Поюще вопиюще взывающе и глаголюще

Детально: поюще вопиюще взывающе и глаголюще - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

4-07-2014, 01:28

Оглавление [Показать]

Победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще!

поюще вопиюще взывающе и глаголюще

Всем известно, что в росписи каждого храма обязательно присутствуют святые лики четырех Евангелистов: Матфея, Марка, Луки и Иоанна, однако не все задумываются, а почему с Божиими благовестниками (

греч. ευαγγελιστηζ, букв. – благове́стник – прим.ред. ) рядом, как правило, изображаются три различных животных и ангел?

Традиция эта непосредственно связана с видением пророка Иезекииля четырех божественных существ. Когда святой пророк находился у реки Ховар, вдруг над ним открылись небеса, и угодник Божий увидел из огня четырех животных:

«Подобие лиц их – лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех» (Иез. 1, 10).

Вот как толкуют святые отцы этот отрывок:

Преподобный Антоний Великий

Подобие лиц их – лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех.

Серафим, которого видел Пророк Иезекииль (Иезек. 1, 4. 9), есть образ верных душ, кои подвизаются достигнуть совершенства. Имел он шесть крыльев, преисполненных очами; имел также четыре лица, смотрящих на четыре стороны: одно лицо подобно лицу человека, другое – лицу тельца, третье – лицу льва, четвертое – лицу орла.

Первое лицо Серафимово, которое есть лицо человеческое, означает верных, кои живя в мiре, исполняют заповеди на них лежащие.

Если кто из них выйдет в монашество, то он подобным становится лицу тельца, потому что несет тяжелые труды в исполнении монашеских правил и совершает подвиги более телесные.

Кто, усовершившись в порядках общежития, исходит в уединение и вступает в борьбу с невидимыми демонами, тот уподобляется лицу льва, царя диких зверей.

Когда же победит он невидимых врагов и возобладает над страстями и подчинит их себе, тогда будет восторгнут горе Духом Святым и увидит Божественные видения; тут уподобится лицу орла: ум его будет тогда видеть все, могущее случиться с ним с шести сторон, уподобясь тем 6-ти крылам, полным очей. Так станет он вполне Серафимом духовным и наследует вечное блаженство.

И лице львово одесную четырем, и лице тельчее, и лице орлее ошуюю четырем. Лице льва, который есть царь животных, представляет нам царей и князей века сего, которые восприимут на себя иго Церкви, изображаемой под видом колесницы, или покорятся евангелию, которое также изображается колесницею. Лице орлее указывает на то, что Имеющий прийти приидет свыше. Вместе же лица птиц и животных изображают те народы и племена, которые, имея различные нравы, как скоро приимут евангелие, все начнут подвизаться в духовном делании.

Также этих чудесных и таинственных животных видел и описал в своем Откровении святой Апостол Иоанн Богослов: «Пред престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных… И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, а четвертое животное подобно орлу летящему» (Откр. 4, 6-7).

В своем толковании Апокалипсиса святитель Андрей Кесарийский говорит:

Эти четыре животные, думаем, те самые, которых видел Иезекииль (и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; Иезек. 1, 6). Некоторым кажется, что четырьмя лицами обозначаются или четыре стихии и Божие ими управление и сохранение, или Божеское владычество над небесным, земным, морским и преисподним, или, как прекрасно полагают другие, четыре главнейшие добродетели и четыре Евангелия.


поюще вопиюще взывающе и глаголющеЛев
, как символ мужества, обозначает Евангелие от Иоанна, ибо он, говорит Ириней, описуя предвечное царство Его возвестил, что «в начале было Слово» (Иоан. 1, 1),


поюще вопиюще взывающе и глаголющетелец
, довольствующийся своими трудами, означает правду и Евангелие от Луки, возвестившее законное и священническое родословие Христово;

поюще вопиюще взывающе и глаголющеорел означает умеренность (утверждают, что ее он любит) и Евангелие от Марка, как самое краткое и начатое пророческим духом

поюще вопиюще взывающе и глаголющечеловек – мудрость и Евангелие от Матфея, начинающееся повествованием о Христовом рождении по естеству, но не по закону. Сим, вероятно, знаменуется и домостроительство Христово: львом – как Царя, тельцом – как Первосвященника, лучше же – Жертвы, человеком – как воплотившегося нас ради и орлом – как подателя Животворящего Духа, сошедшего на нас свыше.

Однако известно, что в самом начале зарождения христианства в мире, символами Евангелистов служили 4 райские реки, но вскоре, примерно в те же первые века после Рождества Христова, на смену им явились символы четырех животных, которые по описанию пророка Иезекииля окружали Престол Творца.

Существуют несколько различные друг от друга соотношения божественных существ и Евангелистов. Так, например, Ириней Лионский считает справедливым следующее соотношение: Матфей – человек, Марк – орел, Лука – вол, Иоанн – лев; а Блаженный Иероним несколько иначе распределяет символы, таким образом, как это принято у нас и в настоящее время: Матфей – человек, Марк – лев, Лука – телец, Иоанн – орел; Софроний же, патриарх иерусалимский, толкует данные символы, следующим образом: лев – сила и начальство Иисуса Христа; телец – священническое служение Иисуса Христа; человек – явление во плоти; орел – нисходящая сила Святого Духа; святой Григорий Двоеслов также допускает приложение данных символов и к Господу Иисусу Христу, Который принял плоть (человек), принес себя в жертву (телец), расторгнул узы смерти (лев) и вознесся на небо (орел).

