Последование погребения мирских человек текст

Детально: последование погребения мирских человек текст - со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

Оглавление [Показать]

Этот чин в Требнике носит название “Последование мертвенное мирских тел”. Чин отпевания и погребения мирян по своему составу подобен панихиде, или утрени.

Погребение мирских человек, как и панихида, начинается псалмом 90-м и кафизмой 17-ю пением 118-го псалма “Непорочны”, разделенного во имя Святой Троицы на три статии΄, из которых в первой и последней каждый стих сопровождается припевом: “Аллилуиа”, а каждый стих второй статии – пением “Помилуй раба Твоего”.

“Непорочны”, практически совсем забытые в последовании панихиды, в последовании погребения сохраняются, но, к великому сожалению, поется по два-три стиха из каждой статии, – это из 176 стихов псалма! – то есть только то, что напечатано в Малом Требнике лишь в качестве начала, с указанием, как должно исполнять в данном случае непорочны. Сам же текст 118-го псалма должен быть взят из Псалтири. В последовании погребения, помещенном в Большом Требнике, непорочны печатаются полностью. Для истинно верующих и любящих усопшего должен быть утешительно пропет у его гроба полностью этот псалом, который поется и у гроба Спасителя, эта трогательная песнь о Законе, делающем блаженными и здесь, на земле, ходящих по путям Его, оживляющем ду́ши для вечности, дарующем помощь и на Страшном Суде.

Часто возражают: “Заупокойные моления у гроба не должны быть продолжительны. Надо пощадить чувства окружающих”. И вот, поскорее исполнив урезанное до предела последование, мы стремимся поскорее уйти от гроба зрелища смерти. По маловерию своему и духовной лености мы забываем, что нет ничего более утешительного для души усопшего, чем теплое моление о нем близких и любящих его людей. Ведь это последняя служба, последняя треба для брата нашего. Чин погребения, совершенный по Уставу, без сокращений и искажений, облегчает скорбь близких, окружающих гроб, успокаивает их души, умеряет печаль и стенания. А для маловерующих и нецерковных людей чин погребения близкого и любимого человека с последующим поучением священника может дать первый толчок в направлении их духовного прозрения.

После каждой статии непорочных, как и по 3-й, 6-й и 9-й песнях канона, произносится обычная заупокойная малая ектения. При пении непорочных совершается каждение иереем.

После третьей статии? 17-й кафизмы поются при отпевании мирян восемь тропарей за упокой, которые называются Непорочны тропари. Каждый тропарь сопровождается припевом: “Благословен еси, Господи”.

Вот начала этих тропарей:

“Святых лик обре́те источник жизни…”

“Агнца Божия пропове́давше…”

“В путь узкий хо́ждшии прискорбный…”

“Образ есмь неизреченныя Твоея славы…”

“Древле убо от не су́щих созда́вый мя…”

“Упокой, Боже, раба Твоего…”

“Слава”: “Трисиятельное Единаго Божества, благочестно поем…”

“И ныне”: “Радуйся, Чистая, Бога плотию рождшая…”

“Аллилуиа” (трижды).

Затем следует малая ектения о упокоении и седален: “Покой, Спасе наш…” Он оканчивается словами: “и вся яже в ведении и не в ведении, Человеколюбче”. После того, как будет пропет седален и “Слава”, еще раз повторяется этот конец. Затем следует “И ныне” и Богородичен: “От Девы возсиявый миру, Христе Боже, сы΄ны света То́ю показавый, помилуй нас”.

Вторая часть начинается с чтения 50-го псалма: “Помилуй мя, Боже…”, и затем поется канон. При каноне обычно поют припев: “Упокой, Господи, душу усопшаго раба Твоего”. По 3-й песни канона седален: “Воистину суета всяческая…” и Богородичен: “Всесвятая Богородице, во время живота моего…” По 6-й песни канона и малой ектении поется кондак: “Со святыми упокой…” и икос: “Сам еси Един Безсмертный…” Затем снова повторяется кондак. Этой малой подробностью последование погребения отличается от панихиды, сближаясь с праздничным по древнему чину последованием утрени, когда после кондака пелись несколько икосов, заключавшихся повторением кондака. Это сохранилось в последовании священнического погребения, где за кондаком следуют 24 икоса, завершаемые повторением кондака. По 9-й песни канона и малой ектении гасятся свечи, и поются восемь стихир преподобного Иоанна Дамаскина, каждая на один из восьми гласо́в. Святая Церковь хочет в последний раз в земном храме усладить всеми своими напевами того, кому она больше всего желает, чтобы он был удостоен “пети всесоставныя гла́сы” (Октоих, гл. 5, стихира на стиховне, 2-я, суббота утро) в небесном храме Господа. Обидно, когда в последовании погребения самогласные стихиры Дамаскина опускаются или поются только первая и последняя. Лучше прочесть их, чем совсем пропустить. Но смысл этих стихир неразрывно связан с пением их на восемь гласов. Это – непрерывная проповедь о суете всего, что прельщает нас в мире и не остается с нами по смерти.

Вот все восемь стихир, которые должны быть пропеты после заупокойного канона.

Глас 1-й: “Кая житейская сладость пребывает печали непричастна? Кая ли слава стои΄т на земли непреложна? Вся сени немощне́йша, вся со́ний преле́стнейша: единем мгновением, и вся сия смерть приемлет, но во свете, Христе, Лица Твоего и в наслаждении Твоея красоты, егоже избрал ecu, упокой, яко Человеколюбец.

Глас 2-й. Увы мне! Яковый подвиг и΄мать душа, разлучающися от телесе! Увы, тогда коли΄к слези΄т, и несть помилуяй ю! Ко ангелом очи

1. Какая сладость жизни пребувает не причастной печали? Какая слава устоит на земле непреложной? Все (здесь) – ничтожнее тени; все обманчивее сна; одно мгновение – и все это похищает смерть; но в свете, Христе, Лица Твоего и в наслаждении Твоей красотой (сего) которого Ты избрал, упокой, как Человеколюбец.

2. Горе мне! Какой подвиг совершает душа, разлучаясь с телом! Увы, сколько слез она проливает тогда, и нет никого, милующего

возводя΄щи, бездельно молится; к человеком ру́це простира́ющи, не и΄мать помогающаго. Тем же, возлюбленнии мои бра́тии, помы΄сливше нашу краткую жизнь, преставленному упокоения от Христа просим и душам нашим велию милость.

Глас З-й: Вся суета человеческая, елика не пребывают по смерти: не пребывает богатство, ни сшествует слава, пришедшей бо смерти, сия вся потреби΄шася. Темже Христу Безсмертному возопиим: преставленнаго от нас упокой, идеже всех есть веселящихся жилище.

Глас 4-й: Где есть мирское пристрастие? Где есть привременных мечтание? Где есть злато и сребро? Где есть рабов множество и молва? Вся персть, вся пепел, вся сень. Но приидите возопиим Безсмертному Царю: Господи, вечных Твоих благ сподоби преставльшагося от нас, упокоя΄я его в нестареющемся блаженстве Твоем.

Глас 5-й: Помянuх пророка вопию΄ща: аз есмь земля и пепел, и паки рассмотри΄х во гробе́х, и ви΄дех кости обнаже́ны, и рех: убо кто есть царь, или воин, или богат, или убог, или праведник, или грешник? Но упокой, Господи, с праведными раба Твоего.

Глас 6-й. Начаток мне и состав зиждительное Твое бысть повеление: восхотев бо от невидимаго же и видимаго жива мя составити естества, от земли΄ тело мое создал, дал же ми еси душу Божественным Твоим и животворящим вдохновением. Тем же, Христе, раба Твоего во стране живущих и в селениих праведных упокой.

ее. К Ангелам, возводя очи, напрасно их умоляет; к людям простирая руки свои, не имеет помощника. Посему, возлюбленные братья мои, помыслить сколь кратковременна наша жизнь, будем просить у Христа упокоения преставленному и душа́м нашим великой милости.

3. Для людей суета все то, что не остается (с ними) по смерти: не остается богатство; слава не идет (с ними во гроб). Ибо как только пришла смерть, все это исчезло. Потому возопием Христу бессмертному: упокой преставившегося от нас там, где всех веселящихся жилище.

4. Где (теперь) пристрастие к миру? Где мечты о привременном? Где золото и серебро? Где множество рабов и слава? Все это – персть, все – пепел, все – тень. Но, придите, возопием Бессмертному Царю: Господи! вечных благ Твоих сподоби преставившегося от нас, упокяя его в нестареющем Твоем блаженстве.

5. Вспомнил я слова пророка, вопиющего: “я земля и пепел”, и еще заглянул в гробы и увидел кости обнаженные, и сказал: итак, кто же царь или воин, или богатый, или убогий, или праведник, или грешник? Но упокой, Господи, с праведными раба Твоего.

6. Началом мне и составом моим было творческое Твое повеление, ибо восхотев из невидимого и видимого естества создать меня, живого, из земли тело мое создал, и дал мне душу посредством Божественного Твоего и животворящего дуновения. Посему, Христе, упокой раба Твоего во стране живых и в селениях праведных.

Глас 7-й: По образу Твоему и подобию созда́вый в начале человека, в ра́и поставил ecи владети Твоими тва́рьми. Завистию же диаволею прельстився, сне́ди причасти΄ся, заповедей Твоих преступник быв. Темже паки в землю, от неяже взят бысть, осудил ecи возвратитися, Господи, и испросити упокоения.

Глас 8-й. Плачу и рыдаю, егда́ помышляю смерть, и вижду во гробе́х лежащую, по образу Божию созда́нную нашу красоту, без образну, безславну, не иму́щую вида. О чудесе! Что cиe еже о нас бысть таинство? Како преда́хомся тлению? Како сопрягохомся смерти? воистину Бога повелением, якоже писано есть, подающаго преставльшемуся упокоение”.

7. В начале создавший человека по образу Своему и подобию, (Ты) поставил его в раю владычествовать над тварями Твоими. Но он, будучи обольщен завистью диавола, вкусил (запрещенной) снеди и сделавшись преступником заповедей Твоих. Поэтому Ты осудил его, Господи, на то, чтобы опять возвратить в землю, из которой он был взят, – и (этим) испросить себе упокоение.

