Проповеди о причастии

Детально: проповеди о причастии - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

проповеди о причастии

Мы будем говорить о вечере Господней и я хочу привести несколько простых примеров и основополагающих истин из Библии, характеризующих вечерю. Среди христиан существует несколько разных названий: евхаристия, вечеря Господня, причастие, трапеза Господня. Я считаю, что всё это прекрасные названия и не хочу выделять ни одно из них. Не имеет значения, какое из них я использую, можете называть так, как принято у вас, мы все говорим об одном и том же.

Мы начнем наше исследование с 14-й главы книги Бытие, где пишется о встрече Аврама (чьё имя ещё не было изменено на Авраам) и Мелхиседека (что означает Царь правды), который является одной из самых таинственных личностей Ветхого Завета. Мелхиседек был царём города Салим, так первоначально назывался Иерусалим, первый слог был добавлен позднее, а слово салим напрямую связано с еврейским словом шалом. Наверняка вы знаете, что слово шалом означает мир.

Итак, этот человек, согласно своему имени, был царем правды или праведности, а согласно своему положению был царем мира, о чем хорошо показано в Послании к Евреям. Однако он все же остаётся одной из самых загадочных личностей Библии. Некоторые христиане верят, что это была христофания, т.е. явление Иисуса Христа до Его воплощения, другие верят по-другому. Один человек сказал однажды: «некоторые мои друзья за это, некоторые против этого, а я за моих друзей». Другими словами, я не совсем уверен кто прав, и не хочу отвергать ни тех, ни других.

В Бытие 14:18 впервые в Библии используется слово священник. Это слово указывает на служение священства, которое является одной из величайших функций, проходящих через всё Писание. Вот основной принцип: определение или объяснение понятия или термина в том месте, где они впервые появляются в Библии, является ключом ко всему последующему их пониманию. Я верю, что это особенно верно в данном случае — при первом использовании слова священник.

Вы можете спросить, почему мы начинаем тему о причастии с этого отрывка? Если вы задаете такой вопрос, то вы упускаете из виду, что Мелхиседек поднёс Авраму те же самые символы, которые являются центром нашего хлебопреломления -хлеб и вино. Бытие 14:17-18:

Когда он возвращался после поражения Кедорлаомера и царей, бывших с ним, царь Содомский вышел ему навстречу в долину Шаве, что ныне долина царская. И Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино. Он был священник Бога Всевышнего.

Я хочу обратить ваше внимание, что в момент большого успеха Аврам встретил двух царей: царя Салима и царя Содома. Это два города со столь разными ассоциациями и столь разными судьбами. В каком-то смысле, мы видим Аврама, стоящего перед выбором. В определённом смысле он должен был выбрать между этими двумя царями. Бытие 14:18-24:

И Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино. Он был священник Бога Все вышнего. И благословил его, и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли; и благословен Бог Всевышний, Который предал врагов твоих в руки твои. Аврам дал ему десятую часть из всего. И сказал царь Содомский Авраму: отдай мне людей, а имение возьми себе.

Другими словами, царь Содома сказал: «Ты спас меня, моих людей и всё моё имущество. Очевидно, что ты хочешь что-то за это. Я буду рад, если ты просто позволишь мне сохранить моих людей, а я оставлю тебе всё захваченное тобой».

Но Аврам сказал царю Содомскому: поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли, что даже нитки и ремня от обуви не возьму из всего твоего, чтобы ты не сказал: «я обогатил Аврама», — кроме того, что съели отроки, и кроме доли, принадлежащей людям, которые ходили со мною; Анер, Эшкол и Мамрий пусть возьмут свою долю.

Итак, Аврам достаточно жестко сказал царю Содома: «я не желаю от тебя ничего». Он принял то, что предложил Мелхиседек и отверг то, что предложил царь Содомский. Здесь заключается принцип, который я собираюсь рассмотреть позднее.

Большая часть седьмой главы Послания к Евреям изъясняет сущность священства Мелхиседека и подтверждает священство Иисуса по чину Мелхиседека, а не по чину Левия, и показывает на некоторые отличия между этими двумя священствами. Я хотел бы показать, что священство Мелхиседека было первоначальным священством, прототипом и образцом для всего священства. Оно является превосходящим священством. Священство Левия, появившееся позже под законом Моисея, было ниже по рангу.

Довольно интересно, что если вы изучите постановления левитского служения, то обнаружите, что священники-левиты никогда не давали ничего Божьему народу, не получив сначала этого от него. Но Мелхиседек предложил Авраму то, что Аврам не жертвовал Мелхиседеку.

Левитское священство, в отличие от священства Мелхиседека, было временным и поддерживаемым людьми. Затем, при законе Моисеевом существовала необходимость во множестве священников и левитов, потому что они должны были постоянно приносить одни и те же жертвы, которые не могли, в конце концов, разрешить проблему греха. В то время как Послание к Евреям говорит, что Иисус как Первосвященник по чину Мелхиседека, принёс одну жертву за грех навсегда и воссел по правую руку Всевышнего. Священники Ветхого Завета всегда стояли, они никогда не сидели. Как священник по чину Мелхиседека, после того как принес в жертву Себя на кресте, Иисус воссел. Вы можете видеть разницу: они стояли, Он сидит. Что это значит? Они стояли потому, что их работа не могла быть завершена, они не могли принести окончательной жертвы. Он сел потому, что принес одну жертву за грех навсегда. Он больше не собирался приносить жертвы. Поэтому Его священство вечное, а их священство было временным. Они приносили множество жертв за грех, которые в конечном итоге не решали проблемы греха. Иисус же принес одну жертву за грех навсегда, без необходимости ее обновления. Они стояли, Он сел. Он принес в жертву то, что не было перед этим пожертвовано Ему.

Теперь давайте перейдём к 26-й главе Евангелия от Матфея — это описание сцены последней вечери, на которой Иисус установил евхаристию, причастие, Вечерю Господню — как бы вы не называли это. Надеюсь, что в свете вышесказанного некоторые вещи станут очевидными для вас. Матфея 26:26-29:

И когда они ели, Иисус взял хлеб и благословив (или возблагодарив) преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все; ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.

Что же означало, что Иисус взял хлеб, а потом вино и предложил Своим ученикам? Что Он этим сказал им? Этим Он как бы говорит: «Во Мне вы видите восстановленное священство Мел-хиседека, которое пребывало в забвении в то время, когда закон Моисеев был заветом. Но сейчас Я заключаю с вами Новый Завет, при котором восстанавливается священство Мелхиседека.»

Весьма интересно, как мы уже заметили, что Мелхиседек был и царем, и священником. Но под законом Моисеевым служение священников и царей было разделено и их невозможно было объединить, потому что священники происходили из колена Левия, а царей было предписано поставлять из колена Иудина. Царь никогда не мог быть священником, а священник — царем. Это еще раз указывает на более низкий уровень священства левитов. Но когда Иисус встал во время последней вечери и предложил хлеб и вино, то тем самым Он сказал, что это священство Мелхиседека, которое было в забвении на период закона Моисея, получило восстановление в Нем. Тем самым Он сказал: Я Священник не по чину Левия, но по чину Мелхиседека. И через это действие Он установил Новый Завет в Своей Крови. Он сказал:

… ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов

Итак, вот основание Вечери Господней из Писания — восстановление священства Мелхиседека, высшего первосвященства, первоначального первосвященства, и как знамение этого Он предлагает Своим ученикам то же самое, что Мелхиседек предложил Авраму.

Оглавление [Показать]

Наше участие в хлебопреломлении

Теперь давайте посмотрим, что Новый Завет учит об участии в хлебопреломлении. В Вечере можно выделить семь аспектов: три из них говорят о наших отношениях со Христом, три — о наших отношениях с Телом Христовым, и один — о нашем отношении к миру.

Но сначала давайте рассмотрим два отрывка из 1-го Послания к Коринфянам. Начнем с 10-й главы, где Павел дискутирует о том, могут ли христиане Коринфа позволить себе есть пищу, продаваемую в мясных ларьках, посвятивших ее в жертву языческим идолам. И в связи с этим Павел преподает несколько уроков о Вечере Господней. 1-е Коринфянам 10:14-22:

Итак, возлюбленные мои, убегайте идолослужения. Я говорю вам как рассудительным; сами рассудите о том, что говорю; чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?

Слово, которое переведено как приобщение, обычно переводится как общение, в Библии короля Якова оно переведено как причастие, и оно являет суть причастия — это греческое слово койнония. Оно означает иметь что-то вместе общее (общность). Итак, когда мы участвуем в хлебе и чаше, тем самым мы подтверждаем, что принимаем это вместе со всеми остальными верующими.

Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба.

Вот другой аспект, все мы причащаемся или становимся частью общего. Каждый из нас лично становится частью общего. Но мы не только участвуем, но и разделяем эту общность между собой.

Посмотрите на Израиля по плоти: те, которые едят жертвы, не участники ли жертвенника?

Павел говорит, что людьми, которые ели жертвы израильтян по закону Моисея, могли быть только священники, приносившие эти жертвы на алтаре. Итак, СУЩЕСТВУЕТ ПРЯМАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ ВКУШЕНИЕМ ЖЕРТВЫ И ЖЕРТВЕННИКОМ, НА КОТОРОМ ОНА ПРИНОСИТСЯ.

Что же я говорю? то ли, что идол есть что-нибудь, или идоложертвенное значит что-нибудь? Нет; но что язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу…

Другими словами, это является формой поклонения бесам — за идолами стояли бесы.

…но я не хочу, чтобы вы были в общении (общности) с бесами.

Видите? В определенном смысле это то, с чем встретился Аврам. Когда Мелхиседек вышел к нему навстречу, он должен был сделать выбор между Мелхиседеком и царем Содомским. Его положение подсказало ему, что он не может принять от обоих.

Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской. Неужели мы решимся раздражать Господа? Разве мы сильнее Его?

Это был первый отрывок, а второй отрывок находится в 1-м Коринфянам 11:23-32:

Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: «приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание». Также и чашу после вечери, и сказал: «сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание». Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет. Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней.

Слово, которое переведено как виновен, я бы лучше перевел как ответственен или отвечающий за это. Однажды мы стали причастниками этого служения хлебопреломления, тем самым мы показали очень ясно, что мы знаем учение Нового Завета о том, что Иисус Христос на кресте умер за наши грехи, пролил Свою Кровь за наше искупление. МЫ ОТВЕТСТВЕННЫ С ЭТОГО МОМЕНТА И ДАЛЕЕ ЗА ТО, ЧТО МЫ ЗНАЕМ И КАК В СВЯЗИ С ЭТИМ ЗНАНИЕМ ЖИВЕМ.

Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем.

Версия короля Якова использует слово понимает, Новая Интернациональная версия использует слово распознает. Я предпочитаю им обоим слово судит. Давайте еще раз прочитаем этот стих:

Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая (не различая правильно) о Теле Господнем.

От того же самого корня, что и слово «рассуждая» образовано слово, обозначающее дар различения духов. Насколько я понимаю это в контексте Нового Завета оно означает видеть глубже внешнего и видеть внутреннюю духовную реальность. Возможно, самое подходящее слово -различение. Давайте прочитаем это снова и осмыслим еще раз, потому что это очень важный стих:

Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая (духовно не различая) о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает.

Также мы видим, что недостойное принятие причастия может быть причиной немощей и болезней, а также преждевременной смерти для христиан. Думаю, что это показывает нам всю серьезность, святость и величие подхода к участию в трапезе Господней. Если мы участвуем неподобающим образом, то это может стать причиной болезни и даже преждевременной смерти.

Я вырос, будучи номинальным членом англиканской церкви. Могу сказать, что учение англиканской церкви в каком-то смысле практически увязывает спасение с причастием. Но это не полная истина. Все зависит от того, как вы участвуете в причастии — достойно или недостойно. Настолько же, насколько причастие может способствовать спасению, настолько же оно может и приносить осуждение. Поэтому мы должны быть осторожны в том, чтобы не основывать свою концепцию наших взаимоотношений с Богом лишь на нашем участии в причастии. Это очень серьезно.

Ибо, если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы; будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром.

Как видите в данной ситуации, Бог делает для нас все, что Он может. Прежде всего, Он говорит: «если вы будете судить себя и участвовать достойно, то Я не буду наказывать вас. Если же вы не исполните это, то Я накажу вас. Но даже если Я накажу вас, то это лучше чем быть судимым вместе с миром». Осуждение мира — это окончательное осуждение, которого мы должны избежать.

Теперь давайте познакомимся с семью главными аспектами вечери Господней, которые рассмотрим в таком порядке: во-первых, во взаимоотношениях со Христом; во-вторых, во взаимоотношениях с Телом Христовым; в-третьих, в отношении к миру.

Во взаимоотношениях со Христом

Во взаимоотношениях со Христом, наше участие в Вечере имеет три аспекта:

1. Провозглашение;
2. Напоминание;
3. Предввосхищение.

Давайте посмотрим на первый аспект — провозглашение.

1-е Коринфянам 11:26:

Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет.

Итак, участвуя в хлебопреломлении, мы провозглашаем смерть Господа. Мы провозглашаем это не только для других верующих — в действительности это не самое важное — мы провозглашаем это для мира и, что более важно, для всего невидимого духовного мира. Мы провозглашаем ангелам, как добрым, так и злым, а также духам, добрым и злым. Мы провозглашаем смерть Иисуса Христа на всю вселенную. Вы можете не быть проповедником по своему служению или призванию, но когда вы принимаете участие в причащении к Крови и Телу Христа, то вы делаете заявление величайшей важности. Вы провозглашаете на всю вселенную, что Иисус Христос, Сын Божий умер и пролил Свою Кровь за вас, чтобы искупить вас. Вы провозглашаете вашу веру в Его искупительную смерть за вас. Вера первоначально проявляется при провозглашении.

Второй аспект — это напоминание. Мы смотрим назад на Его смерть. Иисус Сам сказал, и это написано в 1-м Коринфянам 11:25:

… «сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание».