Вот, как объясняет блаженный Иероним предложенное им соответствие:

– в евангелии Матфея родословие Иисуса Христа,

– в евангелии Марка – голос льва, рыкающего в пустыне: глас вопиющего в пустыни..;

– в евангелии Луки речь о свящ. Захарии,

– в евангелии Иоанна о недосягаемой высоте Слова.

Таким образом, при единстве мнений о происхождении помощников святых Апостолов-Евангелистов, которые изображаются рядом с ними в виде божественных существ, все-таки существует и некоторое различие частных мнений. Это различие можно наблюдать в мозаиках, фресках, на которых изображены святые благовестники Божии: Матфей, Марк, Лука и Иоанн. Часто все четыре символа объединены в одну группу и составляют так называемый тетраморф*. К этому тетраморфу как раз и относятся слова молитвы, которую читает священник во время Евхаристического канона Божественной Литургии: «поюще (орел) вопиюще (вол), взывающе (лев) и глаголюще (человек)».
_________________________________
*Тетрамо́рф (др.-греч. τετρά-μορφος – «четырехобразный, четырёхвидный» от др.-греч. τέσσᾰρες, τέσσερες, τέττᾰρες, τέττορες, τέτορες – «четыре» и др.-греч. μορφή, μορφά – «вид, образ, очертание») – крылатое существо из видения пророка Иезекииля, единого с четырьмя лицами: человека, льва, быка и орла. В Откровении же Евангелиста и Апостола Иоанна Богослова тетраморф представлен в образе отдельных Четырех апокалиптических существ, которые являются стражами четырех углов Престола Господа, а также и четырех пределов Рая.

поюще вопиюще взывающе и глаголюще

В традиционной композиции росписей православных храмов по четырем сторонам крестово-купольных сводов, на так называемых «парусах», или на Царских вратах мы можем видеть изображения евангелистов – апостолов Христа и авторов четырех канонических Евангелий, вместе с  четырьмя существами. Апостол Матфей обычно изображается с Ангелом (или человеком), Марк – со львом, Лука – с тельцом, Иоанн – с орлом. При этом, иногда Ангел, лев, телец и орел предстают и отдельно, символизируя самих евангелистов.  Безусловно, эта древняя иконографическая традиция появилась не случайно и наделена Церковью глубоким символизмом и смыслом.

Символы святых евангелистов заимствованы из видения Иоанна Богослова (Откр. 4,7). Еще древняя Церковь относила к ним слова литургии: «поюще (орел), вопиюще (вол), взывающе (лев) и глаголюще (человек)». У святых отцов, встречается разные толкования этих символов. Так, Григорий Двоеслов объяснял их  в приложении к Иисусу Христу, Который принял плоть (человек), принес себя в жертву (телец), расторгнул узы смерти (лев) и вознесся на небо (орел).  А святитель Софроний Иерусалимский говорил, что лев означает силу и начальство Иисуса Христа, телец – священническое служение Спасителя, человек – явление Его во плоти, орел – нисходящую силу Святого Духа. Древняя Церковь также относила к образам евангелистов слова литургии: «поюще (орел), вопиюще (вол), взывающе (лев) и глаголюще (человек)».

Но и мнения отцов Церкви и литургическая традиция не противоречат, а только дополняют, заставляют взглянуть с новой стороны на традиционную трактовку: символы святых евангелистов  раскрывают различные стороны искупительного подвига и учения Спасителя в изложении авторов Святого Благовествования. Ангел при евангелисте Матфее – символизирует  мессианское посланничество в мир Сына Божия, предреченного пророками. Лев при Марке  —  могущество и царственное достоинства Христа. Телец при Луке — жертвенное, искупительное служение Спасителя. Орел при Иоанне — высоту Евангельского учения и сообщаемых в нем Божественных Тайн. Такое изложение было предопределено как личными качествами самих евангелистов, так и обстоятельствами при которых ими были написаны книги Нового Завета. Что же мы знаем о святых евангелистах?

Сборщик налогов, просветивший канибалов

Как известно, двое евангелистов были ближайшими учениками Спасителя из числа двенадцати апостолов – Матфей и Иоанн, двое — Лука и Марк – из числа 70-ти учеников, посланных Господом на проповедь.

Святой евангелист Матфей был апостолом из двенадцати. До обращения ко Христу Матфей служил мытарем, сборщиком податей для Рима. Услышав глас Иисуса Христа: «Иди за Мной» (Мф. 9. 9), он оставил свою должность и пошел за Спасителем. Восприняв благодатные дары Духа Святого, апостол Матфей проповедовал в Палестине, обошел с благовестием Сирию, Мидию, Персию и Парфию, закончив свои проповеднические труды мученической кончиной в Эфиопии около 60 года.