8. Плачу и рыдаю, когда размышляю о смерти и вижу во гробах лежащую по образуБожию созданную нашу красоту образной, бесславной, не имеющей вида. О чудо! Что за таинство совершилось о нас (над нами)? Как предадились мы тлению? Как сочетались со смертью? Подлинно, по повелению Бога, как написано, – Подающего преставившемуся упокоение”.

Затем в противоположность временному и тленному, оставляющему этот мир словами Самого Спасителя возвещаются заповеди Блаженств. Душа усопшего устремляет взор свой к обители Отца Небесного, видит рай и в нем благоразумного разбойника и во умилении повторяет молитвенный вопль его: “Во Царствии Твоем помяни нас, Господи”. “Блаженны” прерываются краткими прошениями усопшего к Спасителю:

“Разбойника рая΄, Христе, жителя, на кресте Тебе возопи΄вша: помяни мя, предсоде́ял еси покаянием его, и мене сподоби недостойнаго”.

“Разбойника, возопившего к Тебе на кресте: “помяни меня”, Ты соделал, Христе, прежде всех жителем рая за его покаяние, и меня недостойного сподоби (быть в раю)”.

“Блажени милостивии, яко ти΄и помиловани будут”. “Блажени чисти΄и сердцем, яко тии Бога у́зрят”. Мы подкрепляем смиренную молитву отшедшего брата своим прошением:

“Животом госпо́дствуяй и смертию, во дво́рех святых упокой, его же приял еси от привременных, и помяни мя, егда прии΄деши во Царствии Твоем”.

“Ты, жизнью и смертью, Господствующий! Упокой в обителях святых принятого из кратковременной жизни; и помяни меня, когда придешь во Царствии Твоем”.

“Блажени миротворцы, яко ти΄и сы΄нове Божии нарекутся”. Наша молитва превращается в благожелание усопшему; мы как бы собственными очами видим, что душа его готовится вступить в двери райские, в страну живых, в Царство Небесное.

“Блажени изгна́ни правды ради…”

“Христос тя упокоит во стране живущих, врата райския да отверзет ти, и Царствия покажет жителя, и оставление тебе даст, от нихже согрешил еси в житии, христолюбче”.

“Христос тебя (да) упокоит в стране живых (да) отверзет тебе врата райские и (да) соделает жителем Церкви (рая), и оставление (да) подаст тебе во всем, в чем согрешил ты в жизни, христолюбче”.

В завершение на “Слава” поется стихира Троице: “Безначальным и рождением и происхождением…” “И ныне” – Богородичен: “Како от сосцу́ Твоею млеко́ точи΄ши…”

Чтобы не оставить в страждущем сердце место печали и сомнению, святой апостол Павел возвышает свой утешительный голос, перенося наш дух за пределы смерти, и раскрывает перед нами дивные тайны будущего преображения тела человеческого словами 1-го Послания своего к фессалоникийцам:

“Не хочу же оставить вас, братия, в неведении о умерших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды. Ибо если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним. Ибо сие говорим вам словами Господними, что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших, потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде, потом же мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на возду́хе, и так всегда с Господом будем? (1 Фес. 4, 13 -18).

Наконец, Сам Господь Иисус Христос устами священника утешает нас, обнадеживает, как любящий Отец (Ин. 5, 24-31):

“Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь. Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут. Ибо как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе. И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий. Не дивитесь сему, ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия, и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения. Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу; и суд Мой праведен, ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца”.

После чтения Евангелия произносится ектения о упокоении: “Помилуй нас, Боже…” Священник произносит не только возгла́с: “Яко Ты еси Воскресение и живот…”, но и всю молитву “Боже духо́в…”, предшествующую этому возгла́су. В Требнике нарочито отмечается этот исключительный случай гласного чтения этой молитвы, читаемой обычно тайно.

По возгласе бывает целование или последнее прощание с умершим, которое совершается при пении стихир: “Приидите, последнее целование дадим, братие, умершему…”

Из стихир при последнем целовании обычно поются лишь первая, последняя и Богородичен, а остальные одиннадцать опускаются. Между тем это трогательные и умилительные стихиры, оставляющие неизгладимое впечатление в верующем сердце.

“Приидите, последнее целование дадим, братие, умершему, благодаря΄ще Бога: сей бо оскуде от сро́дства своего и ко гробу тщится, не ктому пеки΄йся о суетных и о многострастной плоти. Где ныне сродницы же и дру́зи? Се разлучаемся! Его же упокоити, Господу помолимся.

Кое разлучение, о братие? Кий плач? Кое рыдание в настоящем часе? Приидите убо целуйте бывшаго вмале с нами: преда́ется бо гробу, каменем покрывается, во тьму вселяется, с мертвыми погребается и всех сродников и друго́в ныне разлучается. Его же упокоити, Господу помолимся.

Ныне житейское лукавое разлучается торжество суеты! Дух бо оскуде́ от селения, брение очерни΄ся, сосуд раздра́ся, безгласен, нечу́вственен, мертвен, недви΄жимь. Егоже посылающе гробу, Господу помолимся, дати ему во веки упокоение.

Яков живот наш есть? Цвет, и дым, и роса утренняя воистину. Приидите, приидите убо, у́зрим на гробе́х ясно, где доброта телесная. Где юность? Где суть очеса и зрак плотский? Вся увядо́ша яко трава, вся потребишася. Приидите, ко Христу припадем со слезами.

“Приидите, братие, и, благодаря Бога, дадим усопшему последнее целование: он оскудел от родства своего и течет ко гробу, не заботясь более о суетном и о многострастной плоти. Где ныне сродники и друзья? вот уже разлучаемся! Помолимся же, да упокоит его Господь.

Какая разлука, братие, какой плач, какое рыдание в настоящий час! приидите, целуйте недавно бывшего с нами – он предается гробу, покрывается камнем, вселяется во мрак, погребается с мертвыми: помолимся же, да упокоит его Господь.

Ныне нарушается все лукавое житейское торжество суеты! Душа исторглась из своей скинии, помрачилось брение, разбился сосуд, безгласен, бесчувственен, мертв и недвижим. Вверяя его гробу, помолимся, да даст ему Господь упокоение во веки.

Вот какова наша жизнь! – это подлинно цветок, это дым, это роса утренняя. Пойдем же на могилы и там посмотрим, куда делась доброта тела? Где юность? Где глаза и облик плоти? Все увяло, как трава; все погибло; пойдем же, припадем со слезами ко Христу.

Велий плач и рыдание, велие воздыхание и ну́жда, разлучение души΄, ад и погибель, привременный живот, сень непостоянная, сон прелестный: безвременно-мечтанен труд жития земнаго! Дале́че отбежим мирскаго всякаго греха, да небесная насле́дим.

Видяще предлежа́ща мертва, образ восприимем вси конечнаго часа́: сей бо отходит яко дым от земли, яко цвет отцвете́, яко трава посече́ся, вретищем повиваемь, землею покрываемь. Егоже невидима оставивше, Христу помолимся, дати ему во веки упокоение.

Приидите, вну́цы Адамовы, увидим на земли΄ поверженнаго по образу нашему, все благолепие отлагающа, разруше́на во гробе гноем, че́рвьми, тьмою иждиваема, землею покрываема. Егоже невидима оставльше, Христу помолимся, дати во веки сему упокоение.

Егда душа от тела и΄мать ну́ждею восхи΄титися страшными ангелы, всех забывает сродников и знаемых и печется о будущих судилищей стоянии, яже суеты многотрудныя плоти разрешении. Тогда Судию моля΄ще, вси помолимся, да простит Господь яже соде́ла.

Приидите, братие, во гробе у́зрим пепел и персть, из неяже созда́хомся. Камо ныне идем? Что же быхом? Кий убог или богат? Или кий владыка? Кий же свободь? И не вси ли пепел? Добро́та лица согни΄, и юности весь цвет увяди΄ смерть.

Великий плач и рыдание, великое стенание и болезнь при разлучении души! Тогда вся привременная жизнь для нее ад и погибель, тень непостоянная, сень заблуждения, безвременно мечтателен труд жития земного! О, убежим далеко от греха мирского, да наследуем небесные блага.

Видя предлежащего мертвого, все да помыслим о последнем часе; как пар от земли отходит человек, и как цветок увял он, как трава поблек; пеленается саваном, покрывается землею: невидимым его оставляя, помолимся ко Христу, да даст ему во веки упокоение.

Приидите, внуки Адама, увидим поверженного на земле отложившего все благолепие образа нашего, разрушенного во гробе гноем, червями, тьмою расточенного, землею покрываемого. Оставив его незримым, помолимся Христу о даровании ему упокоения на веки.

Когда страшные ангелы силою хотят исторгнуть душу из тела, забывает она всех сродников и знакомых, и помышляет только о предстании будущему судилищу и о разрешении от суеты многотрудной плоти. И мы, к Судии прибегая, помолимся все, да простит Господь соделанное человеком.

Приидите, братия, увидим в могиле пепел и персть, из которой мы созданы; куда мы теперь идем? И чем мы были? Кто здесь нищий или богач? Кто владыка? Кто свободный? Не все ли одинаково – пепел? Красота лица сгнила, и весь цвет юности увял от (дыхания) смерти.

Воистину суета и тление, вся житейская виды и безславная: вси бо исчезаем, вси у́мрем, ца́рие же и кня΄зи, судии΄ и насильницы, богатии и убо́зии, и все естество человеческое: ныне бо, иже иногда в житии, во гро́бы ввергаются. Ихже да упокоит Господь, помолимся.

Вси телеснии ныне орга́ны праздни зрятся, иже прежде мала дви΄жими бя΄ху, вси недействительни, мертви, нечувственни: очи бо заидо́ша, связа́стеся но́зе, ру́це безмолвствуете, и слух с ними, язык молчанием заключи΄ся, гробу предается. Воистину суета вся человеческая.

Спасай надеющыяся на Тя, Мати Незаходимаго Солнца, Богородительнице: умоли молитвами Твоими Преблагаго Бога упокоити, молимся, ныне преставльшагося, идеже упокоева́ются праведных ду́си: божественных благ наследника покажи, во дво́рех праведных, в память, Всенепорочная, вечную.