Это то, что некоторые христиане называют таинством или священнодействием, в зависимости от того, к какой деноминации они принадлежат. По сути, таинство или священнодействие — это демонстрация самых важных истин Евангелия: истин настолько важных, что Бог в Своей суверенной мудрости установил так, что они представлены не просто словами, но показаны в символических действиях.

Пять лет своей жизни я был наставником учителей для школ в Восточной Африке. Мы внушали учителям следующий принцип. Вы можете изменить соотношение, но в основном дети запоминают 40% того, что они слышат, 60% того, что они слышат и видят, 80% того, что они слышат, видят и делают. Другими словами, если вы хотите добиться максимального влияния на восприятие ребенка, то не позвольте ребенку просто услышать это. Сделайте так, чтобы он услышал, увидел и сделал это. Позвольте ребенку перевести то, чему он научился, в действия, которые он сам бы и выполнил.

Как я понимаю таинства и священнодействия — тот же самый принцип использован и здесь. Величайшие базовые истины Нового Завета настолько важны, что Бог установил так, чтобы мы не просто услышали и увидели их, но чтобы мы слышали, видели и исполняли их.

  • Первое священнодействие — это крещение -таинство, при котором мы публично отождествляем себя со Христом и Его Телом. Не считая разницы в том, каким образом оно происходит -кроплением или погружением, фундаментальное учение всех основных церквей сходится в том, что это публичное действие идентификации с Господом Иисусом Христом в Его смерти, погребении и воскресении.

Насколько я понимаю, без этого действия отождествления верующий не может заявлять, что он имеет место в Теле Христовом. Нет примера в Новом Завете тому, что кто-нибудь говорил о спасении без того, чтобы быть крещенным. Вы не сможете найти ни одного. Иисус сказал: «Кто уверует и крещен будет — тот спасется». Наше отождествление с Иисусом в смерти, погребении и воскрешении настолько важно, что Бог заповедал каждому человеку, который присоединяется к Телу Христову, показать это внешним действием. И тогда не только этот человек, но и все, которые видели это, будут помнить об этом.

  • Другое таинство, насколько я знаю, это помазание больных елеем. Эта истина также важна настолько, что Бог хочет, чтобы мы не просто слышали или видели это, но Он также поощряет нас делать это.

Что символизирует помазание елеем больных? Елей в Писании всегда символизирует Дух Святой. Поэтому когда мы помазываем больных елеем, то провозглашаем перед всей вселенной свою веру, что Дух Святой сделает то, о чем Писание говорит: Он оживит, даст жизнь, восстановит здоровье в теле больного верующего.

  • Третье таинство — это священнодействие причастия, евхаристии, или вечери Господней. Этим мы показываем, что Иисус Христос, Сын Божий, умер в теле и пролил Свою Кровь на кресте за нас. И всякий раз, когда мы делаем это, мы делаем это в воспоминание о Нем. Бог не хочет, чтобы мы когда-нибудь забыли тот факт, что Иисус умер за нас, грешников.

Я убежден, что множество христиан проходят через большие духовные проблемы потому, что их разум не сфокусирован на смерти Иисуса. Они говорят: «Я удивлюсь, если Бог любит меня. Не забыл ли Он обо мне вообще?» Вы не будете говорить так, если вы помните Крест.

РАСПЯТЫЙ БОЖИЙ СЫН НА КРЕСТЕ — ЭТО ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ БОЖЬЕЙ ЛЮБВИ К КАЖДОМУ ИЗ НАС. Римлянам 8:32:

Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?

Это гарантия того, что все наследие наше.

Бог говорит: «помнить об этом так важно, особенно в часы тьмы и переживания давления, что Я установил в Моём Теле это таинство, благодаря которому вы будете постоянно помнить этот факт. Я хочу того, чтобы вы никогда не забывали о Моей любви, которая выразилась через Крест».

В старой версии короля Якова сказано: «делайте это так часто, как вы делаете это». Однако представители некоторых ветвей протестантской церкви могли бы сказать так: «на самом деле у нас все так изменилось, что эти слова теперь должны звучать так: так редко, как вы делаете это». Я стал убежденным верующим благодаря регулярному воспоминанию о смерти Господа. Некоторые церкви, с которыми я ассоциируюсь, не делают этого достаточно часто, поэтому я скажу (это может либо шокировать, либо благословить вас), что обычно мы с Руфью совершаем хлебопреломление каждое утро. Я не хочу забывать о Кресте.

По словам Смита Вигглсворта, одного из величайших первопроходцев-евангелистов среди пятидесятников, он хотел принимать причастие везде, где только мог. Бывало, что он искал какую-нибудь церковь, где происходило хлебопреломление, шел туда и принимал причастие.

Я действительно верю, что множество наших проблем — духовных, эмоциональных, психологических — происходит вследствие того, что мы не вспоминаем смерть Господа достаточно часто.

Теперь, третий аспект, который очень тесно с этим связан — это предвосхищение. Вернемся назад, к 1-му Коринфянам 11:26:

Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет.

Итак, мы не просто оглядываемся назад, на Его смерть, но и смотрим вперед, на Его пришествие. И всякий раз, когда мы участвуем в этом таинстве вместе, мы напоминаем самим себе: во-первых, что Иисус умер на кресте за наши грехи и, во-вторых, слава Богу, что Он вернется опять!

Если вы можете жить в осознании того, что Иисус умер за вас в прошлом и Он придет за вами в будущем, то вами никогда не овладеет состояние подавленности и терзания оставят вас.

Это прекрасно выражено в книге одного святого прошлых поколений. Он сказал, что когда он принимает участие в хлебопреломлении, то все остальное исчезает из поля зрения. Это время, когда мы должны быть сфокусированы только на том, что действительно происходит. Этот брат сказал, что в момент, когда мы принимаем причастие, для нас нет прошлого кроме Креста, и нет будущего, кроме Пришествия.

Как хорошо то, что на какое-то время все другие временные, мелкие вещи, которые причиняют нам проблемы, опутывают и смущают нас, просто пропадают из поля зрения. Мы оборачиваемся назад на Крест, а затем смотрим вперед, на Пришествие.

Были периоды в пятидесятническом и харизматическом движениях, когда христиане очень остро осознавали реальность пришествия Господа. Они говорили и действовали так, как если Господь должен был прийти в течение ближайших пяти лет. Но когда Господь не приходил, то это вызывало такую реакцию: «как глупо говорить о скором пришествии Господа». Насколько я заключаю, это совсем не глупо говорить о скором пришествии Господа. Я верю, что Господь грядет. Я верю, что Он придет вскоре. Я верю, что Он придет внезапно. И я нахожу, что Новый Завет заканчивается молитвой: «Гряди скоро, Господь Иисус!»

Я думаю, что что-то неправильно в вашем духовном состоянии, если вы не можете молиться такой молитвой: «если это было написано около 19-ти столетий назад, то не глупо ли молиться такой молитвой?» Насколько я понимаю, нет. Лично я верю в то, что несмотря на всю нашу активность, мы как Тело Христово имеем великие задачи на земле, которые еще не выполнили. Тем не менее лично я убежден, что единственное окончательное решение для земных проблем — это личное возвращение Иисуса. Если Он не вернется, то мы окажемся в такой каше, из которой никогда не сможем выбраться.

Позвольте мне повторить эти три аспекта наших взаимоотношений со Христом:

1. Провозглашение;
2. Напоминание, взгляд назад в прошлое;
3. Предввосхищение, взгляд вперед в будущее.

Нет прошлого, кроме Креста, нет будущего, кроме Пришествия.

В отношении к Телу Христову

Теперь я хотел бы указать на три аспекта причастия в отношении Тела Христова:

1. Признание или различение;
2. Участие;
3. Приобщение или принятие вместе. 1-е Коринфянам 11:29:

«Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая (различая) о Теле Господнем.»

Я верю, что существуют два применения этого стиха. Думаю, что слово различение наилучшим образом раскрывает его значение. В служении освобождения время от времени Господь давал мне различение духов. Когда действует этот дар, то я вижу глубже внешнего, я вижу что-то во внутреннем духовном состоянии, находящемся глубже естественных чувств. В своем сознании я вижу внутреннюю, духовную реальность. Множество раз я распознавал в людях дух смерти. Я не могу сказать вам как, но я знаю, что этот дух находится внутри человека, стоящего передо мной.

Я верю, что это то, как мы должны видеть Тело. Прежде всего мы смотрим на хлеб, и это простой хлеб. Некоторые люди, как я, любят брать для причастия пасхальную мацу. У других людей есть свои определенные традиции, они берут просвиру или опресноки. Я помню, как мы в англиканской церкви принимали причастие с просвирами. Не имеет значения просвира это или кусочек мацы, или пресный хлеб, который, очевидно, Иисус и Его ученики употребляли, т.к. это была Пасха, и нельзя было есть ничего квасного. Пусть это будет даже кусок простого хлеба, но когда мы смотрим на него, то мы смотрим глубже видимого. Что же мы видим? Мы распознаем тело Господа.

Далее я лично верю, что когда принимаю причастие, исполнив Божьи условия, то вкушая этот кусок хлеба, я принимаю тело Господа. Я не делаю что-то символическое, но реальное. Этот хлеб — это не просто символ, а тело Господа, которое я различаю.

Как бы там ни было, Павел сказал, и мы рассмотрим это немного позднее, что один хлеб и одно Тело. Таким образом, хлеб не просто представляет и становится для меня телом Господа, в котором я участвую и который ем, но он представляет мне все Тело Господа, Церковь, которая является Его Телом. И опять-таки НАМ НЕОБХОДИМО ДУХОВНОЕ РАЗЛИЧЕНИЕ.

Мой друг Боб Мамфорд сказал, что Господь заимел множество странных детей! Вы можете бросить взгляд на соседа во время хлебопреломления и подумать, даже не приглядываясь долго, что это странный тип. Вы можете посмотреть в зеркало и сказать, возможно, то же самое о себе самом. Но во время служения хлебопреломления мы смотрим глубже внешнего. И когда я смотрю на моего брата или мою сестру рядом со мной, то я не вижу просто человека, я вижу члена Тела Христова, за которого умер и пролил Свою Кровь Иисус.

Я осознаю, что если я не ценю и не уважаю рядом стоящего человека, то тем самым огорчаю сердце Господа, потому что Он любит этого человека так сильно, что умер за него. Если вы имеете неверное отношение к члену Тела Христова, не цените то, что ценно в глазах Господа, то это Его горько обижает.

Я верю, что именно это было действительной проблемой коринфян. Было много неправильного в их взаимоотношениях, но хуже всего было то, что они не различали Тела Господа друг в друге. И Павел сказал: «По этой причине многие из вас больны, а некоторые даже умерли».

Я предполагаю, что это может быть основной проблемой немощи среди христиан. Я не утверждаю, но могу легко поверить в это, потому что могу сказать с большим сожалением, что многие христиане не почитают друг друга, но крайней мере, хотя бы как членов Тела Христа.

Возможно, я не должен говорить такого, но иногда, исходя из того, что мне самому пришлось пережить от окружающих христиан, я говорю следующее: с такими друзьями нам нет необходимости во врагах. На самом деле, я не думаю, что пострадал больше остальных, скорее всего многие другие пострадали еще больше, чем я.

Итак, мы говорим о признании, видении глубже внешнего и различении духовной реальности, вечного, духовного, непреходящего. Во-первых, в маленьком кусочке хлеба мы различаем настоящее тело Христа, если подходим к нему правильно. Во-вторых, в людях, которые вокруг нас, которые участвуют в том же самом хлебе, мы различаем живое Тело Господа, члены Его Тела.

Давайте молиться, чтобы нам различать друг друга и Тело Господа правильно. Павел сказал в этой связи (1Кор 11:28):

«Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей.»

Я так рад, что мне не надо испытывать других людей. Скажу вам, что я полновременный испытатель самого себя. Как молодой проповедник я был наивно уверен, что знаю о том, кто идет на небо, а кто идет в ад. Чем больше я живу, тем более я не уверен в этом. Я не мог предположить многие годы назад, что католики могут идти на небеса. Я сожалею, но так это было. Сейчас же у меня возникают вопросы относительно многих протестантов.

Второй аспект в отношении Тела Христова -это участие. Вернемся к 1-му Коринфянам 10:17:

«Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба.»

Причащаемся — это глагол, участие — это существительное. Мы участники. В этой связи мне всегда нравится читать из Евангелия от Иоанна 6:53-58:

«Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни…»

Есть только один источник жизни — он в Плоти и Крови Господа Иисуса Христа.

Когда еще не было государства Израиль, я жил в городе Раммалах в одной арабской общине. Я обнаружил, что во время участия в вечере Господней, они говорят по-арабски: «Мы собираемся пить кровь Иисуса». Я думаю, что именно это и происходит во время вечери, хотя в каждом человеческом существе есть что-то, что содрогается от мысли о еде тела и питии крови Господа. Так было и с учениками. Когда Иисус сказал, что если вы не будете есть тела и пить крови Сына человеческого, то не будете иметь жизнь, — многие ученики ответили: «Мы не можем слышать такого рода речи» и оставили Его. Но я всегда учился смирять себя постоянно перед Словом Божьим и не спорить с ним. Это сказал Иисус, значит это истина в последней инстанции.

…ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день… Не знаю, как вы воспринимаете это, но я много размышлял над воскресением тела. У меня даже есть книга под названием «Воскресение мертвых». Как все ортодоксальные христиане всех времен, я верю в воскресение тела. Я не верю, что Бог собирается дать нам другое тело или иное тело. Он собирается вернуть нам назад то же самое, но прославленное тело. Верите ли вы в это? Если вы так не думаете, то вам следует внимательнее почитать свою Библию.