Страна эта была населена племенами каннибалов с грубыми обычаями и верованиями. Святой апостол Матфей своей проповедью здесь обратил нескольких идолопоклонников к вере Христовой, основал Церковь,  построил храм в городе Мирмены и поставил в ней епископом своего спутника по имени Платон. Когда апостол усердно молил Бога об обращении эфиопов, явился ему Сам Господь в образе юноши и, дав жезл, повелел водрузить его у дверей храма. Господь сказал, что из этого жезла вырастет дерево и будет приносить плоды, а от корня его будет истекать источник воды. Омывшись в воде и вкусив плодов, эфиопы изменят свой дикий нрав, станут добрыми и кроткими.

Неся жезл к храму, Матфей встретил на пути жену и сына правителя страны Фулвиана, одержимых нечистым духом и исцелил их именем Иисуса Христа. Это чудо обратило ко Господу множество язычников. Но властелин не хотел, чтобы его подданные стали христианами. Он обвинил апостола в колдовстве и приказал казнить его. Святого Матфея положили лицом вниз, засыпали хворостом и подожгли. Когда костер разгорелся, то все увидели, что огонь не вредит апостолу. Тогда Фулвиан приказал добавить хвороста в костер, облив его смолой и поставив вокруг двенадцать идолов. Но пламя растопило кумиров и опалило Фулвиана. Испуганный эфиоп обратился к святому с мольбой о пощаде. Тогда по молитве апостола пламя угасло. Тело святого Матфея осталось невредимым, и он отошел ко Господу. Правитель Фулвиан горько раскаялся в содеянном, но сомнений своих не оставил. Он велел положить тело апостола в железный гроб и бросить в море. При этом Фулвиан сказал, что если Бог Матфеев сохранит его тело в воде, как сохранил его в огне, то следует поклоняться этому Единому Истинному Богу. В ту же ночь к епископу Платону в сонном видении явился апостол Матфей и повелел ему идти с клиром на берег моря и обрести там его тело. Вынесенный волной гроб был с честью перенесен в храм, построенный апостолом. Тогда Фулвиан попросил у святого евангелиста прощения, после, чего епископ Платон крестил его с именем Матфей, которое дал ему по велению Божьему. Фулвиан впоследствии принял епископство и продолжил дело просвещения своего народа.

Многие исследователи полагают, что Евангелие от Матфея создано первым, хотя некоторые считают его вторым после Марка. Но, не вызывает сомнений то, что оно создано раньше Евангелий от Луки и Иоанна между 41 и 55 годами. Матфей написал его на еврейском языке перед уходом на проповедь в дальние страны по просьбе иудеев, остававшихся в Иерусалиме. В ряду книг Нового Завета Евангелие от Матфея стоит первым. Речи и деяния Спасителя Матфей излагает в соответствии трем сторонам мессианского служения Христа: как Пророка и Законодателя, Царя над миром невидимым и видимым и Первосвященника, Приносящего Жертву за грехи всех людей. Отсюда, символ евангелиста Матфея — Ангел.

Евангелие для язычников

Святой евангелист Марк, называемый также Иоанн-Марк (Деян. 12,12), апостол от 70-ти, племянник апостола Варнавы, родился в Иерусалиме. Дом его матери Марии примыкал к Гефсиманскому саду. Как говорит церковное предание, в ночь Крестных страданий Христа он следовал за Ним, завернувшись в плащ, и убежал от схвативших его воинов (Мк. 14, 51-52). После Вознесения Господня дом матери святого Марка стал местом молитвенных собраний христиан и пристанищем для некоторых из апостолов (Деян. 12, 12).

Святой Марк являлся ближайшим сподвижником апостолов Петра, Павла и Варнавы. Вместе с апостолами Павлом и Варнавой Марк был в Селевкии, оттуда отправился на остров Кипр и прошел его весь с востока на запад. В городе Пафе он был свидетелем того, как апостол Павел поразил слепотой волхва Елима (Деян. 13, 6-12). После трудов с апостолом Павлом святой Марк вернулся в Иерусалим, а затем вместе с апостолом Петром побывал в Риме, откуда по его повелению отправился в Египет, где основал Церковь.

Во время второго благовестнического путешествия апостола Павла Марк встретился с ним в Антиохии. Оттуда он отправился на проповедь с апостолом Варнавой на Кипр, а затем опять ушел в Египет, где вместе с апостолом Петром основал много Церквей, в том числе в Вавилоне. Из этого города апостол Петр направил послание малоазийским христианам, в котором с любовью отзывался о святом Марке, как своем духовном сыне (1 Пет. 5,13).

Когда апостол Павел находился в узах в Риме, Марк был в Ефесе, где кафедру занимал святитель Тимофей. Вместе с ним он прибыл в Рим. Там около 62-63 годов апостол Марк и написал святое Евангелие.

Из Рима евангелист снова удалился в Египет и в Александрии положил начало христианскому училищу, из которого впоследствии вышли такие знаменитые отцы и учители Церкви, как Климент Александрийский, святитель Дионисий, святитель Григорий Чудотворец и др.

Затем святой Марк с проповедью Евангелия посетил внутренние области Африки, был в Ливии, Нектополе. Во время этих путешествий он получил повеление от Духа Святого вновь идти в Александрию для проповеди и противодействию язычникам. Там, около 68 года, апостол поселился в доме сапожника Анании, которому исцелил больную руку. Сапожник с радостью принял его, с верой внимал повествованиям о Христе и вскоре сам   и многие жители города крестились. Это возбудило ненависть язычников, и они собирались убить святого Марка. Узнав об этом, святой апостол поставил Ананию епископом, а трех христиан: Малка, Савина и Кердина — пресвитерами.