Слава: Зря΄ще мя безгласна и бездыха́нна предлежаща, восплачите о мне, братие и дру́зи, сродницы и знаемии: вчерашний бо день бесе́довах с вами, и внезапу на́йде на мя страшный час смертный. Но приидите, вси любящии мя, и целуйте мя последним целованием: не ктому бо с вами похожду или собеседую прочее. К Судии бо отхожду, иде́же несть лицеприятия: раб бо и владыка вку́пе предстоят, царь и воин, богатый и убогий в равнем достоинстве: кийждо бо

Подлинно все в жизни – суета и тление, все – призрак, все – недостойно славы. Вот все мы исчезнем, все умрем: и цари, и князья, и судьи, и подчиненные, и богатые, и убогие, весь род человеческий. И вот теперь опускаются в могилу те, которые когда-то жили; помолимся же, чтобы Господь упокоил их.

Вот все органы телесные видятся бездействующими, а прежде при малейшем усилии приходили в движение; вот все они неподвижны, бесчувственны, мертвы. Очи закатились, ноги связались, руки бездействуют, а с ними и слух; язык заключен молчанием и предается могиле. Подлинно, все суета в человеке.

Спасай надеющихся на Тебя, Матерь Незаходимого Солнца, Богородительница; умоли молитвами Твоими премилосердного Бога, – молимся Тебе, – упокоить ныне преставившегося там, где упокоеваются души праведников; соделай его, Всенепорочная, наследником божественных благ в обителях святых, – в память вечную.

Видя меня лежащего безгласным и бездыханным, восплачьте обо мне, все братия и сродники, и знакомые. Вчерашний день беседовал с вами, и внезапно настиг меня страшный час смерти; но приидите, все любящие меня, и целуйте последним целованием. Я уже более не поживу с вами или о чем-либо не собеседую; к Судии отхожу, где нет лицеприятия: там раб и владыка вместе предстоят, царь и воин, убогий и богатый в равном достоинстве; каждый от своих дел

от своих дел, или прославится, или постыдится. Но прошу всех и молю, непрестанно о мне молитеся Христу Богу, да не низведен буду по грехом моим на место мучения, но да вчини΄т мя, идеже свет животный”.

прославится или постыдится. Но прошу и умоляю всех: непрестанно о мне молитесь ко Христу Богу, да не буду низведен по грехам моим в место мучений, но да вселюся в жизненный свет”.

На эту последнюю мольбу почившего мы спешим откликнуться нашей молитвой за него ко Господу Иисусу Христу: “Молитвами Рождшия Тя, Христе, и Предтечи Твоего, апостолов, пророков, иерархов, преподобных и праведных, и всех святых, усопшаго раба Твоего упокой”.

За пением стихир следуют молитвословия, составляющие литию за усопших. Сюда входят Трисвятое, “Пресвятая Троице…”, “Отче наш”, “Со духи праведных…” и прочее. Диакон возглашает сугубую ектению “Помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей…”; по возгла́се: “Слава, и ныне”, бывает отпуст, на котором поминается имя усопшего. После отпуста архиерей или начальствующий иерей возглашает трижды: “Вечная твоя память, достоблаженне и приснопамятне брате наш”, и певцы трижды поют: “Вечная память”.

Затем по Требнику положено прочитать молитву: “Господь Иисус Христос, Бог наш, Иже Божественныя заповеди святым Своим учеником и апостолом да́вый…”

Однако ныне вместо этой краткой прощальной молитвы обычно читается другая, пространная, текст которой печатается на особом листе. Она называется разрешительной молитвой, и ее читают над усопшим мирянином не моложе семи лет. По прочтении этой молитвы священник сворачивает лист, на котором она напечатана, в свиток и влагает его в правую руку усопшего. Этой молитвой разрешаются только бывшие на умерших запрещения и епитимии за их прежние грехи, в которых они при жизни раскаялись перед духовником, но не те грехи, которые они утаили и в которых не покаялись в Таинстве Покаяния. Поэтому нельзя считать эту молитву равной по силе разрешительной молитве Таинства Покаяния: “…прощаю и разрешаю тя…”

На практике разрешительная молитва обычно читается и дается в руку усопшему не после отпуста, но сразу после прочтения Евангелия. С пением “Святый Боже…” гроб с телом усопшего выносится из храма.

Святая Церковь, в знак примирения и единения с душой усопшего, на краю могилы предает его тело земле. Для этого священник перед закрытием гроба и положением его в могилу посыпает крестообразно землю на тело умершего с произнесением слов: “Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней”. Затем на усопшего возливается елей в знаменование того, что умерший уже окончил и совершил священные подвиги, к которым был призван, старался жить по образу и заповедям Христа Спасителя, и теперь душе его предстоит пройти мытарства и достигнуть Царства Славы. Наконец, на тело усопшего посыпают пепел из кадильницы в знаменова́ние того, что благочестивый христианин, подобно благоухающему фимиаму, угас для земли, но не для неба. Если кладбище находится вдалеке от храма, то этот последний обряд совершается в храме. При этом поется тропарь: “Со духи праведных…” Теперь гроб закрывается крышкой, которая прибивается гвоздями. После того при пении литии гроб с телом опускается в могилу, ногами к востоку, и во время пения тропарей: “Со духи праведных…” могила засыпается землей. Затем по чину литии положена сугубая ектения, и после того, как могила будет совсем засыпана, произносится: “Слава Богу, сице устроившему”.

Не совершается погребение умерших в первый день Пасхи, в день Рождества Христова до вечерни.

Читайте также

  • Отпевание и погребение усопшего
  • Панихида в Пасхальную седмицу
  • Парастас последование панихиды по усопшим текст
  • Заупокойное всенощное бдение
  • Чтение Евангелия и Псалтири по усопшим

ПОСЛЕДОВАНИЕ ОТПЕВАНИЯ МИРЯН

По кончине кого–либо из православных, родные его тотчас призывают священный клир. Придя же в дом, где лежит тело усопшего, священник облачается в белые епитрахиль и фелонь, диакон же в стихарь и орарь и входят туда, где лежит тело. Вложив фимиам в кадильницу, кадят тело умершего, и предстоящих, и начинают обычно:

Диакон: Благослови, владыка!

Священник: Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков.

Чтец: Аминь. Трисвятое. Слава, и ныне: Пресвятая Троица: Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне: Отче наш: Священник: Ибо Твое есть Царство: Чтец: Аминь.

Тропари, глас 4

Со духами праведных скончавшихся / душу раба Твоего , Спаситель, упокой / сохраняя ее в блаженной жизни, / той, что у Тебя, Человеколюбец.

В месте упокоения Твоем, Господи, / где все святые Твои обретают покой, / упокой и душу раба Твоего , / ибо Ты Один — Человеколюбец.

Слава: Ты — Бог наш, сошедший во ад / и муки узников прекративший, / Сам и душу раба Твоего упокой.

И ныне: Единая чистая и непорочная Дева, / Бога во чреве носившая неизреченно, / ходатайствуй о спасении души раба Твоего .

Ектения

Диакон: Помилуй нас, Боже, по великой милости Твоей, молимся Тебе, услышь и помилуй.

Хор: Господи, помилуй. (трижды — здесь и далее)

Еще молимся о упокоении души усопшего раба Божия (имя), и о прощении ему всякого согрешения, как вольного, так и невольного.

Дабы Господь Бог водворил душу его там, где праведные обретают покой.

Милости Божией, Царства Небесного и отпущения грехов его у Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, просим.

Хор: Подай, Господи.

Диакон: Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Священник произносит следующую молитву

Боже духов и всякой плоти, смерть поправший и диавола упразднивший, и жизнь мiру Твоему даровавший! Сам, Господи, упокой душу усопшего раба Твоего (имя) в месте светлом, в месте блаженном, в месте отрадном, откуда отошли мука, скорбь и стенание. Всякое согрешение, соделанное им словом, или делом, или помышлением, как благой и человеколюбивый Бог, прости. Ибо нет человека, который жил бы и не согрешил, ибо только Ты один без греха, правда Твоя — правда навек и слово Твое — истина.

Возглас: Ибо Ты — воскресение и жизнь и покой усопшего раба Твоего (имя), Христе Боже наш, и Тебе славу воссылаем, со безначальным Твоим Отцом, и всесвятым и благим и животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков.

Хор: Аминь.

Диакон: Премудрость!

Хор: Честью высшую Херувимов / и несравненно славнейшую Серафимов, / девственно Бога–Слово родившую, / истинную Богородицу — Тебя величаем.

Священник: Слава Тебе, Христе Боже, надежда наша, слава Тебе.

Хор: Слава, и ныне, Господи, помилуй. (3) Благослови.

Священник говорит отпуст: Воскресший из мёртвых Христос, истинный Бог наш, по молитвам Пречистой Своей Матери, преподобных и богоносных отцов наших и всех святых Своих, душу от нас преставившегося раба Своего (имя), в селениях святых водворит, и к праведным причтет, а нас помилует, как Благой и Человеколюбец.*

* Такой вид заупокойный отпуст имеет в Требнике. В других богослужебных изданиях и в приходской практике встречаются варианты:

(Над живыми и мертвыми владычествующий), Воскресший из мёртвых Христос, истинный Бог наш, по молитвам Пречистой Своей Матери, святых славных и всехвальных Апостолов, преподобных и богоносных отцов наших, и всех святых Своих, душу от нас преставившегося раба Своего (имя), в селениях праведных водворит, в недрах Авраама упокоит и к праведным сопричтет, а нас помилует, как Благой и Человеколюбец.

(имя), в селениях праведных водворит, в недрах Авраама упокоит, (и) к праведным причтет, а нас помилует, как Благой и Человеколюбец.

Вечная тебе память, достоблаженный и приснопамятный брат наш.

По молитвам святых отцов наших:]

Хор: Аминь.

И когда все готово к выходу, священник вновь произносит начальный возглас:

Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно, и во веки веков.