Как же Господь будет собирать рассеянный прах тела, которое умерло, например, девятнадцать веков назад? Я думаю, что вы зададите этот вопрос Господу. Но я верю, что Он собирается сделать это. Если я правильно понимаю, то Господь говорит, что когда вы участвуете в хлебе и чаше с верой, исполнив необходимые требования, то что-то происходит в вашем физическом теле, что гарантирует ваше воскрешение. И ваше тело отличается с этого момента от тела того человека, который никогда не причащался тела и крови Господа. Поэтому когда Господь пошлет архангела Гавриила с трубою, и он затрубит, тогда воскреснут умершие во Христе. Все эти маленькие частицы вашего тела, вне зависимости от того, когда они были развеяны, сами соберутся в одно целое, и вот появитесь вы, в новом, прославленном теле. Оно будет новым в том смысле, что оно будет прославленным, но и в том же самом, как имеющем те же составляющие части, которые были и при погребении. Гарантия воскресения, как я понимаю, это участие в теле и крови Иисуса. Давайте прочтем этот стих снова:

«…ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную…»

Не будет иметь, дорогие друзья, но имеет.

«…и Я воскрешу его в последний день…»

Это сказал Тот, Кто никогда не говорил неправды, поэтому это гарантировано.

Когда моя первая жена Лидия была призвана домой Господом, то произошла тяжелейшая и самая горькая вещь в моей христианской жизни. Я хочу сказать вам, мои дорогие братья и сестры: смерть очень реальна. В ней нет ничего приятного, она жестока. Ни одна религия, которая не дает ответа смерти, не отвечает нуждам человечества. Единственная религия, которая имеет подобный ответ — это христианство.

Я был проповедником около 30-ти лет, но когда моя жена была забрана домой, то я сидел и спрашивал сам себя: верю ли я сам в то, что проповедую? Я проповедовал о том, что будет воскрешение и воссоединение. И вот пришел момент, когда я задал себе вопрос о том, верю ли я сам в это? Я размышлял об этом трезво и честно, и ответил сам себе, что действительно верю в это. И если бы я не верил этому, то был бы человеком полностью лишенным надежды.

Когда близкие и дорогие нам верующие во Христа умирают, то мы скорбим. Но не так как мир скорбит, потому что мир скорбит, не имея надежды. Но мы имеем надежду. Праведник имеет надежду в своей смерти. Потеря друга не сравнима ни с чем, это подобно тому, как вашу собственную плоть и кровь отторгают от вас.

Нет ничего, что бы могло удержать нас при этом, кроме этого слова. И чем чаще мы участвуем в вечере, тем глубже будет наш мир, когда придет жизненный кризис.

Перейдем к стиху 55:

«Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие; ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем…»

Здесь употреблено настоящее продолжительное время: кто продолжает есть Мою плоть и пить Мою кровь, тот продолжает пребывать во Мне и Я в нем.

«…как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною…»

Иисус жил в полной зависимости от жизни Отца. Источником Его жизни был Отец. И когда Иисус идентифицировал Себя с нашими грехами, Он был отрезан от Источника Своей жизни и умер. Точно так же как Бог Отец является источником жизни для Своего Сына Иисуса, так Господь Иисус является источником жизни для каждого истинного верующего. КАК ИИСУС ЖИЛ ОТЦОМ, ТАК И МЫ ДОЛЖНЫ ЖИТЬ ИМ.

Наша жизнь зависит от Него и от продолжающихся взаимоотношений с Ним. Иисус говорит:

«…как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною…»

Когда мы причащаемся этими символами Его Тела и Крови, мы причащаемся от источника жизни. Стих 58:

«…сей-то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек.»

Знаете, что самое восхитительное в этих словах? То, что это истина. Меня всегда благословляет в Библии то, что большинство действительно важных вещей сказаны простыми словами. Тот, кто ест хлеб сей, жить будет вовек — это так, и это истина.

Давайте перейдем к третьему аспекту в отношении к Телу Христа, к приобщению или принятию вместе. Посмотрим 1-е Коринфянам 10:16:

«…чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?»

Итак, когда мы участвуем в хлебе и чаше, мы приобщаемся Телу Христа. Мы приобщаемся ко всем находящимся рядом верующим. Мы напоминаем, что являемся частью огромного сообщества. Мы можем быть очень маленькой группой, незначительной в наших собственных глазах и собранной случайно, но когда мы делаем это с осознанием духовной реальности, мы видим себя частью пребывающей группы людей, которая начала движение в Новом Завете, дошла до наших дней и продолжает идти дальш.

Странно, что в последнее время я вспоминаю о моем англиканском наследии. Но я помню, что в англиканской церкви мы праздновали праздник, который назывался Днем всех святых. Когда я стал пятидесятником, то забыл всё о Дне всех святых, говорю это с сожалением. Но затем, когда Господь призвал мою жену домой, впервые я был не в состоянии проповедовать, это был единственный случай, когда я отступил от своего призвания проповедовать. Две или три недели после смерти Лидии я просто говорил людям: «Сожалею, но я не готов проповедовать». А затем я подумал, что не смогу угодить ей больше ничем, поэтому зачем же мне сидеть дома? Если бы она была здесь, то она бы хотела, чтобы я пошел. Итак, я принял решение пойти на ближайшее служение. Им оказалось общение католиков-харизматов. Конечно, это было прежде всего католическое собрание. И вы знаете, что я обнаружил? Это был День всех святых. И вы знаете, что они праздновали? Причастие ко всему Телу Христову. Не просто с теми людьми, которые находятся на земле, но и с теми, которые прошли перед ними.

Это было первое открытое служение, в котором я принял участие после смерти Лидии. Ничто не могло быть более подходящим. Внезапно я увидел что-то, что я должен знать ясно — существует реальная завеса, которая отделяет этот мир от мира иного, и это очень тонкая газовая завеса. Темная, тяжелая завеса — в этом мире между теми, кто верят, и теми, которые не верят.

Я должен вам кое-что рассказать. Лидия была самым смелым человеком из тех, кого я когда-либо встречал в своей жизни. Она была очень прямым человеком. Она никогда не говорила того, чего не думала. За все годы нашей совместной жизни я никогда не слышал, чтобы она говорила чего-то, что не думала. Она была датчанкой. Если вы знаете европейскую культуру, то наиболее прямолинейной нацией Европы являются датчане. И самым откровенным датчанином была Лидия! Я скажу вам, что мне необходимо было несколько приспособиться для жизни с человеком, который настолько открыт. Она порой говорила мне: «Вы, британцы, – нация дипломатов, никому не известно, когда вы говорите то, что действительно думаете». Пожалуй, это несколько преувеличено, но это правда.

Итак, Лидия вышла из лютеранской церкви Дании и мне необходимо быть осторожным, рассказывая ее историю. Она была одним из первопроходцев пятидесятнического движения и пережила крещение в Святом Духе, не понимая, что с ней происходит. После этого она приняла вызов быть крещенной по вере через погружение в воду. После этого она прошла через скандал буквально со всей Данией, которая, на самом деле, является не очень большой страной.

Ее история описана в книге «Назначение в Иерусалим». Датский парламент рассматривал ее дело в отношении того, может ли она остаться учителем датской государственной школы после того, как она сделала что-то настолько еретическое, как крещение по вере. Американцы с трудом смогут понять эту культуру, но это очень реально в Европе. Более того. Около пятидесяти лет Лидия была втянута в войну с лютеранской церковью. Для любого лютеранского пастора она была подобна красной тряпке, которой размахивают перед быком.

Около двух лет до того, как она умерла, дорогой брат в Господе Том Ходгинс позвонил мне и сказал, что хочет приехать и встретиться со мной для того, чтобы получить совет. Итак, он приехал, и мы общались вместе какое-то время. В тот период Лидия имела реальные глубокие духовные проблемы. Она даже сомневалась о своем собственном спасении. Я читал о том, что такое случалось с мужчинами и женщинами Божьими, но я не знал подобных случаев с кем-то, кто был настолько близок ко мне. Том Ходгинс имел определенное служение в слове знания. Когда он консультировал и молился за людей, то получал очень наглядные картины в разуме о нуждах, проблемах или обстоятельствах этих людей. Мне было известно об очень примечательных случаях из его практики. Итак, я сказал ему: «Перед тем как ты уйдешь, я хотел бы, чтобы ты поговорил с Лидией и, может быть, ты поможешь ей найти источник ее проблемы». Когда мы собрались молиться, то я подбодрил его: «Не смущайся — если Бог покажет тебе что-то, то скажи об этом. Не будь слишком почтительным». И вот, мы втроем помолились вместе некоторое время в нашей гостиной, и я спросил Тома: «Ты видел что-нибудь?» Он ответил: «Да, я видел большое церковное здание. Оно было скорее пусто, имело мозаику в окнах и хорал». Потом он обратился к Лидии: «Есть ли у вас что-то общее с этим?». Она сказала: «Абсолютно ничего». Тогда я попросил: «Подождите минутку», и обратился к Тому: «Не думаешь ли ты, что это может быть лютеранская церковь?» Он сказал: «Да, что-то в этом роде». Тогда я спросил Лидию: «Что ты думаешь о лютеранской церкви?» Она ответила: «Я ненавижу их». Я сказал: «Ты не можешь ненавидеть никого — это запрещено. Тебе надо покаяться». И она покаялась. И это был поворотный момент. После этого она вышла из тьмы во свет. Бог привел это в порядок, потому что через два года Он забрал ее домой.

Позвольте сказать вам, что ЕСЛИ ВЫ ВО ТЬМЕ, ТО ПРОВЕРЬТЕ СВОЕ ОТНОШЕНИЕ, СВОИ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ. ЕСТЬ ЛИ КТО-ТО, КОГО ВЫ НЕНАВИДИТЕ, ИЛИ КОГО ВЫ НЕ ПРОСТИЛИ?

Спустя где-то год после смерти Лидии я был приглашен проповедовать на лютеранской харизматической конференции, которая проводится каждое лето в городе Миннеаполис. Это было славное время. Я имел привилегию три дня подряд проводить библейские курсы для девяти тысяч человек. Затем, в конце конференции, мы всем собранием около четырнадцати тысяч человек участвовали в евхаристии. Я больше не был на сцене и был очень счастлив занять свое место в аудитории среди других христиан, просто на одной скамье с другими людьми.

Я сказал Джиму Джексону, который был в числе организаторов этой конференции, что не против того, чтобы служить причастием, но если мне предоставят выбор, то я бы предпочел быть просто членом собрания. Я хотел бы каким-то образом исчезнуть из центра внимания, затеряться среди других и участвовать в вечере с Господом и Его Телом очень интимным и личным образом.

В общем, так оно и произошло. Я не знаю, покоробит ли это вашу теологию, или нет, но когда я сидел там, участвуя в лютеранской евхаристии, то в первый раз за все время, когда я принимал вечерю, это было сделано мной так, как никогда в моей жизни до того.

Я знал, что приобщаюсь тела и крови Господа. Я не просто верил в это, но знал это. Я хочу сказать и надеюсь, вы примете это, что когда я сидел в том лютеранском собрании, участвуя в лютеранской евхаристии, я имел послание от Лидии во славе. Я не знаю, верите вы этому или нет. Если вы не верите этому, то вам лучше проверить это в вашей Библии. Не хочу говорить, что она сказала это, но вот что было передано мне: «Я рада, что ты здесь из-за меня». Я увидел, насколько уместно было присутствие меня и ее в том лютеранском собрании. Я пережил это как акт любви, сопричастия и примирения с моими лютеранскими братьями и сестрами, и не только в моих отношениях, но и в ее отношениях. И тогда приобщение вместе Тела Христова для меня стало настолько реальным. Когда мы преломляли вечерю тем вечером, в своем духе я мог видеть всех святых, которые ушли раньше, разделявшими вместе с нами ознаменование смерти Господа.

Есть одно, что объединяет всех верующих всех времен и народов, деноминаций и традиций — это смерть и воскресение Господа Иисуса Христа.

Итак, вот эти три аспекта в отношении Тела Христова:

1. Признание или различение;
2. Участие;
3. Приобщение или принятие вместе.

В отношении к миру

Сейчас, в заключение, увязав это вместе, позвольте мне просто сказать об одном аспекте причастия в отношении к миру, к неверующим. Ключевое слово, которое я использую -это отделение.

1-е Коринфянам 10:20-21:

«Нет; но что язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу; но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами. Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской.»

Для меня это означает, что участвуя в вечере, мы проводим черту разделения между нами и всем сатанинским в любом его проявлении или форме: вовлечением в оккультизм, празднованиями, которые не прославляют Христа и т.д. Мы не можем стоять ногами одновременно в двух лагерях. Я постоянно стараюсь убедиться, что мы не храним в нашем доме никакой публикации, которая бесчестит Иисуса Христа.

Моисей сказал детям Израиля в конце 7-й главы Второзакония, что если они внесут заклятые вещи в свой дом, то сами подпадут под проклятие. Братья и сестры, я надеюсь, что некоторые из вас сделают чистку в доме. Не храните даже маленького изображения Будды. Не оставляйте никаких знаков Зодиака и гороскопов. Понимаете? Эти вещи демонические и вы не можете участвовать в трапезе Господней и трапезе бесовской. Вы не можете выставлять вещи сатаны и предметы Господни.

В заключение я хочу прочесть из Книги Ездры, чтобы подчеркнуть этот последний момент. Книга Ездры описывает восстановление храма переселенцами, вернувшимися из Вавилона. Первые три стиха четвертой главы так ясно показывают разграничение между теми, кто является Божьим народом, и теми, кто не является Божьим народом. Ездра 4:1-3:

«И услышали враги Иуды и Вениамина, что возвратившиеся из плена строят храм Господу, Богу Израилеву…»

Обратите внимание — это был храм едино-истинного Бога. Это был Его Храм.

«…и пришли они к Зоровавелю и к главам поколений, и сказали им: будем и мы. строить с вами, потому что мы, как и вы, прибегаем к Богу вашему, и Ему приносим жертвы от дней Асардана, царя Сирийского, который перевел нас сюда.»