Язычники напали на святого Марка, когда апостол совершал Богослужение. Его избили, волокли по улицам города и бросили в темницу. Там евангелист удостоился видения Господа Иисуса Христа, Который укрепил его перед страданиями. На следующий день разъяренная толпа снова повлекла святого апостола по улицам на судилище, но по дороге святой Марк скончался со словами: «В руки Твои, Господи, предаю дух мой».

Язычники хотели сжечь тело святого апостола. Но когда развели костер, все померкло, раздался гром и произошло землетрясение. Все в страхе разбежались. Христиане же взяли тело святого апостола и погребли его в каменной гробнице.

Святой Марк писал свое Евангелие для христиан из язычников, поэтому он останавливается преимущественно на речах и делах Спасителя, в которых наиболее проявляется Его Божественное всемогущество. Многие особенности его повествования можно объяснить близостью к апостолу Петру. Неслучайно, все древние писатели свидетельствуют, что Евангелие от Марка является краткой записью проповедей и рассказов первоверховного апостола. Одной из центральных Богословских тем в Евангелии от Марка является тема силы Божией, совершающейся в немощи человеческой, ибо Господь делает возможным то, что у людей невозможно. Поэтому, евангелист Марк изображается со львом, в ознаменование могущества и царственного достоинства Христа.

Врач, иконописец, хронист…

Святой апостол и евангелист Лука, уроженец Антиохии Сирийской, апостол из 70-ти, сподвижник святого апостола Павла (Фил. 1, 24; Тим. 4, 10),  был врачом (Кол. 4,14), возможно судовым, из просвещенной греческой среды. Услышав о Христе, Лука прибыл в Палестину и здесь горячо воспринял спасительное учение от Самого Господа. В числе 70-ти учеников святой Лука был послан Спасителем на первую проповедь о Царствии Небесном еще при жизни Христа на земле (Лк. 10, 1-3). После Воскресения Господь явился святым Луке и Клеопе, шедшим в Еммаус.

Апостол Лука принял участие во втором миссионерском путешествии апостола Павла, и с тех пор стал с ним неразлучен. Даже когда Павла оставили все, он продолжал делить с ним трудности благовестнического подвига (2 Тим. 4, 10). После мученической кончины первоверховных апостолов святой Лука покинул Рим и с проповедью прошел Ахайю, Ливию, Египет и Фиваиду. В городе Фивы около 82 года он мученически окончил земной путь.

По преданию Лука написал первые образы Божией Матери. «Благодать Рождшегося от Меня и Моя милость с сими иконами да будет», — сказала Пречистая Дева, увидев их. Также, святой Лука написал иконы первоверховных апостолов Петра и Павла.

Евангелие написано апостолом Лукой в 62 — 63 годах в Риме, под руководством апостола Павла. Святой Лука в первых стихах (Лк. 1,3) четко выразил цель своего труда: наиболее полно и в хронологической последовательности описать по порядку всё, что известно христианам об Иисусе Христе и Его учении, и тем самым дать твердое историческое обоснование христианского упования (Лк. 1, 4). Он тщательно исследовал факты, широко использовал устное предание Церкви и рассказы Самой Пречистой Богородицы (Лк. 2, 19; Лк. 2, 51). В эти же годы в Риме евангелист написал книгу Деяний святых апостолов, являющуюся продолжением Четвероевангелия и повествующую о трудах и подвигах святых апостолов после Вознесения Спасителя.

В богословском содержании Евангелие от Луки отличается, прежде всего, учением о жертвенном, искупительном служении Спасителя и всеобщности спасения, совершенного Господом Иисусом Христом. Телец — жертвенное животное Ветхозаветной Церкви — стал символом евангелиста Луки.

Рыбак, ставший богословом

Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов, сын Зеведея и Саломии — дочери святого Иосифа Обручника, был рыбаком. Вместе со своим старшим братом Иаковом его призвал Господь в число Своих учеников на Геннисаретском озере. Оставив отца, оба брата последовали за Спасителем.

Апостол Иоанн был особенно любим Господоми за жертвенную любовь и девственную чистоту. После своего призвания апостол не расставался со Спасителем и был одним из трех учеников, которых Он особенно приблизил к Себе. Святой Иоанн Богослов присутствовал при воскрешении дочери Иаира и был свидетелем Преображения Господня на Фаворе. Во время Тайной Вечери он возлежал рядом с Иисусом Христом и по знаку апостола Петра, приникнув к груди Спасителя, спросил об имени предателя. Апостол Иоанн следовал за Господом, когда Его, связанного, вели из Гефсиманского сада на суд беззаконных первосвященников Анны и Каиафы, он же находился во дворе архиерейском при допросах своего Божественного Учителя и неотступно следовал за Ним по Крестному пути, скорбя всем сердцем. У подножия Креста он плакал вместе с Божией Матерью и услышал обращенные к Ней с высоты Креста слова Распятого Господа: «Жено, се сын Твой»,  и к нему: «Се Мати твоя» (Ин. 19, 26, 27). С этого времени апостол Иоанн, как любящий сын, заботился о Пресвятой Богородице и служил Ей до Ее Успения, никуда не отлучаясь из Иерусалима.