И начинаем петь: Святой Боже: со страхом и всяким умилением, и поем всю дорогу. И подняв гроб с телом усопшего, все идут в храм в предшествии священников со свечами и диакона с кадилом. Когда же придут в храм, гроб с телом ставится в притворе, . И начинают:

Псалом 90

Живущий помощью Всевышнего под кровом Бога небесного водворится. Скажет Господу: «Заступник мой Ты и прибежище моё, Бог мой и уповаю на Него». Ибо Он избавит тебя от сети ловцов и от вести тревожной. За плечами Своими сокроет тебя, и под крыльями Его будешь надеяться, — как оружие окружит тебя истина Его. Не убоишься от страха ночного, от стрелы, летящей днём; от опасности, во тьме блуждающей, от несчастья и демона полуденного. Падёт рядом с тобою тысяча, и десять тысяч справа от тебя, но к тебе не приблизятся. Только очами твоими посмотришь и воздаяние грешников увидишь. Ибо Ты, Господи, надежда моя! Всевышнего сделал ты прибежищем твоим. Не подступится к тебе зло, и бич не приблизится к шатру твоему, ибо Он Ангелам Своим заповедает о тебе сохранить тебя на всех путях твоих, — на руках понесут тебя, чтобы ты не споткнулся о камень ногою твоею. На аспида и василиска наступишь и попирать будешь льва и дракона. «Ибо на Меня он уповал, и избавлю его, прикрою его, ибо он познал имя Моё. Призовёт Меня, и услышу его, с ним Я в скорби, избавлю его и прославлю его, долгоденствием исполню его и явлю ему спасение Моё».

«Непорочны» (Кафизма 17)

Хор поет высоким гласом:

Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим.

Канонарх: Непорочные в пути: / Аллилуия.

И поется первая статия «Непорочных» на 6 глас, с припевом к каждому стиху: Аллилуия.

Блаженны непорочные в пути, / ходящие в законе Господнем. / Аллилуия.

Блаженны исследующие свидетельства Его, / всем сердцем они взыщут Его. / Аллилуия.

И далее:

Ибо не делающие беззакония / пошли по путям Его.

Ты заповедал заповеди Твои / сохранить твёрдо.

О, если бы направились пути мои / к сохранению повелений Твоих!

Тогда я не постыдился бы, / взирая на все заповеди Твои.

Я прославлю Тебя в правоте сердца, / когда научусь судам правды Твоей.

Повеления Твои сохраню; / не оставь меня до конца.

В чём исправит юноша путь свой? / В сохранении слов Твоих.

Всем сердцем моим я взыскал Тебя, / не отринь меня от заповедей Твоих.

В сердце моём я скрыл изречения Твои, / чтобы не согрешить пред Тобою.

Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим.

Устами моими я возвестил / все суды уст Твоих.

На пути свидетельств Твоих я насладился, / как во всяком богатстве.

О заповедях Твоих буду рассуждать / и уразумею пути Твои.

В повеления Твои буду вникать, / не забуду слов Твоих.

Воздай рабу Твоему, / оживи меня, и сохраню я слова Твои.

Открой очи мои, и уразумею чудеса / из закона Твоего.

Поселенец я на земле: / не скрой от меня заповедей Твоих.

Возжелала душа моя стремиться / к судам Твоим во всякое время.

Ты укорил гордых; / прокляты уклоняющиеся от заповедей Твоих.

Сними с меня поношение и презрение, / ибо свидетельств Твоих я взыскал.

Ибо вот, сели князья и на меня клеветали, / раб же Твой рассуждал о повелениях Твоих.

Ибо и свидетельства Твои — занятие моё, / и советники мои — повеления Твои.

Приникла к земле душа моя; / оживи меня по слову Твоему.

Пути мои я возвестил, и Ты услышал меня; / научи меня повелениям Твоим.

Дай мне понять путь повелений Твоих, / и буду рассуждать о чудесах Твоих.

Задремала душа моя от нерадения: / укрепи меня в словах Твоих.

Путь неправды удали от меня / и законом Твоим помилуй меня.

Путь истины я избрал / и судов Твоих не забыл.

Я прилепился к свидетельствам Твоим; / Господи, не постыди меня!

Путь заповедей Твоих я пробежал, / когда Ты расширил сердце моё.

Положи мне, Господи, законом путь повелений Твоих, / и буду искать его постоянно.

Вразуми меня, и исследую закон Твой, / и сохраню его всем сердцем моим.

Направь меня на стезю заповедей Твоих, / ибо я её возжелал.

Склони сердце моё к свидетельствам Твоим, / а не к стяжательству.

Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты; / на пути Твоём оживи меня.

Поставь рабу Твоему слово Твоё / в страх Твой.

Удали поношение моё, которого я боюсь, / ибо суды Твои благи.

Вот, я возжелал заповедей Твоих, / в правде Твоей оживи меня.

И да придёт на меня милость Твоя, Господи, / спасение Твоё по слову Твоему.

И я отвечу поносящим меня слово, / ибо уповаю на слова Твои.

И не отними от уст моих слова истины до конца, / ибо на суды Твои я уповал.

И буду хранить закон Твой всегда, / вовек и во век века.

И ходил я на просторе, / ибо заповедей Твоих взыскал.

И говорил о свидетельствах Твоих / пред царями и не стыдился.

И упражнялся в заповедях Твоих, / которые возлюбил крепко.

И поднял руки мои / к заповедям Твоим, которые возлюбил.

И рассуждал / о повелениях Твоих.

Вспомни слова Твои к рабу Твоему, / которыми Ты вселил надежду в меня.

Это утешило меня в унижении моём, / что слово Твоё оживило меня.

Гордые до крайности преступали закон, / но я от закона Твоего не уклонился.

Вспомнил суды Твои от века, Господи, / и утешился.

Печаль объяла меня от грешников, / оставляющих закон Твой.

Как песни были мне повеления Твои / на месте странствия моего.

Вспомнил я ночью имя Твоё, Господи, / и сохранил закон Твой.

Это случилось со мной, / ибо повелений Твоих я взыскал.

Удел мой Ты — Господи; я сказал: / сохранить постараюсь закон Твой.

Помолился я пред лицом Твоим всем сердцем моим; / помилуй меня по слову Твоему.

Обдумал я пути Твои / и обратил ноги мои ко свидетельствам Твоим.

Я приготовился и не смутился, / чтобы сохранить заповеди Твои.

Верви грешников обвили меня, — / и закона Твоего я не забыл.

В полночь я вставал прославлять Тебя / за праведные суды Твои.

Общник я всем боящимся Тебя / и хранящим заповеди Твои.

Милости Твоей, Господи, полна земля: / повелениям Твоим научи меня.

Благостно поступил Ты с рабом Твоим, / Господи, по слову Твоему.

Доброте, и благонравию, и знанию научи меня, / ибо заповедям Твоим я поверил.

Прежде чем смирился, я погрешил; / потому слово Твоё сохранил.

Благ Ты, Господи, и в благости Твоей / научи меня повелениям Твоим.

Умножилась против меня неправда гордых, / я же буду всем сердцем моим исследовать заповеди Твои.

Сгустилось, как молоко, сердце их, / я же в Твой закон углубился.

Благо мне, что ты смирил меня, / чтобы мне изучить повеления Твои.

Благ для меня закон уст Твоих / больше тысяч золота и серебра.

Слава: Аллилуия.

И ныне: Аллилуия.

Ектения малая

Диакон: Снова и снова в мире Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Еще молимся о упокоении души усопшего раба Божия (имя), и о прощении ему всякого согрешения, как вольного, так и невольного.

Хор: Господи, помилуй.

Дабы Господь Бог водворил душу его там, где праведные обретают покой.

Хор: Господи, помилуй.

Милости Божией, Царства Небесного и отпущения грехов его у Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, просим.

Хор: Подай, Господи.

Диакон: Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Священник произносит следующую молитву

Боже духов и всякой плоти, смерть поправший и диавола упразднивший, и жизнь мiру Твоему даровавший! Сам, Господи, упокой душу усопшего раба Твоего (имя) в месте светлом, в месте блаженном, в месте отрадном, откуда отошли мука, скорбь и стенание. Всякое согрешение, соделанное им словом, или делом, или помышлением, как благой и человеколюбивый Бог, прости. Ибо нет человека, который жил бы и не согрешил, ибо только Ты один без греха, правда Твоя — правда навек и слово Твое — истина.

Возглас: Ибо Ты — воскресение и жизнь и покой усопшего раба Твоего (имя), Христе Боже наш, и Тебе славу воссылаем, со безначальным Твоим Отцом, и всесвятым и благим и животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков.

Хор: Аминь.

И затем начинаем вторую статию «Непорочных» на 5 глас, в конце же каждого стиха поем: Помилуй раба Твоего .

Канонарх начинает: Заповеди Твои: / Помилуй раба Твоего .

Хор поет: Руки Твои сотворили меня и создали меня; / вразуми меня, и научусь заповедям Твоим. / Помилуй раба Твоего .

Боящиеся Тебя увидят меня и возвеселятся, / ибо на слова Твои я уповал. / Помилуй раба Твоего .

И далее:

Я познал, Господи, что правда — суды Твои, / и по истине Ты смирил меня.

Да будет же милость Твоя утешением мне, / по слову Твоему к рабу Твоему.

Да придёт ко мне сострадание Твоё, и буду жить, / ибо закон Твой — занятие моё.

Да постыдятся гордые, / ибо неправедно сотворили беззаконие против меня, / я же буду рассуждать о заповедях Твоих.

Да обратятся ко мне боящиеся Тебя / и знающие свидетельства Твои.

Да будет сердце моё непорочно в повелениях Твоих, / чтобы мне не постыдиться.

Изнемогает о спасении Твоём душа моя, / и на слово Твоё я уповал.

Изнемогли очи мои о слове Твоём; / я говорю: «Когда Ты утешишь меня?»

Ибо стал я, как мех на морозе, / повелений Твоих не забыл.

Сколько дней раба Твоего? / Когда сотворишь мне суд против гонящих меня?

Поведали мне законопреступники рассуждения, / но не как закон Твой, Господи.

Все заповеди Твои — истина; / стали гнать меня неправедно, помоги мне.

Едва не покончили со мной на земле, / но я не оставил заповедей Твоих.

По милости Твоей оживи меня, / и сохраню свидетельства уст Твоих.

Вовек, Господи, слово Твоё / пребывает на небесах.

В род и род истина Твоя: / Ты основал землю, и она пребывает.