Если вы знаете историческое подгрунтье, то эти люди, которые населили землю Израильскую после переселения иудеев, имели очень смешанное поклонение. Они частично исполняли закон Моисеев, одновременно с этим практикуя язычество и бесовщину — это была смешанная форма поклонения. Но когда они увидели, что Божий народ строит Божий дом, они сказали: «Позвольте и нам присоединиться к вам, потому что мы хотим участвовать в этом». Вот ответ лидеров иудеев на их просьбу:

«И сказал им Зоровавель и Иисус и прочие главы поколений Израильских: не строить вам вместе с нами дом нашему Богу…»

«Не пытайтесь пересечь эту линию разделения. Ваш бог и наш Бог — это не то же самое, даже если вы соблюдаете что-то, что соблюдаем и мы.»

«…мы одни будем строить дом Господу, Богу Израилеву…»

Я хотел бы извлечь три ключевых слова отсюда. Слова «мы одни» (в англ. буквально: «мы сами вместе» — прим. перев) — для меня подводят итог этого послания. «Мы» — говорит о множестве, т.е. весь народ Божий вместе. «Сами» — говорит об отделении. Только мы и без вас. «Вместе» — говорит о единстве. Это то, где мы находимся.

1) множество — Тело состоит из многих, многих членов;
2) отделение от других — бескомпромиссность к сатанинским элементам;
3) единство — мы будем делать это вместе.

Позвольте мне кратко перечислить все семь аспектов служения хлебопреломления.

Во-первых, в отношении Христа три аспекта:

1) провозглашение,
2) Запоминание,
3) предвосхищение.

Во-вторых, в отношении Тела Христова три аспекта:

1) признание или различение,
2) участие,
3) приобщение или принятие вместе.

Последнее, в отношении к отвергающему Христа миру: отделение. «Вы не имеете части -мы сами вместе будем строить».

Аминь.

Выбор правильного общения

В греческом словаре Нового Завета есть одно очень важное слово, описывающее отличительный образ жизни, которому положено начало в Новом Завете — это слово koinonia («койнония»). Имя существительное koinonia образовано из прилагательного koinos — общий. «Койнония» буквально и прежде всего имеет значение «иметь общим». Если два человека или большее количество людей имеют что-то общее, то они имеют в этом «койнонию». Если есть какая-то область, в которой они не имеют общего, то в этой области у них нет «койнонии».

О первоапостольской церкви в Иерусалиме было сказано, что «всё у них было общее» (Деян. 4:32). Это была полная «койнония», общность, как плод истинного единства и разделения жизни с Богом и Божьим народом. Для полного духовного удовлетворения вам необходимо такого рода взаимоотношения общности и единства. Без этого, вы никогда не будете иметь полноты того, что Бог предназначил для вас. Это в равной степени истинно как для безбрачных людей, так и для семейных пар. Все мы нуждаемся в том, чтобы стать частью чего-то большего, чем мы сами.

В 1-м Коринфянам 12:12-27 Павел сравнивает верующих с различными членами, которые составляют одно тело. Он объясняет, что ни один член не может функционировать эффективно в одиночку. Каждый нуждается в других. Стих 21:

«Не может глаз сказать руке: „ты мне не надобна“; или также голова ногам: „вы мне не нужны“.»

Каждый из нас, верующих, лично может достичь истинного удовлетворения и полноты только при вхождении в посвященные взаимоотношения с другими верующими, соединяясь таким образом, чтобы мы смогли вместе с ними функционировать как один организм.

Взаимоотношения такого рода не являются чем-то необязательным — это основа для вашего собственного благополучия. Давайте посмотрим 1-е Иоанна 1: … если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение («койнонию») друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха.

Вступительное «если» ставит нас перед двумя взаимосвязанными фактами духовного опыта:

1) Основным свидетельством того, что мы ходим во свете, является то, что мы имеем «койнонию» — общность с Богом и другими верующими;
2) Если мы не имеем общности («койнонии»), — то больше не переживаем очищения кровью Иисуса Христа — единственного, что может удержать нас в чистоте и свободе от греха.

Наша ответственность за жизнь в общности с группой посвященных верующих определена также в Послании к Евреям 10:24-25:

«…будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам; не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но будем увещевать друг друга, и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного.»

Здесь опять звучат две родственные истины:

1) мы ответственны за ободрение и вдохновление друг друга;
2) мы можем делать это, если не забываем «свое собрание». Последняя фраза явно говорит, что все мы будем связаны с группой, которую сможем с определенностью назвать «лично нашим собранием».

Основной шаг, который приводит нас к взаимоотношениям такого рода, тот же, который вводит нас в правильные взаимоотношения с Богом и нашим супругом в браке, — это посвящение. Однако это не посвящение себя другой личности, но группе, которая связана взаимным посвящением ее членов. Если вы уже сделали посвящение Богу и вашему партнеру в браке, то вы должны повторить это для другого вида посвящения — для посвящения группе близких верующих.

К сожалению, не всегда легко найти в современном христианстве группу тех, кто практикует настоящее, обоюдное посвящение на здравом библейском основании. Однако если вы признаете перед Богом свою нужду в присоединении к группе такого рода, и затем пойдете дальше — будете прилежно искать Его для получения направления от Него, то можете быть уверены, что Он покажет вам, что делать.

Помните, что Бог обещал вознаградить тех, кто ищет Его (Евр.11:6). Если вы искренни и серьезны в искании Его, то вы получите вашу награду.

Как руководство к определению группы такого рода, которая восполнит вашу нужду, есть девять вопросов, на которые вы должны ответить, до того, как вы сделаете какое-либо определенное посвящение:

1. Почитают и превозносят ли эти люди Господа Иисуса Христа, живут ли под Его господством?

2. Признают ли они безоговорочный авторитет Писания?

3. Предоставляют ли они возможность действовать Святому Духу?

4. Проявляют ли они любовь, жертвенность, теплое и дружеское отношение?

5. Ищут ли они применения своей веры в практической, повседневной жизни?

6. Строят ли они между собой практические библейские взаимоотношения, которые выходят за рамки простого посещения служений?

7. Осуществляют ли они пасторскую заботу, которая охватывает все ваши нужды?

8. Открыты ли они к общению с другими группами христиан?

9. Чувствуете ли вы себя «как дома» среди них, можете ли сказать, что это «то, что вы искали»?

Если ответ на все или на большинство из этих вопросов положительный, то вы на правильном пути. Однако продолжайте искать Господа до тех пор, пока не получите ясное Божье водительство. Помните, что вы, скорее всего, не найдете «совершенной» группы. Более того, даже если найдете, то присоединившись к ней, вы приведете к тому, что она больше уже не будет совершенной!

Наконец, есть одно слово как ободрения, так и предупреждения, Псалом 67:7:

Бог одиноких вводит в дом, освобождает узников от оков; а непокорные (бунтующие) остаются в знойной пустыне. Если вы одиноки, то Бог введет вас в дом — в духовную семью из братьев и сестер во Христе, соединенных друг с другом взаимным посвящением. Если вы узник обстоятельств или злых сил, то Бог освободит вас и выведет вас на свободу. Но здесь находится и предупреждение о том, что если вы непокорны, по-бунтарски настроены, то вы по-прежнему останетесь в знойной пустыне.

В конечном итоге, единственным барьером, который сможет удержать вас от того, чтобы найти ту общность («койнонию»), в которой вы нуждаетесь, будет ваше собственное внутреннее отношение гордости или эгоизма, или неуступчивого индивидуализма. Попросите Бога показать вам, есть ли такие барьеры в вашей жизни, и если они есть, то разбейте их.

В Псалме 26:4 Давид выражает глубочайшее желание своей души:

«Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей…»

Выражают ли эти слова Давида глубокое желание вашей души? Если это так, почему бы вам не повторить их в молитве? Если вы чувствуете себя способным молиться своими словами, то сделайте это. Но если и вы не можете выразить свое желание, то можете использовать следующую молитву:

Господь, я одинок и неудовлетворен, и я признаю это. Я желаю «пребывать в доме Твоем» — быть частью духовной семьи посвященных верующих. Если есть какие-то барьеры во мне, то я прошу Тебя убрать их. Приведи меня в группу, в которой это мое желание будет исполнено, и помоги мне сделать необходимое посвящение себя им. Во имя Иисуса Христа. Аминь.

Причастие называют еще Вечерей, Хлебопреломлением. Она имеет силу для нас. И заключается сила не в мистическом действии. Потому что мы верим в эти символы и знаем, что означает. Если для кото-то это мистическое принятие крови и тела того Иисуса, который висел на кресте, это не принесет пользы. Но если принимаете кровь Иисуса, который живет сейчас, тогда причастие будет иметь могущественное действие на вашу жизнь. Все, что происходит в жизнь происходит по вере. Причастие имеет для тебя силу на столько, на сколько велика вера твоя в этом вопросе. Чтобы иметь крепкую веру, в основание нужно положить Библию.

26 И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.
27 И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,
28 ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.
(Матф.26:26-28)

Иисус отдал свое тело и пролил кровь, чтобы утвердить Новый завет между Богом и человеком. Старый завет заключался в том, что израильский народ в раскаяние за свои грехи приносили символические жертвы.  В осознании того, что грешны. Проливая кровь невинного за их грехи животного, они верили, что прощены. Новый завет, и в чем изменение? Если в Ветхом люди символически очищались от своих грехов, то в Новом – мы имеем прощение через совершенную жертву.

Что это была за вечеря? Пасхальная вечеря. Была каждый год. Кушали ягненка и кровью его мазали косяки дверей. Это была защита от гибели. В этот самый вечер Иисус сказал, что наступает Новый завет. Ко кресту будет пригвождено его изувеченное тело. Иисус подал чашу и сказал, что это есть проливаемая кровь. Что было в чаше? Реальная кровь? Это было вино. Был символ того, что в реальности произойдет очень скоро. Когда в реальности Его убьют за наши грехи. Казни заслуживает каждый человек. Нет ни одного, кто-бы не согрешил? Праведники ли вы без Иисуса? Будучи честными мы знаем себя. И знаем характер. Начав прекрасно свой день, завершить его можем с кучей грехов. Заглянув честно в свое сердце понимаем, что праведности своей нет ни капли. Все подарено. Иисус подал им чашу и сказал, что это кровь Нового завета. В крови Иисуса есть сила, чтобы ты освободился от греха. Может ты хороший человек, но не можешь простить обиду, или блуд, или алкоголь давлеет над твоей жизнью, то знай. В Иисусе ты можешь от всего этого освободиться. Слово стало плотью и обитало среди нас. Иисус говорил о истине. Какую оставил. Делая это мы символически принимаем Его слово. Оно приносит в мою жизнь истину Божью. Оно делает меня другим человеком. Если не ищем этого, никаких изменений не произойдет. Иисус насильно никого не меняет. Кто-то еще не разочаровался в себе, в своей силе. Грех, куда бы он не пришел, превратит все в кошмар. Человек, который знает свою слабость, свой предел, будет становиться не слабым, а сильным. Раньше он приносил в жизнь других людей огорчение, а теперь будет приносить радость. Такой человек станет похожим на Иисуса. Вечеря господня. Все, кто по вере принимает её, мы станем… Иисус ожидает, что не только хлеб войдет, но и Его слово.

Кто-то уже понимает, что Бог есть и нужно иногда принимать причастие. Но как религиозный акт, в отрыве от веры не принесет счастья. Это только символ. Они только напоминают о том, что должно быть в жизни. Когда принимаем хлеб, мы говорим, что не просто в церкви, чтобы принимать хлеб, но чтобы менялась жизнь. Слово раскрывает нам сердце Отца.

Что делает кровь Агнца в нашей жизни. Если в Ветхом завете ангел-губитель не мог войти в дома с кровью агнца на косяках, то губитель не войдет в твою жизнь, если косяки твоего сердца помазаны кровью Христа. Спросишь ли, что за губитель? А когда ты не можешь меть детей, когда бизнес проваливается, когда постоянно злой рок преследуют, это разве не губитель?

Молодые резвые парни садятся за руль и потом гибнут и все вместе с ним. Не губитель ли это? Мы должны быть зрелыми людьми. Мы должны понимать, что есть тот, кто противится. Мы не гуляем по ромашковому полю безопасному. Есть враг человека, губитель душ. Жизнь поправит розовые очки. В жизни есть и радость и горечь. Есть радость и веселье, есть и мученье. Когда рука болит это не так больно. Если над твоей жизнью кровь Агнца, губитель не войдет в твою жизнь.

23 Ибо я от Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб
24 и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание.
25 Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание.
26 Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет.
27 Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней.
28 Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей.
29 Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем.
30 От того многие из вас немощны и больны и немало умирает.
31 Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы.
32 Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром.
(1Кор.11:23-32)

Библия говорит, что у нас есть не только привилегия, но есть и ответственность. Кто пьет недостойно и не рассуждая о теле Господнем, тот есть и пьет в осуждение себе. Мы должны понять. Наша вера – это святыня. Эта вечеря – символ тех отношений, какие имеем с Иисусом. Люди, которые не верят в искупление, но хотят быть религиозными как все. Это не принесет пользу. А может быть и вред, поскольку этим прикасаются к святости Бога. Если хотим действительно благополучия для детей, нужно наставить их в учении. Если ребенок недостаточно зрел для этого, или легкомысленно делает, не нужно делать это за компанию. На Небеса за компанию не пропускают. Нужно детям объяснять, что мы слушаем Его слово. Мы слушаемся. Это ключевое. Мы принимаем кровь Иисуса, потому что Бог нас простил. Если не понимают это, лучше не нужно. Библия говорит, что от того многие из вас больны, немощны и умирают. Кто-то скажет, неужели в Новом завете Бог может так наказать? Если человек совершает что-то неосознанно, это одно. Но мы то все наставлены.

Принимая причастие, испытывай себя. Знай, оно будет иметь в тебе столько силы, сколько слова в тебе и веры в кровь Агнца.

10 И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь.
11 Они победили его кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти.
(Откр.12:10,11)

Благодаря чему сатана замолчит в вашей жизни? Некоторые люди боятся сглаза. Незаслуженное проклятие не сбудется. Если не заслуживаешь, то и бояться нечего. Я спасен не от своих дел, но по благодати. Верою, что принят в любящую семью. В эту кровь нужно верить и о ней свидетельствовать.