После Успения Божией Матери апостол Иоанн, по выпавшему ему жребию, направился в Ефес и другие Малоазийские города для проповеди Евангелия, взяв с собой своего ученика Прохора. Они отправились в путь на корабле, который потонул во время сильной бури. Все путешественники были выброшены на сушу, только апостол Иоанн остался в морской пучине. Прохор горько рыдал, лишившись своего духовного отца и наставника, и пошел в Ефес один. На четырнадцатый день пути он стоял на берегу моря и увидел, что волна выбросила на берег человека. Подойдя к нему, он узнал апостола Иоанна, которого Господь сохранял живым четырнадцать дней в морской глубине.

Учитель и ученик отправились в Ефес, где апостол Иоанн непрестанно проповедовал язычникам о Христе. Его проповедь сопровождалась многочисленными и великими чудесами, так что число уверовавших увеличивалось с каждым днем. В это время началось гонение на христиан императора Нерона. Апостола Иоанна отвели на суд в Рим. За исповедание христианской веры он был приговорен к смерти, но Господь сохранил  Своего избранника. Апостол выпил предложенную ему чашу со смертельным ядом и остался живым, затем вышел невредимым из котла с кипящим маслом, в который был брошен по приказанию мучителя. После этого апостола Иоанна сослали в заточение на остров Патмос, где он прожил много лет.

На острове Патмос проповедь, сопровождавшаяся чудесами, привлекла к нему всех жителей, которых апостол Иоанн просветил светом Евангелия. Он изгнал многочисленных бесов из идольских капищ и исцелил великое множество больных. Волхвы различными бесовскими наваждениями оказывали большое сопротивление проповеди святого апостола. Особенно устрашал всех надменный волхв Кинопс, похвалявшийся тем, что доведет Иоанна до гибели. Но апостол, силой действующей через него благодати Божией разрушил все ухищрения бесовские, на которые надеялся Кинопс, и гордый волхв бесславно погиб в морской пучине.

Апостол Иоанн удалился со своим учеником Прохором на пустынную гору, где наложил на себя трехдневный пост. Во время его молитвы гора заколебалась, загремел гром. Прохор в страхе упал на землю.  Иоанн поднял его и приказал записывать то, что он будет говорить. «Аз есмь Альфа и Омега, начаток и конец, глаголет Господь, Сый и Иже бе и Грядый, Вседержитель» (Откр. 1, 8), — возвещал Дух Божий через святого апостола. Так около 67 года была написана Книга Откровения (Апокалипсис) святого апостола Иоанна Богослова. В ней раскрыты тайны судеб Церкви и конца мира.

После длительной ссылки апостол Иоанн получил свободу и вернулся в Ефес, где продолжал свою деятельность, поучая христиан остерегаться лжеучителей и их лжеучений. Около 95 года в Ефесе Иоанн написал Евангелие. Он призывал всех христиан любить Господа и друг друга и этим исполнить заповеди Христовы. Апостолом любви именует Церковь святого Иоанна, ибо он постоянно учил, что без любви человек не может приблизиться к Богу. В трех Посланиях, написанных апостолом Иоанном, также говорится о значении любви к Богу и ближним.

Святой апостол Иоанн скончался в возрасте ста с лишним лет. Он намного пережил всех остальных очевидцев Господа, долго оставаясь единственным живым свидетелем земных путей Спасителя.  Когда настало время отшествия апостола Иоанна к Богу, он удалился за пределы Ефеса с семью своими учениками и повелел приготовить для себя в земле крестообразную могилу, в которую лег, сказав ученикам, чтобы они засыпали его землей. Ученики с плачем целовали своего любимого наставника, но, не решаясь ослушаться, исполнили его повеление. Они закрыли лицо святого платом и закопали могилу. Узнав об этом, остальные ученики апостола пришли к месту его погребения и раскопали погребение, но ничего в нем не нашли.

Господь дал своему любимому ученику Иоанну и его брату имя «сынов грома» — вестника, устрашающего в своей очистительной силе небесного огня. Этим самым Спаситель указывал на пламенный, огненный, жертвенный характер христианской любви, проповедником которой был апостол Иоанн. Святая Церковь из всех учеников Христовых только апостола Иоанна, тайнозрителя Судеб Божиих,  именует Богословом. Орел — символ высокого парения Богословской мысли — иконографический знак евангелиста.

Подготовил Николай Жидков

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт благочиния города Арзамаса Нижегородской епархии обязательна

Евхаристический канон является сердцевиной Божественной литургии потому, что во время его совершения благодатью Святого Духа происходит пресуществление хлеба, вина и воды в Тело и Кровь Христовы. Он состоит из нескольких частей. Каждая из них в богословской научной традиции носит латинское или греческое название. Первая из частей – Praefatio (с латинского «Вступление»).