По велению Твоему пребывает день, / ибо всё служит Тебе.

Ибо если бы не был закон Твой занятием моим, / тогда погиб бы я в унижении моём.

Вовек не забуду повелений Твоих, / ибо ими Ты меня оживил.

Твой я, спаси меня, / ибо повелений Твоих я взыскал.

Стали ждать меня грешники, чтобы меня погубить, / я же понял свидетельства Твои.

Всякого свершения предел я узрел — / широка заповедь Твоя весьма.

Как возлюбил я закон Твой, Господи, / целый день он — занятие моё.

Более врагов моих Ты умудрил меня заповедью Твоею, / ибо она — моя вовек.

Лучше всех учащих меня я стал понимать, / ибо свидетельства Твои — занятие моё.

Лучше старцев я стал понимать, / ибо заповедей Твоих взыскал.

От всякого злого пути удержал я ноги мои, / чтобы сохранить слова Твои.

От судов Твоих не уклонился, / ибо Ты дал мне закон.

Как сладки гортани моей слова Твои, / лучше мёда устам моим.

От заповедей Твоих я разум стяжал, / потому возненавидел всякий путь неправды.

Светильник ногам моим закон Твой / и свет стезям моим.

Я поклялся и постановил / сохранить суды правды Твоей.

Я унижен был до предела, Господи, / оживи меня по слову Твоему.

Добровольные жертвы уст моих прими же благосклонно, Господи, / и судам Твоим научи меня.

Душа моя постоянно в руках Твоих, / и закона Твоего я не забыл.

Устроили грешники мне западню, / но я от заповедей Твоих не отклонился.

Унаследовал я свидетельства Твои вовек, / ибо они — радость сердца моего.

Склонил я сердце моё, чтобы исполнить повеления Твои / вовек, ради воздаяния.

Законопреступников возненавидел, / а закон Твой я возлюбил.

Помощник мой и заступник мой — Ты, / на слова Твои я уповал.

Отступите от меня, творящие зло, / и буду исследовать заповеди Бога моего.

Поддержи меня по слову Твоему, и буду жить, / и не постыди меня в ожидании моём.

Помоги мне, и буду спасён, / и буду вникать в повеления Твои всегда.

В ничто Ты вменил всех отступающих от повелений Твоих, / ибо неправедно помышление их.

Преступниками счел я всех грешников земли, / потому возлюбил свидетельства Твои.

Пригвозди страхом пред Тобою плоть мою, / ибо от судов Твоих я убоялся.

Сотворил я суд и правду, / не предай меня обижающим меня.

Прими раба Твоего ко благу, / чтобы не оклеветали меня гордые.

Изнемогли очи мои ради спасения Твоего / и слова правды Твоей.

Сотвори с рабом Твоим по милости Твоей / и повелениям Твоим научи меня.

Я раб Твой, вразуми меня, / и познаю свидетельства Твои.

Время действовать Господу: / разрушили закон Твой.

Потому возлюбил я заповеди Твои / больше золота и топаза.

Потому ко всем заповедям Твоим я направлялся, / всякий путь неправды возненавидел.

Дивны свидетельства Твои, / потому стала исследовать их душа моя.

Явление слов Твоих просвещает / и вразумляет младенцев.

Открыл я уста мои и привлек в себя Дух, / ибо заповедей Твоих вожделел.

Слава: Помилуй раба Твоего .

И ныне: Помилуй раба Твоего .

Ектения малая

Диакон: Снова и снова в мире Господу помолимся!

Хор на каждое прошение: Господи, помилуй.

Хор: Господи, помилуй. (трижды — здесь и далее)

Еще молимся о упокоении души усопшего раба Божия (имя), и о прощении ему всякого согрешения, как вольного, так и невольного.

Дабы Господь Бог водворил душу его там, где праведные обретают покой.

Милости Божией, Царства Небесного и отпущения грехов его у Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, просим.

Хор: Подай, Господи.

Диакон: Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Священник произносит следующую молитву

Боже духов и всякой плоти, смерть поправший и диавола упразднивший, и жизнь мiру Твоему даровавший! Сам, Господи, упокой душу усопшего раба Твоего (имя) в месте светлом, в месте блаженном, в месте отрадном, откуда отошли мука, скорбь и стенание. Всякое согрешение, соделанное им словом, или делом, или помышлением, как благой и человеколюбивый Бог, прости. Ибо нет человека, который жил бы и не согрешил, ибо только Ты один без греха, правда Твоя — правда навек и слово Твое — истина.

Возглас: Ибо Ты — воскресение и жизнь и покой усопшего раба Твоего (имя), Христе Боже наш, и Тебе славу воссылаем, со безначальным Твоим Отцом, и всесвятым и благим и животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков.

Хор: Аминь.

И после возгласа начинаем третью статию «Непорочных» на глас третий:

Канонарх начинает: Имя Твоё: / Аллилуия.

Хор поет: Воззри на меня и помилуй меня / по суду любящих имя Твоё. / Аллилуия.

Стопы мои направь по слову Твоему, / и да не овладеет мною никакое беззаконие. / Аллилуия.

И далее:

Избавь меня от клеветы человеческой, / и сохраню заповеди Твои.

Яви свет лица Твоего рабу Твоему / и научи меня повелениям Твоим.

Источники вод излили очи мои, / ибо не сохранил я закона Твоего.

Праведен Ты, Господи, / и правы суды Твои.

Ты заповедал правду — свидетельства Твои / и истину — твёрдо.

Изнурила меня ревность по Тебе, / ибо забыли слова Твои враги мои.

Огнём очищено слово Твоё вполне, / и раб Твой возлюбил его.

Весьма молод я и презрен, — / повелений Твоих не забыл.

Правда Твоя — правда вовек, / и закон Твой — истина.

Скорби и беды настигли меня; / заповеди Твои — занятие моё.

Свидетельства Твои — правда вовек; / вразуми меня, и буду жить.

Воззвал я всем сердцем моим, услышь меня, Господи, / повелений Твоих взыщу.

Воззвал я к Тебе, спаси меня, / и сохраню свидетельства Твои.

Поспешил я в неурочный час и воззвал: — / на слова Твои уповал.

Открылись очи мои до рассвета, / чтобы углубляться в слова Твои.

Голос мой услышь, Господи, по милости Твоей, / по суду Твоему оживи меня.

Приблизились гонящие меня беззаконно, / от закона же Твоего удалились.

Близок Ты, Господи, / и все пути Твои — истина.

От начала я познал из свидетельств Твоих, / что навек Ты их основал.

Воззри на унижение моё и избавь меня, / ибо закона Твоего я не забыл.

Рассуди дело моё и избавь меня, / по слову Твоему оживи меня.

Далеко от грешных спасение, / ибо повелений Твоих не взыскали.

Велико сострадание Твоё, Господи, / по суду Твоему оживи меня.

Много изгоняющих меня и теснящих меня, — / от свидетельств Твоих я не уклонился.

Увидел неразумных и изнемогал, / ибо они слов Твоих не сохранили.

Узри, что я заповеди Твои возлюбил, Господи, / по милости Твоей оживи меня.

Начало слов Твоих — истина, / и навек — все суды правды Твоей.

Князья стали гнать меня безвинно, / но от слов Твоих убоялось сердце моё.

Возрадуюсь я о словах Твоих, / как находящий много добычи.

Неправду возненавидел я и возгнушался ею, / закон же Твой возлюбил.

Семь раз в день восхвалил я Тебя / за суды правды Твоей.

Великий мир — любящим закон Твой, / и нет им преткновения.

Ожидал я спасения Твоего, Господи, / и заповеди Твои возлюбил.

Сохранила душа моя свидетельства Твои, / и возлюбила их крепко.

Сохранил я заповеди Твои и свидетельства Твои, / ибо все пути мои пред Тобою, Господи.

Да приблизится моление моё пред лицо Твоё, Господи, — / по слову Твоему вразуми меня.

Да взойдет прошение моё пред лицо Твоё, Господи, — / по слову Твоему избавь меня.

Изольют уста мои песнь, / когда Ты научишь меня повелениям Твоим.

Произнесёт язык мой слова Твои, / ибо все заповеди Твои — правда.

Да будет рука Твоя во спасение мне, / ибо заповеди Твои я избрал.

Возжелал я спасения Твоего, Господи, / и закон Твой — занятие моё.

Будет жить душа моя и восхвалит Тебя, / и суды Твои помогут мне.

Заблудился я, как овца пропавшая; / взыщи раба Твоего, ибо заповедей Твоих я не забыл.

И тотчас же:

Припев: Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим. Пс 118:12

Хор святых обрел источник жизни и дверь рая; / да обрету и я путь покаяния. / Я — пропавшая овца; / призови меня, Спаситель, и спаси меня!

Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим.

Об Агнце Божием провозгласившие / и заколотые как агнцы, / и к жизни нестареющей, святые, / и вечной переселившиеся, / Его усердно, мученики, просите, / долгов прощение нам даровать.

Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим.

Путем узким ходившие, прискорбным, / все в жизни крест как ярмо поднявшие, / и за Мною последовавшие с верою, / придите, наслаждайтесь тем, / что Я приготовил вам: / наградами и венцами небесными!

Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим.

Образ я неизреченной Твоей славы, / хотя ношу и язвы согрешений: / пожалей Твое создание, Владыка, / и очисти по Своему милосердию, / и вожделенное отечество подай мне, / снова делая меня / гражданином рая.

Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим.

В древности из небытия создавший меня / и образом Твоим Божественным почтивший, / но за нарушение заповеди / снова меня возвративший в землю, / из которой я был взят! / К тому, что по подобию Твоему, возведи, / чтобы в прежней красоте / мне восстановиться.

Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим.

Упокой, Боже, рабов Твоих, / и посели их в раю, / где хоры святых, Господи, / и праведники сияют как светила, / усопших рабов Твоих упокой, / не смотря на все их согрешения.

Слава: Светом Тройственным сияющее / единое Божество / благоговейно воспоем, взывая: / «Свят Ты, Отче Безначальный, / Столь же Безначальный Сын и Божественный Дух: / просвети нас, верою Тебе служащих, / и исторгни из вечного огня.