13 и вас, которые были мертвы во грехах и в необрезании плоти вашей, оживил вместе с Ним, простив нам все грехи,
14 истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было против нас, и Он взял его от среды и пригвоздил ко кресту;
15 отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою.
(Кол.2:13-15)

Здесь говорится о работе крови Христовой в жизни людей. Бог простил нам все грехи. Если кто-то находится во власти греха, скажи, что Бог его простил. Может люди говорили, что они святые, а Бог дал десять заповедей, чтобы показать, что они грешники. Достаточно одной статьи нарушения Уголовного кодекса, и тебе дадут судимость. И это человеческий закон. И вот это бывшее о нас рукописание Иисус отменил. Когда я свободен от тьмы? Когда во мне горит свет Божий. Учением истребляется рукописание бывшее против тебя. Пока в твою голову не вошло учение, пока ты не научен, это рукописание продолжает действовать против тебя.

15-й стих очень важен. Кому-то во сне приходят демоны… можете рассмеяться им в лицо. Потому что у них отняли силу. Христос унизил демонов, бесов, сатану. Публично унизил. Показав, что сегодня живете не под их властью. Они не сложили добровольно оружие, потому что им стало стыдно. Он отнял у них всякую силу, которой влияли на людей.

В Крыму служит мой тёска, пастор Юрий. Был бизнес и семья. Он достаточно высоко поднялся, будучи не из обеспеченной семьи. Но одно время не туда его понесло. Начал интересоваться потусторонними вещами. Бесы пришли в его жизнь. Они его просто на веревки резали. Издевались над его жизнью. Попал в психушку. Я просто видел, как они смеялись через окна надо мной. После выхода он был никому не нужен. Он шел просто по улице. Какой-то человек стоял перед ДК. Он понимал, что если Бог не поможет, уже ничего не поможет. Какой-то человек сказал, что Бог ему нужен. Тебе нужно к Богу. Он зашел в ДК, и то, что испытал на служении, невозможно предать. Он зашел, а бесы не могли зайти. Он почувствовал себя свободным человеком. Он еще долго сражался.
Сейчас свободный человек. Есть семья. Не шизик. Прошел все медкомиссии. Нигде не числится. Пока мы не сталкиваемся с этими вещами, мы думаем, что все это не серьезно. Иисус отнял силы у начальств и властей. Я благодарю моего Бога за то, что он дал мне полную свободу от демонов и бесов. Дал жить свободной жизнью во Христе Иисусе.

Отец небесный. Мы принимаем в свою жизнь не только этот хлеб, но и слово Господа. Мы благодарим за драгоценную кровь. Мы принимаем это вино, исповедуя, что в нашу жизнь приходит сила Иисуса Христа. И наша судьба защищена и покрыта Господом Иисусом. Отец, склоняемся пред Тобой. Мы не верим в мистику, и вы страхи, но верим в Твое слово. Мы принимаем эту кровь как истину, которая сделает нас свободными.

Когда ты испытаешь демоническое давление, дьявол попытается нагнать страх, хочу, чтобы ты поднял руки кверху и сказал, что свободен от греха и расплаты за грех. Это сделала кровь Христа.

Чтобы понять, что услышали в словах Иисуса Его ученики на Вечере, нам необходимо разобраться в том, какой именно смысл вкладывался тогда в утраченное в нашей культуре понятие ‘завет’.

Библия так говорит о причастии: Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? (1Коринфянам 10:16). Словом ‘приобщение’ здесь переведено греческое понятие койнония, обозначающее единение, единство, пребывание вместе, сопричастность (этим словом в греческом языке обозначаются, например, взаимоотношения настоящих друзей).

Что же говорит Писание в Вечере Господней, о причастии?

Это может показаться удивительным, но, как и в случае с крещением, Библия практически ничего не говорит о ‘технической стороне дела’. Так много ведется споров вокруг этого вопроса, Писание же обходит его молчанием! Может, этот вопрос вообще не является важным? Или, может, в словах Писания современники апостолов видели нечто, с чем мы сегодня не знакомы? Единственное место Библии, где обсуждается практика хлебопреломления — это одиннадцатая глава Первого Послания к коринфянам. Но даже там не говорится о правильной практике, а осуждается то, как практиковалось причастие в Коринфе.

Коринфская церковь была одной из самых проблемных церквей новозаветного времени, и Павел неоднократно писал туда, помогая общине исправить допускаемые ею искажения. Два таких письма вошли в канон Священного Писания и дошли до наших дней (то, что это не единственные письма Павла в Коринф, видно из их текста). Странно, что сегодня многие церкви пытаются строить свои богословие и практику на примере именно коринфской церкви, все рекомендации которой указывают на то, как делать не следует. Но мы благодарим Бога, обращающего наши слабости нам же на благо. Он делает добро из зла, потому что в этом падшем мире больше его делать не из чего. И если бы не было таких серьезных проблем в коринфской церкви, Павел не написал бы туда этих писем, и мы бы не имели текста, на который можем опираться сегодня:

Далее, вы собираетесь, так, что это не значит вкушать вечерю Господню; ибо всякий поспешает прежде других есть свою пищу, так что иной бывает голоден, а иной упивается. Разве у вас нет домов на то, чтобы есть и пить? Или пренебрегаете церковь Божию и унижаете неимущих? Что сказать вам? похвалить ли вас за это? Не похвалю. Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть Новый Завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет. Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает. Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы. Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром. Посему, братия мои, собираясь на вечерю, друг друга ждите. А если кто голоден, пусть ест дома, чтобы собираться вам не на осуждение (1 Коринфянам 11:20-34).

Итак, когда коринфяне собирались на Вечерю Господню (что бы это ни значило), каждый приносил свою пищу. Кто побогаче, у того пища была получше. Приходил он раньше других, и, никого не дожидаясь, начинал есть. Когда же, окончив работу, приходили бедные, пришедшие раньше были уже и сыты, и пьяны, и братского общения, почему-то не складывалось. Как говорится, сытый голодному не товарищ. Потому-то Павел и пишет: поступая так, вы пренебрегаете Церковь Божию и унижаете неимущих. Неужели у вас нет домов, чтобы есть и пить?

Павел не использует по отношению к Вечере Господней каких-либо особых терминов, отличных от бытового языка. Словом ‘едите’ переведено обычное греческое слово фаго, которым означается еда, как процесс; ‘вечеря’ — дейпнео, что означает всякий прием пищи, трапезу. ‘Есть’ — естио (еда, как акт), ‘пить’ — пино. Речь явно идет об обыкновенной пище: вы собираетесь поесть, но делаете это не так, чтобы это была Вечеря Господня, потому что тот, кто пришел раньше не ждет остальных и богатые пренебрегают неимущими. Чтобы ваша трапеза стала Вечерей Господней, в нее нужно внести два изменения: (1) ждите друг друга, (2) не забывайте, почему собрались — рассуждайте о Теле Господнем.
Павел пишет:

ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть Новый Завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет (1 Коринфянам 11:23-26).

Произошло нечто поразительное. Совершенно привычным вещам Иисус придал абсолютно новое значение. Дело в том, что церковь — это семья. Где семья собирается чаще всего? За столом, на общей трапезе. И в то время существовало два элемента, обязательных при любом приеме пищи, будь то пышный царский банкет или скудная нищенская трапеза: если не было этих элементов, значит, еды не было. Первый элемент, без которого нельзя обойтись — хлеб, второй — вино. До открытия пастеризации и изобретения холодильных установок вино было единственным напитком, который можно было заготавливать и хранить. Вино и хлеб присутствовали на любой трапезе, и уже сами по себе представляли минимально возможную трапезу. Таким образом, выражение ‘всегда, когда будете есть хлеб и пить вино’ означает — всегда, когда собираетесь за одним столом. Иисус, по сути дела, сказал, что теперь, всякий раз, когда вы едите, вы делаете это в воспоминание обо Мне, вы возвещаете смерть Господню. Для остальных людей это будет просто еда, банкет, трапеза, вы же собираясь за столом, будете видеть в этом совершенно другой смысл, и уже никогда не сможете делать это как раньше.

Очень хорошую аналогию можно найти в книге Антуана Экзюпери ‘Маленький принц’. Помните, когда маленький принц собирался покинуть летчика, он повел его ночью в пустыню, показал на звезды и сказал: ‘Это — мой подарок тебе. Теперь, всякий раз, когда ты будешь смотреть на звезды, ты будешь знать, что там есть моя звезда, и всегда будешь слышать мой смех. Все остальные будут видеть просто звезды. Но для тебя звезды больше не будут звездами, а превратятся в тысячи маленьких колокольчиков, которые звенят моим смехом’. Вот так Иисус, взяв самые обыкновенные предметы, наделил их иным, невидимым для других, духовным смыслом, сделав их напоминанием о Себе и о Своей жертве. Случайно зашедший человек скажет, что вы едите хлеб и пьете вино, для вас же это — объединяющие вас спасительные Тело и Кровь Христовы. И Павел говорит, что теперь, если вы, собравшись вместе поесть, не рассуждаете о Теле Господнем, вы участвуете в этом недостойно, едите и пьете собственное осуждение. Тот, кто торопится съесть свою пищу в одиночку, ест не пищу, а собственный приговор.

Стоит заглянуть в Библию, многие вопросы отпадают сами по себе. Один из таких вопросов — как часто можно участвовать в Вечере Господней? Не слишком ли это часто — каждую неделю? Давайте вспомним практику иерусалимской церкви: они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах (Деяния 2:42); и каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца (Деяния 2:46).

Иерусалимская церковь вообще была уникальна в своем роде. Ее члены продавали свое имущество, отдавая деньги апостолам. Эта церковь буквально вложила себя в дело благовестия. Пройдет всего пара десятков лет, и от Иерусалима не останется камня на камне, но эта церковь ничего не потеряет. И когда гонения рассеют ее членов по всему лицу земли, у них повсюду окажутся братья и сестры, готовые принять их. Пока же они каждый день проводят в храме, внимая учению апостолов, а потом расходятся по домам, где, преломляя хлеб, принимают пищу в веселии и простоте сердца. Каждый день — часто это или нет, приемлемо ли это? Их практика полностью соответствовала тому смыслу, который придал Вечере Господней Иисус: всякий раз, когда собираетесь на трапезу, вы возвещаете смерть Господню.
Зачастую приходится слышать противоположное учение: мы принимаем участие в реальной трапезе, которая символизирует смерть Христову и наше с ним единение. Но символической стала сама трапеза, причащение же в ней Тела и Крови Христовых остается реальным. Сопричастность жертве Иисуса дает нам вечную жизнь — не через физическое насыщение нашей плоти (отцы ваши ели манну в пустыне и умерли), а через Его духовное пребывание в нас, а нас — в Нем, в Его Теле — Церкви. Потому-то всякий раз, когда мы собираемся вместе, мы тем самым возвещаем смерть Христову, и будем делать это доколе Он придет.

По мере того, как церковь становилась общинной, изменилась и периодичность евхаристических встреч. Собрания уже не проходили каждый день, но, как минимум, раз в неделю, во исполнение заповеди: шесть дней работай, а седьмой отдай Господу. В какой же день стали собираться верующие? Евреи праздновали Субботу в субботу, последний день недели (потому этот день недели и получил такое название в русском языке), отмечая завершение Божьего труда по сотворению мира. Ранняя христианская церковь начинает праздновать Субботу в первый день еврейской недели (который у нас называется воскресением), отмечая завершение Божьего труда по искуплению мира, поскольку именно в первый день недели Иисус воскрес из мертвых: Воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине (От Марка 16:9); в тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! (От Иоанна 20:19).

Во второй главе книги Деяний описываются события Пятидесятницы, которая также праздновалась в первый день недели, и именно в этот день Бог излил Свой Святой Дух на Свою Церковь. Так что, первый день недели по еврейскому календарю (седьмой день по русскому) — еще и день рождения Церкви. И мы видим, что в Новом Завете днем евхаристического собрания становится первый день недели: В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба, Павел, намереваясь отправиться в следующий день, беседовал с ними (Деяния 20:7). В этот день христиане славят Бога публичным чтением Писания, проповедью, песнопениями, участием в Вечере Господней, славословием и денежным приношением.

Относительно денежного сбора Павел пишет: в первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние (1-е Коринфянам 16:2). Таким образом, денежные сборы тоже делались в первый день недели. Во многих же церквях утверждают, что еженедельное причастие — слишком часто, тем не менее, собирают приношение каждое воскресение, хотя Писание одними и теми же словами четко говорит о периодичности обоих служений: — в первый день недели.

Христос говорит: сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Всякий раз, когда мы собираемся, мы возвещаем смерть Христову. Даже если бы мы не делали хлебопреломления, собираясь вместе как церковь, мы возвещаем смерть Христову. Иисус же заповедовал нам, каким образом мы должны это делать: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается; сие творите в Мое воспоминание (От Луки 22:19-20). Пусть для неверующего это — всего лишь хлеб и вино, когда мы подходим к этой Трапезе, мы возвещаем смерть Христову, приобщаясь Его Плоти и Крови.

Но все, что мы делаем не во славу Божью; все, что из средства превращается в цель, становится идолом. Идолом могут стать и наше хождение в церковь, и наше участие в Вечере Господней. Стоит лишь позволить этому стать традицией, бездумной привычкой, и мы утрачиваем реальные отношения с Богом, ради которых Христос пошел на Крест — отношения любви.

Когда я был юн и влюблен, я и моя будущая жена были студентами. Мы учились на разных курсах, жили в разных частях города и встречались всего раз в неделю, по пятницам. Представьте, каковы были бы мои чувства, если бы моя возлюбленная сказала: ‘Знаешь, не слишком ли это часто — встречаться раз в неделю? Это может войти в привычку. Поэтому, давай встречаться раз в месяц’. Услышав такие слова, я бы, пожалуй, подумал, что что-то с нашими отношениями не в порядке. Точно так же, если мы находимся в отношениях любви с Богом, то участие в трапезе Господней хоть каждую неделю, хоть каждый день, привычкой стать не может. Если же это становится обязанностью, традицией, значит, утрачено что-то главное, что-то живое, что нас связывает с Ним, и спор о периодичности встреч становится бессмысленным.