В тайной молитве священника, завершающей Praefatio, есть следующие слова: «А́ще и предстоя́т Тебе́ ты́сящи Арха́нгелов и тьмы́ А́нгелов, Херуви́ми и Серафи́ми шестокрила́тии, многоочи́тии, возвыша́щиися перна́тии». Они оканчивают священническую молитву и указывают на то, что следующая часть Евхаристического канона – Sanctus (с латинского «Свят» или «Святой») – имеет уже не земной, но небесный, ангельский характер. Если в Praefatio мы, члены земной Церкви, совершаем благодарение Богу, то в Sanctus это благодарение словно бы возвышается, и мы входим в небесный ангельский мир, где бесплотные силы также совершают евхаристическое благодарение. И этим показывается неразрушимая связь и единство Церкви земной и Церкви небесной.

Священник возглашает: «Побе́дную пе́снь пою́ще, вопию́ще, взыва́юще и глаго́люще», при этом крестообразно осеняет звездицей дискос с приготовленным агнцем (это свидетельствует о том, что Ангелы славят Христа, Который Своим Искупительным подвигом, Своими крестными страданиями спас человечество), затем откладывает звездицу на антиминс. Обратите внимание, дорогие братья и сестры, что в части Sanctus и в последних словах священнической молитвы предыдущей части Евхаристического канона прослеживается четырехчастная структура стихов.

Например, священник говорит «шестокрилатии, мноочитии (множество глаз), возвышающиеся пернатии». В следующем возглашении мы слышим, что победную песнь (т. е. песнь победы Христа над диаволом, грехом и смертью) ангельские силы поют, вопиют, взывают и глаголют. Это не просто так. Дело в том, что святым ветхозаветным и новозаветным (пророкам Исаии, Иезекиилю, апостолу и евангелисту Иоанну Богослову) был открыт небесный мир, в котором есть некие таинственные ангелы в виде человека, льва, тельца и орла. Святые реально видели их. Эти Ангелы часто изображаются как символы евангелистов. Ангел в человеческом обличье – святого апостола и евангелиста Матфея (символ связи Ветхого и Нового Заветов, символ мессианства Господа нашего Иисуса Христа); лев – святого апостола и евангелиста Марка (символ царственности, Божественной природы Спасителя); телец – святого апостола и евангелиста Луки (символ жертвенности Искупительного подвига Христа); орел – святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова (символ возвышенности, небесности, Божественности учения Спасителя).

Святые Исаия, Иезекииль и Иоанн Богослов видели данных ангелов-животных, о чем повествуют в своих книгах, входящих в канон Ветхого и Нового Заветов. «И было в тридцатый год, в четвертый месяц, пятый день месяца, когда я находился среди переселенцев при реке Ховаре, отверзлись небеса, и я видел видения Божии…бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из середины его как бы свет пламени из середины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных, – и таков был вид их: облик их был, как у человека; и у каждого четыре лица… Подобие лиц их – лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех» (Книга пророка Иезекииля 1:1–10).

«И от престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных горели пред престолом, которые есть семь духов Божиих; и перед престолом море стеклянное подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они были исполнены очей; и ни днем ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят, Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет» (Откровение Иоанна Богослова 4:5–8).

Святой пророк Исаия также нам говорит об Ангелах, которые поют славословие Господу: «В год смерти царя Озии видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном, и края риз Его наполняли весь храм. Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!» (Книга пророка Исаии 6:1–3).

После священнического возглашения «Победную песнь…» на Литургии хор поет: «Свя́т, Свя́т, Свя́т Госпо́дь Савао́ф, испо́лнь не́бо и земля́ сла́вы Твоея́; оса́нна в вы́шних, благослове́н Гряды́й во и́мя Госпо́дне, оса́нна в вы́шних». Люди словно бы вторят Ангелам в их ангельском славословии. И мы верим, что в это время святые Ангелы поют вместе с нами. Именно поэтому данная часть евхаристического канона называется Sanctus, т. е. «Свят» или «Святой». Оканчивается Sanctus уже новозаветным славословием «оса́нна («спасение» или «Спаси, мы молим», или «(О, Господи), спаси же!») в вы́шних (с небес, от Бога), благослове́н Гряды́й во и́мя Госпо́дне, оса́нна в вы́шних». Этими словами люди приветствовали Господа нашего Иисуса Христа во время входа Его в Иерусалим.

Это соединение в одном молитвословии «Свят… и Осанна» говорит нам о глубинной нерасторжимой связи Ветхого и Нового Заветов и Церкви небесной, ангельской с Церковью земной, человеческой.

Иерей Андрей Чиженко

Лишь немногие прихожане, молящиеся за Божественной литургией, знают, что далеко не все молитвы, возно­симые в эти минуты в храме, доступны их слуху. Кроме молитвословий, совершае­мых возгласно, то есть вслух, чинопосле­дование включает еще тайные молитвы, произносимые священником про себя.  О смысле и истории появления этих молитв беседует Марина Бирюкова с  кандидатом богословия, заведующим библейской кафедрой Саратовской православной духовной семинарии, автором учебного пособия «Устав православного богослужения» Алексеем Кашкиным.

— Алексей Сергеевич, прежде всего, давайте поясним читателям, что «тайные» в данном случае не означает «секретные». У Православной Церкви, как известно, есть Таинства, но нет тайн. Любой прихожанин при желании может ознакомиться с текстами тайных священнических молитв и получить, наконец, представление о том или ином богослужении в целом. Но почему все же принято произносить эти молитвы про себя?