И ныне: Радуйся, Досточтимая, / Бога по плоти родившая для спасения всех, / благодаря Тебе род человеческий обрел спасение; / да обретем через Тебя рай, / Богородица Чистая, благословенная.

Аллилуия, аллилуия, аллилуия, слава Тебе, Боже. Трижды.

Ектения

Диакон: Снова и снова в мире Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Еще молимся о упокоении души усопшего раба Божия (имя), и о прощении ему всякого согрешения, как вольного, так и невольного.

Хор: Господи, помилуй.

Дабы Господь Бог водворил душу его там, где праведные обретают покой.

Хор: Господи, помилуй.

Милости Божией, Царства Небесного и отпущения грехов его у Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, просим.

Хор: Подай, Господи.

Диакон: Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Священник произносит следующую молитву

Боже духов и всякой плоти, смерть поправший и диавола упразднивший, и жизнь мiру Твоему даровавший! Сам, Господи, упокой душу усопшего раба Твоего (имя) в месте светлом, в месте блаженном, в месте отрадном, откуда отошли мука, скорбь и стенание. Всякое согрешение, соделанное им словом, или делом, или помышлением, как благой и человеколюбивый Бог, прости. Ибо нет человека, который жил бы и не согрешил, ибо только Ты один без греха, правда Твоя — правда навек и слово Твое — истина.

Возглас: Ибо Ты — воскресение и жизнь и покой усопшего раба Твоего (имя), Христе Боже наш, и Тебе славу воссылаем, со безначальным Твоим Отцом, и всесвятым и благим и животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков.

Хор: Аминь.

И после возгласа поем следующие тропари, глас 5

Упокой, Спаситель наш, с праведными раба Твоего / и посели его во дворах Твоих, как написано, / не взирая, как Благой, на согрешения его / вольные и невольные, / и на всё, в ведении и в неведении содеянное, Человеколюбец.

Слава: И на всё, в ведении и в неведении содеянное, Человеколюбец.

И ныне, Богородичен: От Девы воссиявший мiру, Христе Боже, / и через Нее сынами Света нас явивший, / помилуй нас.

Псалом 50

Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей и по множеству щедрот Твоих изгладь беззаконие моё; совершенно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня. Ибо беззаконие моё я знаю, и грех мой всегда предо мною. Тебе, Единому, я согрешил и злое пред Тобою сотворил, — да будешь оправдан в словах Твоих и победишь, если вступят с Тобою в суд. Ибо вот, я в беззакониях зачат, и во грехах родила меня мать моя. Ибо вот, Ты истину возлюбил, сокрытое и тайное премудрости Твоей мне открыл. Ты окропишь меня иссопом — и буду очищен; омоешь меня — и сделаюсь белее снега, дашь мне услышать радость и веселие — возрадуются кости униженные. Отврати лицо Твоё от грехов моих и все беззакония мои изгладь. Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и Дух Правый обнови внутри меня. Не отринь меня от лица Твоего и Духа Твоего Святого не отними от меня. Возврати мне радость спасения Твоего и Духом Владычественным утверди меня. Научу беззаконных путям Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся. Избавь меня от кровей, Боже, Боже спасения моего, возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, Ты откроешь уста мои, и уста мои возвестят хвалу Твою. Ибо если бы жертвы Ты восхотел, я дал бы её, — к всесожжениям не будешь благоволить. Жертва Богу — дух сокрушённый, сердца сокрушённого и смиренного Бог не презрит. Облагодетельствуй, Господи, во благоволении Твоём Сион, и да будут воздвигнуты стены Иерусалима, — тогда примешь благосклонно жертву правды, возношение и всесожжения, тогда возложат на алтарь Твой тельцов.

Канон, глас 6.

Акростих его: «Шестую припеваю отшедшему песнь».

Творение преподобного Феофана.

Песнь 1

Ирмос: Как по суше прошел Израиль / по бездне стопами, / и взывал, гонителя фараона видя утопавшим: / «Богу победную песнь воспоем!»

Припев: Дивен Бог во святых Своих, Бог Израилев. Пс 67:36а

В небесных чертогах доблестные мученики / непрестанно молят Тебя Христе: / от земли переселенного Тобою верного / вечных благ достичь удостой.

Припев: Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего .

Устроив все, меня Ты создал, человека, / живое сложное существо, / как смирению, так и величию причастное; / потому душу раба Твоего , Спаситель, упокой.

Слава: Быть гражданином рая и его возделывать / в начале Ты мне определил, / но за нарушение Твоей заповеди / из него изгнал. / Потому душу раба Твоего , Спаситель, упокой.

И ныне, Богородичен: Из ребра создавший прежде / Еву, нашу праматерь, / из непорочного чрева Твоего в плоть облекается: / ею Он могущество смерти, Чистая, упразднил.

Песнь 3

Ирмос: Нет святого, / как Ты, Господи Боже мой, / возвысивший достоинство верных Тебе, Благой, / и утвердивший нас на камне / исповедания Твоего.

Законно состязались / Твои мученики, Податель жизни, / и, венцом победы от Тебя украшенные, / они от нас переселившемуся верному / вечное избавление подают.

Сперва наставив многими / чудесами и знамениями меня, заблудшего, / Ты напоследок, Сам Себя уничижив из сострадания / и поискав, обрел меня и спас.

Слава: От нестойкости и тления мiра текучего / к Тебе, Благой, перешедшего / жить радостно в обителях вечных удостой, / оправдав его верою и благодатию.

И ныне, Богородичен: Нет столь непорочной, / как Ты, Всечистая Богоматерь, / ибо Ты одна от века зачала во чреве Бога истинного, / упразднившего смерти силу.

Ектения

Диакон: Снова и снова в мире Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Еще молимся о упокоении души усопшего раба Божия (имя), и о прощении ему всякого согрешения, как вольного, так и невольного.

Хор: Господи, помилуй.

Дабы Господь Бог водворил душу его там, где праведные обретают покой.

Хор: Господи, помилуй.

Милости Божией, Царства Небесного и отпущения грехов его у Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, просим.

Хор: Подай, Господи.

Диакон: Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Священник произносит следующую молитву

Боже духов и всякой плоти, смерть поправший и диавола упразднивший, и жизнь мiру Твоему даровавший! Сам, Господи, упокой душу усопшего раба Твоего (имя) в месте светлом, в месте блаженном, в месте отрадном, откуда отошли мука, скорбь и стенание. Всякое согрешение, соделанное им словом, или делом, или помышлением, как благой и человеколюбивый Бог, прости. Ибо нет человека, который жил бы и не согрешил, ибо только Ты один без греха, правда Твоя — правда навек и слово Твое — истина.

Возглас: Ибо Ты — воскресение и жизнь и покой усопшего раба Твоего (имя), Христе Боже наш, и Тебе славу воссылаем, со безначальным Твоим Отцом, и всесвятым и благим и животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков.

Хор: Аминь.

И после возгласа поем:

Седален, глас 6

Поистине все — тщета, / а жизнь земная — тень и сновидение; / и, подлинно, попусту волнуется / всякий, на земле рожденный, / как гласит Писание: / когда мiр приобретем, / тогда во гроб вселимся, / где вместе цари и нищие. / Потому, Христе Боже, / преставившегося упокой, / как Человеколюбец.

Слава, и ныне, Богородичен: Всесвятая Богородица, / во все время жизни моей не оставь меня, / человеческому покровительству не вверяй меня, / но Сама защити и помилуй меня!

Песнь 4

Ирмос: «Христос — моя сила, / Бог и Господь», / — святая Церковь благоговейно поет, / возглашая от чистого разума, / в Господе торжествуя.

Являя знак обильнейшей мудрости, / и щедрой благости в раздаче даров, / Ты, Владыка, мучеников хоры / к Ангелам сопричислил.

Неизреченной славы Твоей достигнуть / удостой, Христе, к Тебе преставившегося , / там, где веселящихся жилище / и глас чистого ликования.

Слава: Прими воспевающего божественную силу Твою, / того , кого призвал Ты от земли, / чадом света его делая, / а мглу греха очищая, Многомилостивый.

И ныне, Богородичен: Вместилище пречистое, Храм всенепорочный, / Ковчег всесвятой, / девственное Место Освящения! / Тебя, Красоту Иакова, Владыка Себе избрал.

Песнь 5

Ирмос: Божественным светом Своим, Благой, / души с рассвета к Тебе стремящихся / любовью озари, — молюсь я, — / чтобы знать Тебя, Слово Божие, истинного Бога, / от мрака грехов / к Себе призывающего.

Как всесожжение священное / и как начаток человеческого естества, / мученики, Богу прославленному принесенные, / нам всегда спасение подают.

Небесного пребывания, / раздаяния дарований удостой, Господи, / прежде усопшего верного раба Твоего , / подавая ему от согрешений избавление.

Слава: Один по естеству Животворящий, / воистину благости непостижимая Пучина! / Скончавшегося удостой Твоего Царства, Милосердный, / единый Бессмертный.

И ныне, Богородичен: Силой, и пением, и спасением погибающим / стал от Тебя Рожденный, мiра Владычица, / избавляющий из адских врат / с верою Тебе прославляющих.

Песнь 6

Ирмос: Житейское море видя / поднимающееся волнами искушений, / я, к тихой пристани Твоей прибегнув, взываю Тебе: / «Возведи от гибели жизнь мою, / Многомилостивый!»

На Кресте пригвождаемый, / сонмы мучеников Ты к Себе собрал, / подражающих страданию Твоему, Благой. / Потому молим Тебя: / «К Тебе преставившегося (ныне) упокой!»

Когда с неизреченной славою Твоею / придешь Ты, повергая в трепет, / чтобы суд над всем мiром совершить, / благоволи, Избавитель, да встретит Тебя радостно на облаках / тот , кого от земли Ты принял / как верного раба Твоего .

Слава: Источник жизни истинный, Владыка, / с мужеством божественным / на свободу узников выводящий! / Раба Твоего , к Тебе в вере отшедшего , / в усладу рая всели.

И ныне, Богородичен: В землю мы возвратились, / нарушив Божию заповедь божественную; / но благодаря Тебе, Дева, / на небо от земли возвысились, / тление смертное стряхнув.

Ектения

Диакон: Снова и снова в мире Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Еще молимся о упокоении души усопшего раба Божия (имя), и о прощении ему всякого согрешения, как вольного, так и невольного.