Затрагивая вопрос, кто может принимать участие в Вечере Господней, можно услышать множество человеческих мнений и обнаружить множество традиций: ‘только те, кто крещены в этой церкви’, ‘только те, кто принадлежат этой деноминации’, и тому подобное. Писание же говорит об этом совершенно ясно: охотно принявшие слово его крестились, и … постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах. (Деяния 2:41,42). Те, кто охотно, то есть по собственному волеизъявлению, приняли Слово Божие и крестились, заключив Завет с Богом, постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении, преломлении хлеба и в молитвах. Сколько церквей создал Господь? Одну — Церковь Христову! И все, кто являются Божьими детьми, получив усыновление через кровь Иисуса, являются членами этой Церкви. Все верующие были вместе … И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа (Деяния 2:44, 46,47). Именно поэтому мы в своей церкви и практикуем открытое для всех причастие. Это — Вечеря Господня. Это — не наш ритуал, не наша трапеза, это — Его стол, и Он приглашает к нему всех, кого называет друзьями. Мы здесь — лишь слуги, прислуживающие у Его стола. И если к трапезе подойдет кто-то не из нашей общины, а мы скажем ему: ‘Не подходи, мы сначала должны выяснить, кто ты; откуда ты; из какой церкви; правильно ли принимал крещение?’, как на это будет смотреть Иисус?

Представьте себе, пригласили вы своих друзей на банкет (скажем, на день рождения), и у вас есть слуги, которые накрывают и обслуживают праздничный стол. И вот, приходят ваши друзья, а слуги их не пускают! Как вы к этому отнесетесь? Кто угощает — хозяин или слуга? Кто решает, кому можно, а кому нельзя приходить — хозяин или слуга? Мы — всего лишь слуги. Поэтому всякого, кто заключил Завет с Господом, вне зависимости из нашей он церкви или нет, мы рады видеть за одним с нами столом. Это не наш стол — это Вечеря Господня. Господь же зовет всех, и ожидает каждого. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Наша обязанность учить людей, но не в нашей власти их испытывать.

Проходить причастие может по-разному. Иногда мы разносим Трапезу по залу; иногда предлагаем каждому подойти к столу; иногда, став в круг, пускаем хлеб и чашу по кругу. Главное не то, как мы это делаем. Главное в том, что мы, собравшись вместе, возвещаем смерть Господню. Если хлебопреломление для нас — не путь единения со Христом, а самоцель, мы это делаем напрасно. Именно об этом пишет Павел Коринфской церкви: Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает (1 Коринфянам 11:27-30). Обратите внимание: апостол говорит не о том, достойны мы или нет Жертвы Христовой (лишь из любви к нам, недостойным, Господь пошел на нее), а о том, что если мы не испытываем себя, мы недостойным образом подходим к трапезе, не рассуждая о теле Господнем, и оказываемся виновны против Тела и Крови Господней, что ведет к духовной смерти.

Кто хотел бы услышать от Господа такое: вы немощны, больны, а многие и вовсе умерли? Для того-то и сверяем мы свою жизнь с абсолютным стандартом Тела и Крови Господней здесь, у Его стола, чтобы не услышать нам в последний день: знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв (Откровение 3:1). Ты лишь называешься христианином и носишь имя Христово, даваемое перешедшим из смерти в жизнь вечную. Ты называешься им, как будто бы ты жив, но ты мертв. Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим (Откровение 3:2). Вот наша цель — мы должны постоянно бодрствовать в Духе, чтобы утверждать все близкое к смерти, благовествуя жизнь вечную через смерть Христову. Павел говорит: если вы не рассуждаете о Теле Христовом, то вы недостойно принимаете участие в Трапезе Господней, потому-то вы немощны, бессильны, а многие вообще уже умирают. Словом ‘умирают’ переведено греческое коймао, от которого происходит русское ‘кома’, и, по сути, Павел говорит: с виду вы еще живы, но многие из вас уже впали в кому, утратив реальную связь с Подателем жизни.

Ни ритуал, ни хлеб, ни вино не дают жизнь вечную, но реальное Тело Христово, ломимое за нас, реальная Кровь Христова, пролитая за нас. Дух животворит,- говорит Иисус,- плоть же не пользует нимало. В чем разница между живым и мертвым? Живой человек, упав, может подняться, отряхнуться, и продолжать путь. Если живой поранился, рана способна зажить. Мертвое же тело встать не может. Однажды упав, оно начинает гнить и разлагаться, и любое повреждение лишь ускоряет этот процесс — способность к заживлению утрачена.

Для того, чтобы поддерживать физическую жизнь, нужно постоянно питаться физической пищей. Отказавшись от нее, долго не протянуть. Что же является духовной пищей, дающей жизнь вечную? Христос. Его Жертва. Его Кровь, пролитая во оставление наших грехов. Его Тело, ломимое за каждого из нас. Это — единственный источник жизни. Если мы потеряли связь с Ним, становимся духовными дистрофиками, впадаем в кому и умираем. Наше мертвое тело можно посадить на церковную скамью, придать ему благочестивый вид, вложить в уста псалом или пару фраз на околоцерковном жаргоне, но все это бесполезно: каким бы оно ни выглядело живым, смерть есть смерть. Какое бы имя ни носил человек, если он мертв, он духовно разлагается, все больше и больше падает, он все дальше и дальше уходит в тление. Но если у нас есть живое общение с Богом — в Его Крови, в Его Плоти; как бы больно мы ни упали, как бы сильно ни поранились, как бы мы ни навредили сами себе, в нас есть жизнь, которая способна нас восстановить, которая способна дать нам жизнь вечную.

Итак, с насущными вопросами — что? как? когда? как часто? зачем? — мы, вроде бы, немного разобрались. Но не упускаем ли мы чего-то, что слышали в словах Спасителя ученики, и чего не замечаем мы? Чего-то, что было для слушателей само собой разумеющимся тогда, и представление о чем утрачено в наши дни?

Жизнь античного еврея регулировалась целым рядом законов, традиций, инструкций и сценариев — как писанных, так и устных. Пасхальная трапеза, на которую Иисус собрал учеников, была одним из четко нормированных ежегодных событий. Когда они по узкой лестнице поднялись в горницу, где проходила тайная вечеря, ягненок был уже зарезан и должным образом приготовлен. Все возлегли на соответствующие места, и Учитель, поднимая первую ритуальную чашу, лишь добавил к традиционной молитве, что в следующий раз будет пить с учениками уже в Царствии Божьем. Это усилило праздничное возбуждение: несколько дней назад весь город встречал Иисуса как царя, и, если бы не чреда выходных из-за совпадения Субботы и Пасхи, их учителя уже помазали бы на царство. Что ж, пару дней подождем, а потом запируем по-царски!

Затем Иисус, как положено, вознес лепешку и поблагодарил Бога за хлеб, но, разделяя ее на всех возлежавших, добавил: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. (Учитель уже давно говорил о Себе, как о некой Жертве, и хотя смысл этих высказываний все еще был непонятен, с ними свыклись). Так или иначе, хлеб был роздан, и пасхальная трапеза началась. Все происходило строго в соответствии со старинным, сотни лет не менявшимся ритуалом; каждый элемент трапезы символизировал те или иные события Исхода евреев из Египта. Когда же трапеза закончилась, и Учитель вознес последнюю, благодарственную чашу, вдруг прозвучали совершенно неожиданные слова: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается (От Луки 22:19-20). Что это значит: сия чаша есть Новый Завет? Не перепутал ли Учитель сценарии? Или это мы не понимали, в каком ритуале участвуем на самом деле?

Чтобы понять, что услышали в словах Иисуса Его ученики, нам необходимо разобраться в том, какой именно смысл вкладывался тогда в утраченное в нашей культуре понятие ‘завет’. Безусловно, все мы знакомы с Ветхим Заветом и Новым Заветом как разделами Библии. Для людей же того времени отношения завета являлись весьма важной частью их собственной жизни, поскольку именно ими нормировалась жизнь в браке.
Отношения завета предполагают сочетание благословений и ответственности. В этой связи в Писании существует два вида нарушения этих отношений. Первый, это когда получающий заветные благословения не берет на себя ответственности за них; этот грех называется блудом. Второй, это когда взявший на себя ответственность завета, нарушает его; этот грех называется прелюбодеянием. Оба понятия Библия использует не только применительно к людям (например — Осия 4:14), но и к народам (например — Иеремия 3:6-9). Мы восторгаемся такой метафоричностью библейского языка, но не исключено, что это вовсе не метафора, а терминология завета.

Каков же был порядок заключения заветных отношений, с которыми сталкивался каждый еврей?

Как обычно вступали в брачные отношения юноша и девушка (пусть у них будут типичные еврейские имена, скажем, Иван да Марья — Иоанн и Марьям)? Вхождение в брачные отношения проходило тогда в три этапа — Клятва (заключение завета), Обручение (обновление завета) и Возвращение жениха (свершение завета).

Характерной особенностью первого этапа являлось то, что ни жених, ни невеста участия в нем не принимали. Они могли даже не знать о нем и, более того, как один из будущих супругов, так и оба могли быть на этот момент еще младенцами. Ответственность за этот этап лежала на папах Вани и Маши — отец жениха приходил для переговоров к отцу невесты.

Поначалу переговоры носили чисто деловой характер, когда же папы достигали согласия, отец невесты приносил в жертву пару птиц или животное (ягненка, козленка или бычка), в зависимости от достатка, изливал кровь на землю и аккуратно раскладывал в два ряда разрубленные туши животных. После этого оба папы обменивались клятвой отдать своих детей друг другу и скрепляли эту клятву, проходя босиком по крови между разрубленных туш животных и призывая на свою голову всевозможные проклятия в случае нарушения этой клятвы. Заветный союз был заключен, закланных животных приготовляли в пищу и начинали пировать, отмечая событие. Когда пир заканчивался (то ли к вечеру, то ли через несколько дней), отец жениха возвращался домой, и жизнь продолжалась своим чередом, за одним исключением: Ваня и Маша существовали теперь лишь друг для друга. Они были женихом и невестой. Любое нарушение этих отношений, то ли по воле одного из них, то ли из-за изменившегося решения одного из отцов, отныне считалось прелюбодеянием — нарушением брачного завета.

Представляете, какие ассоциации возникали у евреев, хорошо знакомых с ритуалом Клятвы, когда они слушали в синагоге старинную историю об Аврааме? Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность. И сказал ему: Я Господь, Который вывел тебя из Ура Халдейского, чтобы дать тебе землю сию во владение.

Он сказал: Владыка Господи! по чему мне узнать, что я буду владеть ею?
Господь сказал ему: возьми Мне трехлетнюю телицу, трехлетнюю козу, трехлетнего овна, горлицу и молодого голубя.
Он взял всех их, рассек их пополам и положил одну часть против другой; только птиц не рассек. И налетели на трупы хищные птицы; но Аврам отгонял их. При захождении солнца крепкий сон напал на Аврама, и вот, напал на него ужас и мрак великий.

Когда зашло солнце и наступила тьма, вот, дым как бы из печи и пламя огня прошли между рассеченными животными. В этот день заключил Господь завет с Аврамом (Бытие 15:6-12, 17-18). Слушатели видели в этом повествовании заключение Завета между двумя ‘папами’: Отцом-Богом и праотцом всех верующих Авраамом. Недаром Писание неоднократно говорит о народе Израиля как о невесте Божьей. Тайна Сына и Духа еще не была открыта, и Бог мистическим образом воспринимался и как Отец Жениха, и как Сам Жених в Одном Лице.

Тем временем, Ваня и Маша росли, беззаботно играя со сверстниками, и так продолжалось, пока не приходила полнота времени (Галатам 4:4) — жених и невеста достигали брачного возраста. Невеста более не принимала участия в детских играх, а изучала науку ведения домашнего хозяйства. Если она и появлялась на улице, то не иначе как закрыв лицо вуалью. Наступало время Обручения. Лишь только жених был готов заплатить мохар, брачный выкуп за невесту (по-славянски — ‘вено’: Бытие 34:12, Исход 22:16-17, 1 Царств 18:25), он появлялся в доме родителей невесты с друзьями-свидетелями. Накрывался стол, женщины (кроме невесты, скрывавшейся на женской стороне дома или за ширмой) подавали еду, мужчины же вели неторопливую застольную беседу — о новостях, о здоровье родственников, о приплоде скота, о видах на урожай, и тому подобное.

Ничто не выдавало истинной цели визита, хотя все прекрасно понимали, зачем пришел Иван, и почему ему так трудно скрывать свое волнение. Когда застолье было закончено, наливалась последняя чаша, с которой возносилось благодарение Богу за трапезу, за всех присутствующих, за их хозяйство, за членов их семей. А после молитвы жених, как бы невзначай, говорил хозяину дома, своему тестю: кстати, а почему мы не видим дочь твою, Марьям? Все ли с ней в порядке? Здорова ли она? Отец заверял гостя, что все в порядке и посылал за дочерью. Чуть помедлив, невеста с покрытым вуалью лицом не спеша (торопливость считалась бы признаком отсутствия стыда) выходила к гостям. И вот тут наступал самый главный момент: жених, взяв свою чашу, подносил ее невесте со словами: ‘это — чаша завета между мной и тобой, вместе с ней я отдаю тебе свою жизнь’. Если невеста была согласна на такое предложение, она открывала лицо и, приняв чашу, пила из нее. С этого момента она была обручена своему жениху, и они обладали всеми юридическими правами мужа и жены, включая права вдовства и наследования имущества. Обручение было обновлением заветного союза: жених и невеста больше не находились под старым заветом, за заключение и сохранение которого были ответственны их отцы. Это был Новый Завет, заключенный непосредственно между ними двумя.