— Процесс ухода части молитвословий из слышимых в неслышимые начался примерно в VI веке и закончился в VIII. Это объяснялось охлаждением религиозного чувства и евхаристического рвения в верующих: люди переставали со вниманием слушать длинные молитвы пресвитеров, поэтому молитвы становились тайными. VI веком датируется новелла императора Юстиниана, в которой он резко критикует зарождающуюся практику тайного чтения молитв Литургии. Тем не менее тайное чтение молитв в Церкви закрепилось и сохраняется.

— Значит, тайное произнесение молитв — своего рода икономия, снисхождение к духовной немощи верующих? Это непривычно: мы ведь уже имели достаточно случаев понять, что Церковь, напротив, сшита нам на вырост.

— Да, это уступка. И не единственная. Для примера: молитва Ефрема Сирина за великопостными службами когда-то совершалась с шестнадцатью земными поклонами, а теперь лишь с четырьмя. Все каноны на утрене когда-то принято было петь, теперь же мы поем лишь ирмосы и катавасии. Церковь идет навстречу людям, которым не под силу слишком напряженный и непрерывный духовный труд.

— Много ли теряют верующие, которым этот пласт богослужения — тайные молитвы — совершенно неизвестен?

— Конечно, и не имея представления о тайных молитвах, можно быть добрым христианином и участвовать в Таинствах. К тому же многознание не говорит еще о высокой духовности. Но, если мы чувствуем потребность по-настоящему проникнуть в содержание Литургии, утолить свою жажду от ее неисчерпаемого источника — тогда мы должны видеть ее целиком, а не отчасти. И даже не только потому, что в этих молитвах содержатся важнейшие богословские смыслы. Дело еще и в том, что слышимое нами во время Евхаристического канона — это во многих случаях обрывки фраз. Канон — это целостный текст, и лишь меньшая часть этого текста произносится иереем вслух. В результате мы зачастую не понимаем сути тех или иных слов. Например, когда из-за закрытых Царских врат раздается «…победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще…» — что это, к кому это относится? Мы не ведаем, потому что не слышали предшествующего текста первой молитвы Евхаристического канона, а в нем говорится об Ангельских Силах, предстоящих Богу, а начинается фраза так: «Благодарим Тя и о службе сей, юже от рук наших прияти изволил еси, аще и (хотя и) предстоят Тебе тысячи Архангелов и тмы Ангелов, Херувими и Серафими… победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь небо и земля славы Твоея…» — начиная со слова «победную» мы уже слышим.

— Все ли богослужения сопровождаются тайными молитвами?

— Не все. Часовые службы (кроме собственно часов, к этой категории относятся повечерие и полунощница) тайных молитв в своих последованиях не содержат. В вечерне и утрене их немного. Чинопоследование вечерни содержит семь светильничных молитв и одну молитву главопреклонения. Светильничные молитвы читаются священником во время предначинательного 103-го псалма: священник символически изображает Адама, потерявшего Рай и испрашивающего теперь милости и прощения Божиего: «Господи, да не яростию Твоею обличиши нас, ниже гневом Твоим накажеши нас, но сотвори с нами по милости Твоей, врачу и исцелителю душ наших…» На утрене, во время второй части шестопсалмия, священник, стоящий лицом к Царским вратам, читает двенадцать утренних молитв: если определить их содержание сжато, то это просто утренняя молитва любого христианина. И священник в эти минуты молится как наш представитель, он за всех нас произносит эти молитвы перед Царскими вратами.

А вот за Божественной литургией священник читает много тайных молитв. Вот почему внешне (без учета тайных молитвословий) это центральное богослужение Церкви выглядит гораздо проще, чем оно есть на самом деле.

Литургия оглашенных содержит краткие молитвы антифонов: «Господи Боже наш, Егоже держава несказанна и слава непостижима, Егоже милость безмерна, человеколюбие неизреченно, Сам, Владыко, по благоутробию Твоему призри на ны и на святый храм сей и сотвори с нами и молящимися с нами богатыя милости…» Возглас «Яко благ и человеколюбец Бог еси…» — это продолжение тайной молитвы третьего антифона «Иже общия сия и согласныя даровавый нам молитвы…».

Уже после малого входа, во время пения тропарей и кондаков священник тайно читает молитву, предваряющую пение Трисвятого (Святый Боже, Святый Крепкий…»); это прошение ко Господу, чтобы Он принял от нас «Трисвятую песнь» так же, как Он принимает ее от Ангелов; мы дерзаем сравнивать себя с Небесными Силами: «…прими и от уст нас грешных Трисвятую песнь и посети ны благостию Твоею…».

Тайная молитва читается священником и перед чтением Евангелия; он просит о том, чтоб прочитанное в храме Евангелие осталось в сердцах, чтобы чтение не было бесплодным: «Возсияй в сердцах наших, человеколюбче Господи, Твоего боговедения нетленный свет…»

Во время прошения сугубой ектении «Помилуй нас, Боже» читается молитва прилежного моления: «Господи Боже наш, прилежное сие моление прими от Твоих раб, и помилуй нас по множеству милости Твоея, и щедроты Твоя ниспосли на ны и на все люди Твоя, чающия от Тебе богатыя милости».

