Солнце не заходящее, Боже Предвечный и Создатель всех творений, Господи! Как Ты терпишь страдание на Кресте?» – Чистая с плачем возглашала. С плачем обращалась, брака не познавшая, к почтенному советнику: «Поспеши, Иосиф, к Пилату приступить / и попроси снять с Древа Учителя Твоего». Увидев Пречистую, горько слезы льющую, Иосиф смутился и в слезах приступил к Пилату: «Дай мне», – восклицая с плачем, – «Тело Бога моего!»

«Уязвленным Тебя видя, и бесславным, нагим на Древе, Чадо Мое, внутренне разгораюсь, рыдая как Матерь», – Дева вещала.

Терзаясь, и рыдая, и изумляясь, вместе с Никодимом снял Иосиф Тело Пречистое, и целовал Его с рыданиями и стоном, и воспевал Его как Бога. Приняв Его с плачем, не знавшая мужа Матерь, к Себе положила на колени, моля Его со слезами и лобызая, и горько рыдая, и восклицая.Единую Надежду и Жизнь, Владыка, Сын Мой и Боже, свет в очах Моих имела Я, Раба Твоя; ныне же лишена Тебя, сладкое Мое Чадо и любимое!

«Муки, и скорби, и воздыхания постигли Меня, увы Мне», – Чистая, горько рыдая, возглашала, – «когда вижу Тебя, Чадо Мое возлюбленное, нагим, и одиноким, и ароматами помазанным мертвецом!»

«Мертвым Тебя видя, Человеколюбец, оживившего мертвых и держащего все, уязвляюсь тяжко сердцем. Хотела бы с Тобою умереть», – Пречистая возглашала, – «ведь Я не в силах созерцать Тебя бездыханным, мертвым!» «Удивляюсь, созерцая Тебя, Преблагой Боже и Всемилосердный Господи, без славы, и без дыхания, и без образа; и плачу, держа Тебя, ибо не думала – увы Мне – таким Тебя узреть, Сын Мой и Боже!»

«Не произнесешь ли слова Рабе Твоей, Слово Божие? Не сжалишься ли, Владыка, над Тебя Родившей?» – возглашала Чистая, с рыданиями и плачем лобызая Тело Господа Своего.

Помышляю, Владыка, что не услышу больше сладкого Твоего гласа, и красоты лица Твоего Я, Раба Твоя, как прежде не узрю: ибо зашел Ты, Сын Мой, сокрывшись от очей Моих. Где, Сын Мой и Боже, благовестие давнее, которое возвещал Мне Гавриил? Царем и Сыном Бога Всевышнего он нарекал Тебя; ныне же вижу Тебя, Свет Мой сладкий, нагим и покрытым ранами мертвецом. Избавляя от муки, ныне возьми Меня с Собою, Сын Мой и Боже, да сойду и Я, Владыка, с Тобой во ад: не оставь Меня одну, ибо уже жить не могу, не видя Тебя, сладкого Моего Света. С другими женами мироносицами Непорочная с рыданием горьким, взирая, как несут ко гробу тело Христа, восклицала: «Увы Мне, что вижу! Куда Ты идешь ныне, Сын Мой, а Меня одной оставляешь?» Изнемогая и рыдая, Непорочная мироносицам возглашала: «Рыдайте со Мною вместе и плачьте горько: ибо вот, Свет Мой сладкий и Учитель ваш гробу предается!» Деву рыдающей увидев, Иосиф растерзал себя весь и взывал горько: «Как Тебя, о Боже мой, ныне погребу, я раб Твой? Какими плащаницами обовью Тело Твое?» Превзошел пределы ума необычайный облик Тебя, все творение носящего Господа; потому что Тебя как мертвого Иосиф на своих руках вместе с Никодимом носит и погребает. «Необычайную вижу и преславную тайну», – Дева возглашала Сыну и Господу, – как в ничтожном гробе полагают Тебя, повелением Своим воздвигающего мертвых из гробов?» «Ни от гроба Твоего не отойду, Чадо Мое, ни прекращу проливать слезы, Раба Твоя, доколе и Я не сойду во ад: ибо не могу терпеть разлуки с Тобою, Сын Мой!» «Радость ко Мне никогда не приблизится отныне», – рыдая, восклицала Непорочная, – «Свет Мой и Радость Моя во гроб зашла; но не оставлю Его одного, здесь же умру и погребена буду с Ним!» «Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое», – со слезами Пречистая взывала, – «воскресни и утоли Мою муку и печаль, ибо Ты можешь все, Владыка, и творишь, что хочешь, хотя и был погребен добровольно!». «О, как утаилась от Тебя бездна милосердия!» – Матери втайне изрек Господь, – ведь благоволил Я умереть, Мое творение спасти желая; но и воскресну, и Тебя возвеличу, как Бог неба и земли!»

«Воспеваю милосердие Твое, Человеколюбец, и поклоняюсь богатству милости Твоей, Владыка: ибо желая спасти Твое создание, Ты принял смерть», – возгласила Пречистая, – «но Воскресением Твоим, Спаситель, помилуй всех нас!»

Оценка 3.5 проголосовавших: 8
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here