Хотя невеста имела право отвергнуть чашу, само собой разумеется, все ожидали, что раз уж дело зашло настолько далеко, она примет ее — в противном случае событие расценивалось бы как позорное и для жениха, и для отца невесты. Поэтому, если Маша по какой-либо причине не хотела выходить за Ваню, она, как послушная дочь, заранее должна была упрашивать своего отца: если только возможно, да минует меня чаша сия; впрочем, пусть будет не как я хочу, но как ты. И если такая возможность действительно была, сострадательный отец мог попытаться уладить этот вопрос с семьей жениха, подыскав тому другую достойную невесту и заплатив откуп, достаточный на вено для нее. Впрочем, практика расторжения заветных союзов была крайне редкой, и, как, правило подобные события старались не разглашать. Так, Иосиф, обрученный муж Марии, матери Господа нашего, узнав, что Она беременна и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее (От Матфея 1:18-19).

Когда невеста принимала чашу, компаньоны жениха передавали вено ее отцу. Размер брачного выкупа был оговорен заранее и отражал либо общепризнанные достоинства невесты, либо знатность ее положения (см. 1 Царств 18:20-25), либо то, насколько жених ценил свою избранницу. Когда формальности были соблюдены, муж… разворачивался и уходил. Но перед уходом он говорил жене: ‘Я ухожу приготовить нам жилище, и когда все будет готово, я вернусь и заберу тебя. Когда это произойдет — не знаю ни я, ни мои спутники, знает лишь мой отец. Ты только жди. Если же случится что-либо непредвиденное, ты знаешь, где я’. Невеста оставалась ждать и готовиться к свадьбе. Чаша завета оставалась у нее, и она пила из нее в память о своем возлюбленном.

Сам же он возвращался в дом своего отца и начинал обустраивать семейный очаг. Если в их родовой усадьбе было много пристроек, Ваня, по согласованию с отцом, мог переоборудовать уже существовавшее жилище; если же нет, предстояло возвести новое. Отец внимательно следил за его работой, и вот, по истечении некоторого времени (обычно составлявшего не меньше года), наступал момент, когда он говорил: ‘ты готов, сын мой, иди, забирай свою жену’. Вне зависимости от времени суток, Иван бросал все свои занятия, созывал друзей и отправлялся за столь желанной Марией. Сопровождавшие его друзья восклицали: ‘Жених идет!’, трубили в рога, и, если было темно, несли факелы. Всякий же, увидавший их шествие или услыхавший этот возглас, также кричал: ‘Жених идет!’, чтобы благая весть как можно быстрее достигла невесты и та поскорее выходила — женихи, они такой нетерпеливый народ!

Процессия подходила к дому невесты и останавливалась на улице. Та, взяв заранее приготовленное имущество, выходила в сопровождении подруг, и все отправлялись обратно. Подруги также должны были в любой момент быть готовы к этому событию, поскольку как только шествие заходило в дом жениха, ворота закрывались. Те же, кто не успевал зайти вместе со всеми (например — из-за нехватки масла для светильников), оставались на улице, поскольку невеста к воротам больше не подходила — ей было не до этого.

Войдя в дом, жених и невеста становились под заранее приготовленной ритуальной кущей, и над ними читалась молитва благословения, после чего невеста, отпив из чаши завета, возвращала ее жениху. Тот допивал чашу и, положив на землю, сокрушал ее своей стопой — она больше была не нужна ни невесте в память о женихе, ни жениху, чтобы предлагать ее кому-либо еще. Друг жениха тут же отводил молодоженов в брачные покои, и, вернувшись, объявлял всем, что брачный союз свершился, после чего начинался свадебный пир, длившийся целую неделю. На протяжении этой недели невеста ни разу не выходила к гостям — она всецело принадлежала своему мужу.

Тайная вечеря состоялась за день до праздника Пасхи. В том году он приходился на Субботу, и некоторые раввины, считая, что празднование чего-либо в Субботу является нарушением Четвертой заповеди, учили, что в таких случаях Пасху необходимо отмечать днем раньше. Но истинная Пасха состоялась в предназначенное ей время: Пасха наша, Христос, заклан за нас (1 Коринфянам 5:7) на следующий день! Каково же тогда значение застолья, которое Иисус делил со своими учениками? Ответ на этот вопрос мы можем найти в словах Самого Спасителя, подавшего чашу после вечери ученикам со словами: сия чаша есть Новый Завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание (1 Коринфянам 11:25).

Эта трапеза была Обручением, обновлением Завета. Драгоценное Вено уже было приготовлено к уплате, и Жених заверял Невесту: В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я. А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете (От Иоанна 14:2-4). О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (От Марка 13: 32).

Мы, Церковь — обрученная Невеста Христа и Господа нашего Иисуса, Который возлюбил нас настолько, что не пожалел отдать Собственную Жизнь в качестве Брачного Выкупа за нас, грешных. Имея такой Залог, такое Свидетельство Его любви, мы живем в постоянном ожидании Его возвращения, чтобы вместе с Ним отправиться в дом Небесного Отца. Мы храним себя в чистоте и непорочности, чтобы в любой момент быть готовым выйти Ему навстречу, когда, как говорит Писание, Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. Итак, утешайте друг друга сими словами. О временах же и сроках нет нужды писать к вам, братия, ибо сами вы достоверно знаете, что день Господень так придет, как тать ночью (1 Фессалоникийцам 4:16-5:2). Бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий (От Матфея 25:13).

Как знать, может в эту самую минуту, когда вы читаете эти строки, ангелы поднимают свои трубы, и наш Небесный Жених уже ставит Свою ногу на облако?! И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет прииди! Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе! (Откровение 22:17, 20).

_ _ _ _ _ _ _

источник: homilies.narod.ru/

проповеди о причастии

Один известный православный публицист писал об отношении протестантов к причастию: «Протестанты похожи на человека, который видит в пустыне умирающего от жажды путника и, радушно подойдя к нему, начинает рассказывать умирающему о пользе воды. Три часа он говорит о том, какие замечательные свойства у воды, о том, что без воды не может быть жизни, о том, что надо бороться за чистоту источников и водоемов… А затем уходит, так и не дав жаждущему ни капли воды. «Разве ты еще хочешь пить? Разве недостаточно тебе „хороших вестей о воде“? Хочешь саму воду? Но у нас ее как раз и нет.  Мы пьем „символ воды“, мы даем людям „воспоминание о воде“. Это только невежественные православные и католики считают, что жидкость в их литургических сосудах действительно есть Вода Жизни, Кровь Христа.  А мы считаем, что вода — это слова Христа. Эти слова мы тебе и пересказали.  Почему же ты еще хочешь пить?! Ты же слышал: „задача Церкви — проповедь Евангелия“,  а совсем не Причастие Телу и Крови Христа; ты же слышал, слышание открывает людям путь ко спасению“, а совсем не соединение с Богочеловеком.  Ну, что, тебе расхотелось пить? И, кстати, если тут рядом будет проходить православный священник с Чашей — смотри, ни в коем случае не пей из нее».

К сожалению, этот одаренный служитель церкви несправедливо приписывает нам, евангельским верующим, искаженные взгляды на путь спасения и на вечерю Господню. Мы никогда не заявляли, что информация о Христе утоляет жажду души человека. Ее может утолить только Сам Христос. А связь с Ним устанавливается через искреннюю веру Его словам, веру, которая опирается на Божьи обещания и низводит на человека  спасительную благодать. Много раз с печалью приходилось наблюдать, как люди внимали словам спасения, «но не принесло им пользы слово слышанное, не растворенное верою слышавших». (Евреям 4:2)

Для некоторых Причастие — это средство обрести Христа. Но Библия утверждает, что мы обретаем Христа через духовное рождение. Вот почему мы предлагаем причастие не всем подряд, а тем, кто рожден свыше и имеет тесную связь с Христом.

И только для возрожденного  человека причастие бывает трепетным общением с живым Христом, воспоминанием Его славных дел, глубоким их осмыслением.

  • Причастие приносит духовное укрепление:

«Помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими». (Евр.12:3)

Юрий Сергеевич Грачев, который в годы сталинских репрессий провел в узах за имя Господне 18 лет, вспоминал: «Участие в  вечере Господней было для меня лучшим подкреплением в моем скитальческом пути… В местах лишения свободы братья стремились во что бы то ни стало совершать хлебопреломление»

  • Причастие укрепляет единство христиан друг с другом.

В том, что Церковь причащается от одного хлеба и одним вином, заложен  глубокий смысл. Жертва Христа объединяет нас в одну семью, и чем мы ближе ко Христу как центру нашего поклонения, тем ближе оказываемся  друг ко другу.  Без мирных взаимоотношений между верующими совершать Причастие невозможно.

  • Причастие – это свидетельство церкви погибающему миру о Христе распятом.

В центре Вечери Господней свидетельство о том, что Христос умер за грех мира. И поскольку  грех присущ каждому человеку, то свидетельство о Кресте жизненно  важно для любого из нас.

Месяц назад оператор одного из губернских телеканалов присутствовал на богослужении в нашей церкви и был свидетелем совершения Причастия.   Пресыщенный различными зрелищами, он был настолько захвачен атмосферой богослужения, что сказал: «Лучше бы по телевизору показывали ваши служения, чем разные фестивали…»  Ему приходилось слышать профессиональных ораторов, певцов, далеко превосходящих по мастерству членов церковного хора. Но весть о жертве Христа сама по себе звучала настолько мощно и захватывающе, что не могла не затронуть сердца.

Причастие — это ответственное дело,  которое может принести как благословение, так и несчастье. Понятно, что мы хотели бы иметь первое и избежать второго

Чтобы эти благословения стали нашим достоянием, необходимо правильно относиться к Вечере Господней. Вот что пишет об этом апостол Павел:

«Ибо я от Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет» (1 Кор. 11:23-26)

Правильное отношение к Вечере Господней включает в себя четыре элемента.

1. Участвуйте в Вечере Господней, дорожа смертью Христа!

Для апостола Павла Вечеря была чрезвычайно дорога, потому что ее установил Сам Христос:

«Я от Самого Господа принял, что и вам передал…» Никто из апостолов не предложил: «Христос пострадал за нас, умер, воскрес и вознесся  на небо,  почему бы нам не увековечить Его подвиг? Давайте будем преломлять хлеб и пить виноградный сок в Его славную память!». Если бы дело воспоминания жертвы Христа было результатом человеческого решения, его значение не могло быть столь важным. Все то, что заповедуют люди, не всегда строго обязательно. Когда высшее духовенство Израиля запретило апостолам проповедовать имя Иисуса Христа, они сказали: «…справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога?» (Деян.4:19).

Если мы принимаем вечерю Господню не как религиозный обряд, а как дар Господа нам, она непременно принесет  благословение.

  • Мы дорожим смертью Христа, если понимаем и принимаем сердцем  ее смысл

Смерть Христа  была добровольной смертью. Спаситель с благодарностью взял и преломил  хлеб, в котором Он видел прообраз своего Тела,  истерзанного невыразимыми страданиями. Никто не заставлял Его умереть за нас. Он говорил: «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее. Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее. Сию заповедь получил Я от Отца Моего» (Иоан.10:17,18).

Христос не питал иллюзий относительно нашей отвратительной греховности, нашего непостоянства и половинчатой посвященности Ему и, тем не менее,  решил умереть за нас. Его добровольность удостоверяет, что Он ни за что не откажется от нас, Он сделает все, чтобы ввести нас в небо. Как это укрепляет нашу веру! Как помогает нам избежать жуткого уныние после позорных падений! Как  воспламеняет желание Ему служить!

Смерть Христа была мученической смертью —  «Тело мое за вас ломимое». Христос не постоял за ценой нашего спасения, которая заключалась не только  в принятии физических и душеных мук, но и в перенесении тяжелых ударов бича гнева Божьего, обрушившегося на Его голову.  Это было самым тяжелым переживанием Спасителя на Кресте.

Смерть Христа была искупительной смертью. Господь не напрасно подчеркивал «за вас», что означает вместо вас. Он занял наше место и страдал вместо нас.

Этот факт успокаивает душу, когда она со скорбью вспоминает о содеянных грехах.

Все то же безумье в больничной палате,
все та же кошмарная ночь.
Распятый за нас при Понтийском Пилате
мне только и может помочь.

Душа моя смертною скорбью объята
и пламенем Судного дня.
Но сладко мне знать, что во время Пилата
Ты также распят за меня.

И сладко мне плакать в ночи покаянной
о том, что Ты все искупил
и уксус из чаши моей окаянной
устами пречистыми пил.

(Игорь Меламед)

Как жаль, что не все люди понимают эту сторону смерти Христа! На днях я получил письмо от одного верующего человека, в котором он писал: «идея искупления и оправдания, что наша греховность покрывается Христовой праведностью, для меня неприемлема». Он утверждал, что своими грехами мы причиняем рану только себе, а Бог остается добрым и любящим,  не нуждающимся ни в какой умилостивительной жертве.

Я напомнил ему о Божьем законе, провозглашающем: «Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения» (Евр.9:22). Кто отвергает кровь Христа не может быть ни прощен, ни  спасен.

Смерть Христа была смертью, скрепившей отношения завета. «Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание» (1Кор.11:25). Новый завет, сутью которого является спасение по благодати, с нашей стороны был подписан верой, Христос же подписал его Своей кровью. На это могущественное заверение Христа может положиться всякий из нас. Ч. Сперджен, утешая маловерных, писал: «Я говорю тебе, что важна не сила твоей веры, а предмет твоей веры. Кровь, а не иссоп. Не рука, помазавшая перекладину дверей, а кровь охраняла израильтянина в день отмщения Божьего».

  • Мы дорожим смертью Христа, когда благодарим за нее

Благодарность  – это выражение признательности Богу за Его совершенный характер  и за Его чудесные дела.