— А почему в тайных молитвах везде «мы», «нам», «нас»? Священник ведь молится про себя, один, мы даже не слышим.

— Это напоминает нам о том, что когда-то все эти молитвы читались вслух, и сейчас мы, церковный народ, призваны к соучастию в них. Тем важнее для нас их знать. Единственная молитва, читаемая от первого лица в единственном числе,— та, которую священник читает до великого входа — во время «Херувимской песни» — «Никтоже достоин…». Здесь священник молится только о себе. Служение Богу, предстояние Ему настолько высоко, что иерей, грешный человек, недостоин совершать «великое и страшное и самим Небесным Силам», и потому он просит Господа: «Сподоби принесенным Тебе быти мною, грешным и недостойным рабом Твоим, Даром сим. Ты бо еси Приносяй и Приносимый, и Приемляй и Раздаваемый». Это очень красивая антиномия, она говорит о том, что Господь, давший нам все, Сам приносит Себя в жертву.

— Есть ведь и тайная молитва об оглашенных — как бы на границе между Литургией оглашенных и Литургией верных…

— Да, священник читает ее про себя, в то время как диакон провозглашает «Оглашенныя, главы ваши Господеви приклонити…»: «Призри на рабы Твоя оглашенныя, подклоньшия Тебе выи своя и сподоби я (их) во время благополучной бани пакибытия» (т. е. Крещения).

Дальше — молитва во время просительной ектении перед «Символом веры». Именно в ней начинается призывание Святого Духа. В Литургии Василия Великого она длинней, чем в Литургии Иоанна Златоуста, и изобилует ссылками на ветхозаветные образы: священник просит Бога принять Бескровную Жертву, как Он принимал жертвы ветхозаветных праведников: «якоже приял еси Авелевы дары, Ноевы жертвы, Авраамова всеплодия, Моисеева и Ааронова священства, Самуилова мирная».

— И, наконец, Евхаристический канон…

— Когда пресвитер возглашает «Благодарим Господа», а хор поет «Достойно и праведно есть…» — читается первая, благодарственная часть тайной молитвы Евхаристического канона «Достойно и праведно Тя пети». В ней перечисляются все действия Бога, начиная с сотворения мира и кончая ниспосланием Духа Святого. Далее, когда хор поет «Свят, Свят, Свят…», священник читает вторую часть этой молитвы — «С сими и мы блаженными силами», где происходит переход от благодарения к воспоминанию истории Искупления: «Иже мир Твой так возлюбил еси, якоже Сына Твоего Единородного дати, да всяк веруяй в Него не погибнет, но имать живот вечный». И завершается эта молитва тем, что Господь Иисус Христос «прием хлеб во святыя Своя и пречистыя и непорочныя руки, благодарив и благословив, освятив, преломив, даде святым Своим учеником и апостолом, рек…». Это то, что мы не слышим, а дальше мы слышим: «Приимите, ядите. Сие есть Тело Мое…». Это установительные слова Евхаристии.

После установительных слов и после «Твоя от Твоих…», когда хор поет «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим…» — священник читает молитву, которая называется «эпиклеза» — призвание Святого Духа: «Еще приносим Тебе словесную сию и безкровную службу, и просим, и молим, и мили ся деем (смягчаем свои сердца, делая себя “милыми”), ниспосли Духа Твоего Святаго на ны и на предлежащия Дары сия».

Дальше — две молитвы: о тех, кто будет причащаться Святых Даров («Якоже быти причащающим- ся во трезвение души, во оставление грехов, в приобщение Святаго Твоего Духа…»), и о «иже в вере почивших праотцех, отцех, патриарсех, пророцех, апостолех, проповедницех, евангелистех, мученицех, воздержницех и о всяком дусе праведнем в вере скончавшемся». Эта молитва переходит в возглас «…изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней Славной Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии».

— Тайное произнесение молитв — это ведь вопрос в Церкви чрезвычайно дискуссионный, он обсуждается…

— Да, многие богословы и литургисты говорят — было бы хорошо, если бы все молитвы читались возгласно. Но здесь нужно, наверное, согласиться с мнением архимандрита Киприана (Керна) о том, что к возгласному произношению всех молитвословий Литургии надо стремиться, но это не может быть решением только одного отдельно взятого пресвитера; поменять практику совершения Божественной литургии — это требует решения общецерковного, решения высшей церковной власти. Самочиние в Церкви всегда опасно, даже если исходит из благой идеи.

поюще вопиюще взывающе и глаголющеОтрывок из книги «Благословенно Царство» , Кашкин А. С., Бирюкова М. А. — Саратов: Изд-во Саратовской митрополии, 2015. 

История, смысл, красота православного богослужения раскрываются в живом диалоге, посредством вопросов и ответов. Участники бесед — ученый-библеист, автор учебного пособия «Устав православного богослужения» для духовных семинарий и журналист, работающий в церковных СМИ.

Отдельные главы книги посвящены богослужениям суточного круга, Божественной литургии, богослужению праздников. Читатель узнает, что такое тайные молитвы, как присутствует в новозаветном богослужебном Уставе Ветхий Завет, в чем особенности богослужения, совершаемого епископом.

Оценка 3.7 проголосовавших: 3
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here