Хор: Господи, помилуй.

Дабы Господь Бог водворил душу его там, где праведные обретают покой.

Хор: Господи, помилуй.

Милости Божией, Царства Небесного и отпущения грехов его у Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, просим.

Хор: Подай, Господи.

Диакон: Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Священник произносит следующую молитву

Боже духов и всякой плоти, смерть поправший и диавола упразднивший, и жизнь мiру Твоему даровавший! Сам, Господи, упокой душу усопшего раба Твоего (имя) в месте светлом, в месте блаженном, в месте отрадном, откуда отошли мука, скорбь и стенание. Всякое согрешение, соделанное им словом, или делом, или помышлением, как благой и человеколюбивый Бог, прости. Ибо нет человека, который жил бы и не согрешил, ибо только Ты один без греха, правда Твоя — правда навек и слово Твое — истина.

Возглас: Ибо Ты — воскресение и жизнь и покой усопшего раба Твоего (имя), Христе Боже наш, и Тебе славу воссылаем, со безначальным Твоим Отцом, и всесвятым и благим и животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков.

Хор: Аминь.

И после возгласа поем:

Кондак, глас 8

Со святыми упокой, Христе, / душу раба Твоего , / там, где нет ни боли, ни скорби, ни стенания, / но жизнь бесконечная.

Икос: Ты Сам — один бессмертный, / сотворивший и создавший человека: / мы же, смертные, из земли были созданы, / и в ту же землю пойдем, / как повелел Ты, создав меня и сказав мне: / «Ты земля, и в землю отойдешь», / куда все мы, смертные, пойдем, / надгробное рыдание претворяя в песнь «Аллилуия!»

И снова: Со святыми упокой, Христе:

Песнь 7

Ирмос: Росоносною соделал печь / Ангел для благочестивых отроков, / а Божие веление, халдеев опалявшее, / мучителя убедило взывать: / «Благословен Ты, Боже отцов наших!»

Искупленные Твоею Кровию от первого преступления / и окропленные своею кровию мученики, / ясно изображают Твое заклание. / Благословен Ты, Боже отцов наших!

Дерзкую смерть Ты умертвил, / Слово живоначальнейшее, / а вере усопшего ныне прими, Христе, / поющего и восклицающего : / «Благословен Ты, Боже отцов наших!»

Слава: Давший душу мне, человеку, / дуновением божественным, / богоначальнейший Владыка! / Преставившегося Царства Твоего удостой, Спаситель, / да воспевает Тебе: / «Благословен Ты, Боже отцов наших!»

И ныне, Богородичен: Превыше всего творения / ты стала, Пренепорочная, / зачав Бога, врата смерти сокрушившего / и засовы их сломившего; / потому Тебя, Чистая, мы, верные, / в песнях славим как Богоматерь.

Песнь 8

Ирмос: Из пламени Ты для благочестивых росу источил, / и жертву праведника водою попалил: / ибо все Ты совершаешь, Христе, одним Своим хотением. / Тебя мы превозносим во все века.

Твердость в подвигах показав, / вы победы венцом украсились, / мученики Христовы, страстотерпцы, и восклицаете: / «Тебя, Христе, превозносим вовеки!»

Верных, с жизнью расставшихся в благоговении / и к Тебе, Владыке, перешедших, / прими благостно, даруя покой, как милосердный, / превозносящим Тебя, Христе, вовеки.

Слава: Ныне на земле кротких водворяться / всем прежде усопшим, Спаситель, благоволи, / верою в Тебя оправдав и благодатию / Тебя превозносящих во все века.

И ныне, Богородичен: Все восхваляем Тебя, Всеблаженная, / родившую Слово, воистину по естеству Блаженного, / ради нас сделавшегося плотию; / Его мы превозносим во все века.

Песнь 9

Ирмос: Невозможно людям увидеть Бога, / на Которого не смеют полки Ангелов взглянуть; / но чрез Тебя, Всечистая, / стало видимым для смертных Слово воплощенное. / Его величая, / мы вместе с небесными воинствами / Тебя восхваляем.

Надежда хоры мучеников укрепила / и к Твоей любви пламенно окрылила, / прообразовав им воистину непоколебимый будущий покой; / его, Благой, преставившегося верного / удостой достигнуть.

Светлого и Божественного озарения Твоего, Христе, достигнуть / в вере преставившегося благоволи, / в недрах Авраама упокоение, / как единый Милостивый, ему даруя / и вечного удостоив блаженства.

Слава: Сам по естеству благой и милосердный, / и всем желающий милости, и благосердия Бездна! / Того , кого Ты перенес / из этого места бедствия и тени смертной, / там где сияет Твой свет, Спаситель, / его посели.

И ныне, Богородичен: Как скинию святую / Тебя мы, Чистая, знаем, / и ковчег, и скрижаль закона благодати: / ибо через Тебя отпущение даровано / оправданным кровию Воплотившегося / из Твоего чрева, Всенепорочная.

Ектения

Диакон: Снова и снова в мире Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Еще молимся о упокоении души усопшего раба Божия (имя), и о прощении ему всякого согрешения, как вольного, так и невольного.

Хор: Господи, помилуй.

Дабы Господь Бог водворил душу его там, где праведные обретают покой.

Хор: Господи, помилуй.

Милости Божией, Царства Небесного и отпущения грехов его у Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, просим.

Хор: Подай, Господи.

Диакон: Господу помолимся!

Хор: Господи, помилуй.

Священник читает молитву: Боже духов и всякой плоти, смерть поправший и диавола упразднивший, и жизнь мiру Твоему даровавший! Сам, Господи, упокой душу усопшего раба Твоего (имя) в месте светлом, в месте блаженном, в месте отрадном, откуда отошли мука, скорбь и стенание. Всякое согрешение, соделанное им словом, или делом, или помышлением, как благой и человеколюбивый Бог, прости. Ибо нет человека, который жил бы и не согрешил, ибо только Ты один без греха, правда Твоя — правда навек и слово Твое — истина.

Возглас: Ибо Ты — воскресение и жизнь и покой усопшего раба Твоего (имя), Христе Боже наш, и Тебе славу воссылаем, со безначальным Твоим Отцом, и всесвятым и благим и животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков.

Хор: Аминь.

И после возгласа поем:

Самогласны преподобного Иоанна Дамаскина

Глас 1: Какое наслаждение житейское / пребывает печали непричастным? / Какая слава стоит на земле неизменно? / Все тени немощнее, все снов обманчивее: / одно мгновение — и все это смерть наследует. / Но во свете, Христе, лица Твоего, / и в усладе Твоей красоты, / кого Ты избрал, упокой, / как Человеколюбец!

Глас 2: Увы мне! Какую борьбу испытывает душа, / разлучаемая с телом! / Увы, тогда сколько плачет она, / и некому пожалеть ее! / Ко Ангелам очи обращая, / напрасно умоляет; / к людям руки простирая, / не находит помощника. / Потому возлюбленные мои братия, / помыслив, сколь кратка наша жизнь, / преставившемуся упокоения от Христа испросим, / и душам нашим — великую милость.

Глас 3: Все человеческое — тщета, / то, что не пребывает по смерти: / не остается богатство, / не сопутствует слава: / ведь с приходом смерти / все это исчезло. / Потому Христу, бессмертному возгласим: / «Преставившегося от нас упокой / там, где всех веселящихся жилище!»

Глас 4: Где к мiру пристрастие? / Где о мимолетном мечтание? / Где золото и серебро? / Где слуг множество и суета? / — Всё прах, всё пепел, всё тень. / Но давайте возгласим бессмертному Царю: / «Господи, вечных Твоих благ удостой преставившегося от нас, / даруя ему покой в нестареющем блаженстве (Твоем)!»

Глас 5: Вспомнил я, как пророк взывает: / «Я — земля и пепел!» / И сам также размыслил в гробницах / и увидел кости обнаженные, и сказал: / «Так кто же царь, или воин, / или богатый, или бедный, / или праведный, или грешный? / но упокой, Господи, с праведными раба Твоего

Глас 6: Началом и основой стало мне / Твое творческое повеление: / ибо, восхотев меня, живое существо, составить / из невидимого и видимого естества, / из земли тело мое Ты создал, / и дал мне душу божественным Твоим и животворящим дуновением. / Потому, Спаситель, раба Твоего в стране живущих, / в обителях праведных упокой.

Глас 7: По образу Твоему и по подобию / создав в начале человека, / Ты назначил его в раю / властвовать над Твоими творениями. / Но из зависти диаволом обманутый, / он запретной пищи приобщился, / став заповедей Твоих нарушителем. / Потому постановил Ты Господи, / снова возвращаться ему в землю, из которой был он взят, / и просить об упокоении.

Глас 8: Плачу и рыдаю, / когда себе представлю смерть, / и увижу в гробницах лежащую / по образу Божию созданную нашу красоту / безобразной, бесславной, не имеющей вида. / О чудо! / Что это за совершившееся над нами таинство? / Как мы были преданы тлению? / Как сочетались со смертью? / Воистину повелением Бога, как написано, / подающего преставившемуся упокоение.

Блаженны, глас 6

Во Царствии Твоём помяни нас, Господи, / когда придешь во Царствии Твоём.

Блаженны нищие духом, / ибо их есть Царство Небесное.

Блаженны плачущие, / ибо они утешатся.

Блаженны кроткие, / ибо они наследуют землю.

Блаженны алчущие и жаждущие правды, / ибо они насытятся.

Блаженны милостивые, / ибо они помилованы будут.

Разбойника, на кресте / «Помяни меня!» Тебе возгласившего, / Ты, Христе, прежде всех / рая гражданином сделал. / Покаяния его удостой / и меня, недостойного.

Блаженны чистые сердцем, / ибо они Бога узрят.

Над жизнью господствующий / и над смертью! / Во дворах святых упокой, / того, кого ты принял от жизни кратковременной, взывающего : / «Помяни меня, когда придешь во Царствии Твоем!»

Блаженны миротворцы, / ибо они будут наречены сынами Божиими.

Над душами властвующий и над телами, / в Чьей руке дыхание наше, / скорбящих утешение! / Упокой во стране праведных, / кого перенес от нас Ты — раба Твоего .