Когда Давид увидел, как удивительно расположил Господь сердца народа жертвовать на строительство храма, он призвал людей благодарить Бога: «…И сказал Давид всему собранию: благословите Господа Бога нашего. — И благословило все собрание Господа Бога отцов своих, и пало, и поклонилось Господу и царю.  И принесли Господу жертвы, и вознесли всесожжения Господу, на другой после сего день: тысячу тельцов, тысячу овнов, тысячу агнцев с их возлияниями, и множество жертв от всего Израиля» (1Пар.29:20,21)

Во время освящения храма Соломонова  « все сыны Израилевы, видя, как сошел огонь и слава Господня на дом, «пали лицем на землю, на помост, и поклонились, и славословили Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его.4 Царь же и весь народ стали приносить жертвы пред лицем Господа» (2Пар.7:3,4).

Мудрецы востока добравшись до места, где был младенец Иисус « войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну.(Матф.2:11).

Так что все события, связанные с проявлением Божьей милости, сопровождались благодарением Богу. Событию, свершившемуся на Голгофском кресте, нет равного в мире. Поэтому и хвала Богу за  него  должна быть особенной.

Если вы желаете обрести благословение Господа от участия в вечере, благодарите Его за:

– непревзойденное мужество в перенесении тяжких мук креста;

– удивительную любовь к Своим врагам;

– силу Его крови, очищающей от всякого греха;

– дар вечной жизни.

Участие в вечере без благодарности Христу не принесет благословение человеку. Более того, оно оставит  в душе неприятный осадок формального подхода к заповеди Господа и послужит  осуждению. Есть только один благословенный способ участия в хлебопреломлении – дорожить жертвой Христа.

2. Участвуйте в Вечере Господней, испытывая свое сердце!

« Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. От того многие из вас немощны и больны и немало умирает. Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы. Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром. (1 Кор. 11:27-32)

Как удивительно точно формулирует Павел свое предостережение. Он не говорит: «кто участвует недостойнЫМ, тот ест и пьет осуждение себе», но говорит «кто участвует недостойнО».  Мы можем сознавать свое недостоинство, но, тем не менее, участвовать достойно.

Перед святым Богом нет достойных людей.  Даже Иоанн Креститель, величайший из пророков, исполненный Духа Святого от чрева матери, святой отшельник и бесстрашный проповедник говорил о себе, что он недостоин послужить Христу, развязав ремень его обуви. Как можем мы считать себя достойными Божьих благ?

Поэт Александр Ключарев, живший в XIX веке, точно отразил эти переживания в стихотворении «Перед причащением»:

Мы недостойны благ Твоих,

Преступны, лживы наши нравы,

Но – пощади рабов Своих;

Не погуби нас, Боже правый!

Не вспомни пред судом Твоим

Грехи, безумные деянья,

Не попали огнем Своим

Ничтожных душ существованье!

Взвилась завеса… больше слез!

Смиренья больше, люди – братья!

Отверзты двери… вот Христос

Зовет всех нас в Свои объятья!..

Когда Павел говорил о недостойном участии в вечере Господней, он имел в виду участие без рассуждения о Теле Господнем. Под телом Господним подразумевается поместная церковь. Подтверждение тому мы находим в послании апостола Павла к Римлянам: «так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим.12:5). То же самое он писал коринфянам: «И вы — тело Христово, а порознь – члены» (1Кор.12:27).

Недостойное участие коринфян в вечере проявлялось в том, что они  превращали вечерю в вечеринку и, чтобы прекратить это безобразие, апостол Павел призвал верующих к самоиспытанию: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей». «Испытывать» — сильное слово. Оно предполагает всестороннее, внимательное изучение и  применяется, если речь идет об испытании золота на подлинность. Предметом испытания являются не наши достижения, а наши упущения по отношению к церкви

  • Испытывайте себя, не ставите ли вы свой интерес выше интересов церкви.

Коринфяне исповедовали неверный принцип: каждый за себя, один Бог за всех. Особенно это проявлялось  на вечере любви: «Далее, вы собираетесь, не значит вкушать вечерю Господню; ибо всякий поспешает прежде есть свою пищу, иной бывает голоден, а иной упивается. Разве у вас нет домов на то, чтобы есть и пить? Или пренебрегаете церковь Божию и унижаете неимущих? Что сказать вам? похвалить ли вас за это? Не похвалю» (1Кор.11:20-22).

Состоятельные коринфяне, придя пораньше на вечерю, спешно поедали принесенную с собой пищу, дабы на нее не позарился голодный собрат.  Так они ставили свои интересы выше интересов других, хотя для настоящего христианина все должно быть наоборот.    В церкви мы должны горой стоять друг за друга!

Не поменяли ли мы, евангельские верующие, свои приоритеты? Не считаем ли  свою, а не церковную  рубашку близкой к телу?

Древние христиане ценили духовное родство выше плотского и интересы этого родства выше других интересов. Это ясно видно в увещевании апостола: «Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере» (Гал.6:10).

Когда мы вкушаем вечерю, мы должны честно ответить на простые вопросы: Что я сделал для  блага  церкви?  Что было бы с церковью, если бы все посещали служения, как я? Трудились для нее как я? Жертвовали для нее как я?» Честный ответ на них покажет наше подлинное отношение к церкви и выявит достоинство участия в вечере.

  • Испытайте себя, не  лишаете ли вы церковь благословения нераскаянным грехом?

Церковь не организация, а живой организм,  в котором болезнь одного органа передается всему телу.  Легко проследить аналогии с человеческим организмом. К примеру, глотнув в жару ледяной воды, вы простудили горло. Казалось бы, оно пострадало – оно и должно болеть, но почему-то все тело страдает от озноба и жара, голова раскалывается от боли, все суставы «ломает», ноги подкашиваются от слабости. И ничего с этим не поделаешь, Бог соединил наши органы в неразрывное целое.

Или если тромб перекрывает просвет кровеносного сосуда, происходит омертвление органа, который он снабжает кровью.

Точно так же в духовном Теле Христа – Церкви — происходит определенная реакция на грех. Не исповеданный и не оставленный грех, словно вирус в теле, причиняет Церкви болезнь, словно тромб в сосуде перекрывает ей доступ Божьим благословениям.   Печальной иллюстрацией  тому  является грех Ахана.  Перед взятием Иерихона Иисус Навин передал людям Божье повеление уничтожить город и все, что было в нем заклятым.  Но Ахан соблазнился кое-чем из иерихонских сокровищ взял и спрятал их. Всего лишь кусок серебра и золота, и одежда? Мелочь? Нет, потому что за этим стояло нарушение Божьего приказания. В результате израильтяне потерпели позорное поражение от жителей маленького города Гая.

« Иисус разодрал одежды свои и пал лицем своим на землю пред ковчегом Господним до самого вечера, он и старейшины Израилевы, и посыпали прахом головы свои.

И сказал Иисус: о, Господи Владыка! для чего Ты перевел народ сей чрез Иордан, дабы предать нас в руки Аморреев и погубить нас? о, если бы мы остались и жили за Иорданом!

О, Господи! что сказать мне после того, как Израиль обратил тыл врагам своим?

Хананеи и все жители земли услышат и окружат нас и истребят имя наше с земли. И что сделаешь имени Твоему великому? Господь сказал Иисусу: встань, для чего ты пал на лице твое?  Израиль согрешил, и преступили они завет Мой, который Я завещал им; и взяли из заклятого, и украли, и утаили, и положили между своими вещами; за то сыны Израилевы не могли устоять пред врагами своими и обратили тыл врагам своим, ибо они подпали заклятию; не буду более с вами, если не истребите из среды вашей заклятого.

Встань, освяти народ и скажи: освятитесь к утру, ибо так говорит Господь Бог Израилев: «заклятое среди тебя, Израиль; посему ты не можешь устоять пред врагами твоим, доколе не отдалишь от себя заклятого».

Бог рассматривал Своей народ как единое целое. Весь Израиль был связан обещанием  уничтожить заклятое, и когда один человек согрешил, он согрешил против всех и лишил весь народ благословения.  Невозможно равнодушно читать о страшном возмездии  Ахану. Он погубил не только себя, но и своих близких:

«Иисус и все Израильтяне с ним взяли Ахана, сына Зарина, и серебро, и одежду, и слиток золота, и сыновей его и дочерей его, и волов его и ослов его, и овец его и шатер его, и все, что у него , и вывели их на долину Ахор. И сказал Иисус: за то, что ты навел на нас беду, Господь на тебя наводит беду в день сей. И побили его все Израильтяне камнями, и сожгли их огнем, и наметали на них камни» (Иис.Нав.7:1-25).

Проблема заклятого в церкви не ушла в прошлое. Она проявляет себя, когда кто-то из членов церкви  предается греху и не освобождается от него. Пребывание такового в церкви лишает ее благословения – грешники не каются, больные не исцеляются, не восстанавливаются разрушенные отношения.  Вот почему нам заповедана Христом церковная дисциплина, которая предает анафеме всех нераскаянных и очищает церковь от мирских людей:

«Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией; чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие» (Евр.12:15).

«Итак очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас. Посему станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины.  …я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе. Ибо что мне судить и внешних? Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог. Итак, извергните развращенного из среды вас»

(1Кор.5:7-13).

3. Участвуйте в Вечере Господней, осуждая только себя

«Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. От того многие из вас немощны и больны и немало умирает. Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы. Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром».

Жена репрессированного Сталиным академика Вавилова повстречала в свердловской пересылке 110-летнюю бабушку, которую осудили на пять лет лагерей за чтение евангелия. Образованная женщина удивленно спросила старушку, почему суд был к ней так жесток. Бабушка ответила, что следователь объяснил ей: «В евангелии, которое ты читала,  про Ленина плохо сказано».

Отчасти следователь был прав, в узком смысле о таких как Ленин, евангелие говорит плохо: эти люди — враги истины и сыны геенны огненной. Но в более широком смысле, евангелие не очень-то лестно говорит обо всех нас. Обличая галатов апостол Павел писал: «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны), ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют» (Гал.5:19-21).

Если у человека осталась хоть крупица честности, он не сможет похвастаться тем, что не повинен ни в чем их этого «черного списка» грехов. Вот почему у каждого найдется повод для самоосуждения и покаяния. Самоосуждение отводит от человека Божий гнев, легкомысленное отношение его низводит.

Божье наказание, которое настигает верующего человека через немощь, болезнь или смерть имеет благую цель — привести к покаянию и избавить от осуждения с миром. Бог проводит границу между нами и миром сим и предпринимает радикальные средства, чтобы вразумить Своих непокорных чад. Богу не доставляет удовольствия наказывать нас. Он делает это вынужденно, со скорбью. Ему нравиться миловать, и самое наилучшее для нас – предоставить Ему такую возможность нашим покаянием.

4. Участвуйте в вечере Господней, любя церковь!

Церковь – это не белокаменное здание, увенчанное сияющим на солнце крестом, но живые люди с их иногда странными и непростыми характерами. Здание любить намного проще, чем людей.  Однако мы должны их научиться любить, ибо без любви Причастие не имеет смысла, ведь  оно охватывает не только вертикальный аспект отношений – «я и Бог», но и горизонтальный – «я и церковь».

«Посему, братия мои, собираясь на вечерю, друг друга ждите. А если кто голоден, пусть ест дома, чтобы собираться вам не на осуждение. Прочее устрою, когда приду». (1Кор.11:23-34)

В то время были совсем другие условия для празднования Вечери Господней, нежели у нас, а в связи с этим – и другие традиции. Большинство членов Церкви были рабами или бедняками. В то время никто и не слыхал о Трудовом кодексе с 40-часовой рабочей неделей с двумя выходными. Рабы трудились без передышки, сколько позволял световой день, выходных у них не было. На богослужение они могли прийти только после захода солнца, жертвуя короткими часами отдыха. Каждый приносил с собой пищу для совместной трапезы перед Вечерей Господней. Понятно, что свободные и не бедные члены Церкви могли прийти пораньше (им не нужно было трудиться дотемна) и еду принести получше. Только вот ждать, когда братья-рабы придут, измученные и голодные после долгого трудового дня, они не хотели и сразу начинали есть свою пищу. Пришедшие последними бедняки оставались голодными и участвовали в Вечере Господней с огорченным сердцем. Именно это и вызвало протест Апостола Павла. В своем послании он объяснил коринфянам, что для благословенного участия в Вечере нужно было соблюдать два условия:

1)       Думать о пользе других

Если человек, пришедший в числе первых, приходил голодный, ему хотелось поесть от души, причем самого лучшего из того, что стояло на столе. Тогда опоздавшим членам церкви ничего не доставалось, а именно они больше всего нуждались в подкреплении после тяжелой работы. Когда Павел дал совет более обеспеченным верующим покушать перед вечерей, он имел в виду общецерковную пользу. В этом случае неимущие, те, кому нечего было принести с собой, и, возможно, и дома нет ни крошки пищи, смогут утолить свой голод на вечере любви-агапе.  Это и стало бы выражением заботы о нуждающихся.

2) быть терпеливым к другим

Поскольку рабы могли закончить работу и уйти только с разрешения хозяина, то, как они не старались, все равно не могли попасть на служение к назначенному часу. Приходилось ждать, когда соберется большинство, чтобы начать служение. Не исключено, что кого-то это раздражало. Но в целом со стороны Церкви это терпеливое ожидание братьев и сестер было также проявлением любви.

В современных условиях, когда человек стал хозяином своего времени, нет необходимости в ожидании прихода людей на богослужения, зато есть другие возможности  проявить любовь к церкви.

Вы проявите любовь к церкви, если будете молиться о ее процветании, посещать ее богослужебные собрания,  участвовать в ее проектах,  поддерживать материально ее деятельность, своим образом жизни нести доброе свидетельство о ней.

И тогда участие в Вечере Господней принесет вам много благословений. Ведь Христос не оставит без награды тех, кто что-либо делает для Его меньших собратьев.

« Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.

Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?

И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Матф.25:34-40).

Рягузов В.С. 03

Оценка 3.5 проголосовавших: 6
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here