Блаженны гонимые за правду, / ибо их есть Царство Небесное.

Христос да упокоит тебя в стране живых, / и врата рая да отворит тебе, / и явит Царства гражданином, / и отпущение тебе даст, / того, в чем согрешил ты в жизни, / христолюбец !

Блаженны вы, когда будут поносить вас / и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.

Выйдем и узрим в могилах, / что нагие кости — человек, / пища червей и смрад, / и познаем, что такое богатство, красота, / сила и благолепие.

Радуйтесь и веселитесь, / ибо велика ваша награда на небесах. Мф 5:3–12а

Услышим, что возглашает Вседержитель: / «Увы ищущим увидеть страшный день Господень! / Ведь он — тьма: / ибо огнем испытает все.

Слава: Безначальность, и рождение, и исхождение исповедуя, / поклоняюсь Отцу родившему, / славлю Сына рожденного, / воспеваю просиявшего со Отцом и Сыном / — Духа Святого.

И ныне, Богородичен: Как из сосцов Своих / Ты молоко источаешь, Дева? / Как питаешь Питателя всего творения? / Как знает Он Сам, источивший воду из скалы, / жилы водные жаждавшему народу, / как написано.

Диакон: Будем внимать!

Священник: Мир всем!

Чтец: И духу твоему.

Диакон: Премудрость!

Прокимен, глас 6

Блажен путь, которым пойдёшь в сей день, душа, / ибо уготовано тебе место упокоения. Стих: К Тебе, Господи, я воззову. Боже мой, не промолчи, презрев меня.

Ср. Ис Нав 23:14; 3 Цар 2:2; Ин 14:2; Откр 14:13; Пс 27:1

Диакон: Премудрость!

Чтец: К Фессалоникийцам послания святого апостола Павла чтение.

Диакон: Будем внимать!

Первое послание к Фессалоникийцам, зачало 270

Братья, мы не хотим, чтобы вы оставались в неведении об умерших, дабы вы не были в печали, как прочие, не имеющие надежды. Ибо, если мы верим, что Иисус умер и воскрес, то таким же образом и усопших Бог приведет чрез Иисуса с Ним. Ибо это мы вам говорим словом Господним, что мы живые, остающиеся до пришествия Господа, отнюдь не опередим усопших, потому что Сам Господь при слове повеления, при гласе Архангела и трубе Божией сойдет с неба, и мёртвые во Христе воскреснут прежде; затем мы, живые, оставшиеся, вместе с ними восхищены будем на облаках для встречи с Господом в воздух, и так всегда с Господом будем. 1 Фес 4:13–17

Следующая глава >

Чин погребения мирянина в Требнике называется «Последованием мертвенным мирских тел». Устав предписывает совершать его с особой торжественностью: «Тогда как в других последованиях, даже в последованиях крещения, брака, действует один иерей, совершение погребения предполагается при участии целого сонма священнослужителей, если возможно, то и с архиереем во главе». На это указывают сохранившиеся в Требнике ремарки: «глаголет первый от священников, или архиерей прилучився»; «глаголет вышереченную молитву кийждо священник, по чину своему»; «предыдущим же священником».

Чин погребения начинается в доме усопшего. Священник в епитрахили кадит тело усопшего и всех присутствующих и начинает возгласом «Благословен Бог наш». Далее после начала обычного поются заупокойные тропари:

Со духи праведных скончавшихся душу раба Твоего, Спасе, упокой, сохраняя ю во блаженной жизни, яже у Тебе, Человеколюбие.

В покоищи Твоем, Господи, идеже вси святии Твои упокоеваются, упокой и душу раба Твоего, я ко Един еси Человеколюбец.

Ты еси Бог, сошедый во ад и узы окованных разрешивый, Сам и душу раба Твоего упокой.

С духами скончавшихся праведников упокой, Спаситель, душу раба Твоего, сохраняя ее в Твоей блаженной жизни, Человеколюбец.

В Твоем месте покоя, где покоятся все святые Твои, упокой и душу раба Твоего, ибо Ты един Человеколюбец.

 Ты — Бог, сошедший в ад и расторгнувший цепи скованных, Сам упокой и душу Твоего раба.

 Едина Чистая и Непорочная Дево, Бога без семене рождшая, моли спастися души его.        

Произносится заупокойная ектения и читается молитва о упокоении усопшего (эта же молитва читается при произнесении заупокойной ектении на Божественной литургии):

Боже духов и вся кия плоти, смерть поправый, и диавола упразднивый, и живот миру Твоему даровавый, Сам, Господи, упокой душу усопшаго раба Твоего (имя) в месте светле, в месте злачне, в месте покой не, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание; всякое согрешение, содеянное им словом, или делом, или помышлением, яко Благий Человеколюбец Бог, прости: яко несть человек, иже жив будет и не согрешит. Ты бо един кроме греха, правда Твоя, правда во веки, и слово Твое истина. Яко Ты еси Воскресение и Живот, и покой усопшаго раба Твоего (имя), Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем…

Боже духов и всякой плоти, поправший смерть и упразднивший диавола и даровавший миру Твоему жизнь, Сам, Господи, упокой душу усопшего раба Твоего (имя) в месте светлом, в месте плодородном, в месте покойном, где нет ни болезни, ни печали, ни жалоб. Всякий грех, совершенный им словом, делом или мыслью, прости как Благой и Человеколюбивый Бог. Ибо нет человека, который бы прожил жизнь и не согрешил. Только Ты один без греха, правда Твоя — правда вовеки, и слово Твое — истина. Ибо Ты — Воскресение, Жизнь и покой усопшего раба Твоего (имя), Христос Бог наш, и Тебе возносим славу…

После чтения этой молитвы священник совершает краткий отпуст, и тело умершего выносится из дома. Торжественная погребальная процессия движется к храму, «предыдущим священником со свещами, диакону с кадильницей». Во время шествия поется многократно «Святый Боже». Относительно места, на которое ставится тело умершего в храме, славянский Требник замечает: «Егда же придут в храм, мощи убо полагаются в паперти, или в храме, якоже зде в велицей России обыче». Как правило, гроб с телом ставится посреди храма, напротив царских врат алтаря, где он остается во время заупокойной литургии. Гроб может быть поставлен также в одном из приделов храма.

Чинопоследование погребения имеет двоякий смысл: с одной стороны, и прежде всего, это молитва за усопшего; с другой стороны, это молитва, которая должна принести утешение и быть духовно назидательной для оставшихся на земле родных и близких. Погребение близкого человека — один из тех редких моментов, когда в церковь собираются люди, посещающие храм нерегулярно. К сожалению, эти люди в большинстве своем не понимают смысл чинопоследования, что лишает его назидательной силы. Священник должен позаботиться о том, чтобы чтение молитв было внятным.

Чин погребения непременно должен начинаться или завершаться проповедью священника.

Чин погребения построен по образцу утрени. В него входят псалмы 90 и 118. Как правило, чтение 118-го псалма ввиду его продолжительности сокращают до нескольких фраз. «Между тем, казалось бы, так вожделенно и утешительно должно бы быть для верующих и любящих усопшего пропеть у гроба его тот псалом, который поется у гроба Спасителя, — пропеть… эту трогательную песнь о законе, делающем блаженными и здесь на земле ходящих путем его, оживляющем для вечности, дарующем помощь на всемирном Суде». При исполнении полностью в чине погребения псалом 118 делится на две части.

Сразу же по окончании псалма следуют заупокойные тропари с припевом «Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим». Припев представляет собой фразу из 118-го псалма, а сами тропари составлены по образцу воскресных тропарей, исполняемых на утрени Великой Субботы. Речь в них идет о блаженстве святых, обретших «источник жизни и дверь райскую», о наслаждении, уготованном от Господа тем, кто последовал Ему. Затем после малой ектении поются другие тропари, начинающиеся словами: «Покой, Спасе наш, с праведными раба Твоего».

Следует псалом 50 и канон, авторство которого приписывается преподобному Феофану Начертанному. В каждой песни канона четыре тропаря, из которых первый посвящен мученикам, второй и третий содержат молитву об усопшем, четвертый, как и во всех других канонах, содержит обращение к Богородице. По 3-й, 6-й и 9-й песнях канона произносится заупокойная ектения. После 6-й песни поются кондак и икос:

Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная.

Сам един еси Безсмертный, сотвори вый и создавый человека: земнии убо от земли создахомся и в землю туюжде пойдем, якоже повелел еси, Создавый мя, и рекий ми: яко земля еси и в землю отыдеши, аможе вси человецы пойдем, надгробное рыдание творяще песнь: аллилуйя.

Со святыми упокой, Христос, душу раба Твоего, где нет ни болезни, ни печали, ни жалобы, но жизнь бесконечная.

Ты Сам един лишь Бессмертен, сотво­ривший и создавший человека, а мы, земные, из земли созданы и в ту же землю опять пойдем, как Ты повелел, Создавший меня и сказавший «ты земля и в землю отойдешь», куда и мы все, люди, пойдем, надгробное рыдание пре­вращая в песнь «аллилуйя».

По окончании канона поются восемь заупокойных стихир Иоанна Дамаскина в соответствии с восемью гласами Октоиха. Эти стихиры представляют собой «потрясающую проповедь о суете всего, что в мире прельщает нас, о суете всего, что не останется с нами по смерти, проповедь, которую полезно, назидательно выслушать предстоящим всю, от начала до конца».

После стихир поются евангельские Блаженства, к которым добавляются заупокойные тропари. Затем читается отрывок из Послания апостола Павла к Фессалоникийцам, посвященный всеобщему воскресению (Фес 4,13-17). Читается также евангельский отрывок, в котором воспроизводятся слова Христа о том, что слушающий Его слово и верующий в Него на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь, и о воскресении мертвых (Ин 5,24-30).

По окончании Евангелия вновь произносится заупокойная ектения, после которой старший священник или архиерей в полный голос читает молитву «Боже духов» у гроба усопшего. Следует целование усопшего, которое совершается сначала священнослужителями по старшинству, затем мирянами. Во время этого обряда поются стихиры; первая из них начинается словами: «Приидите, последнее целование дадим, братие, умершему, благодарящее Бога». В этих стихирах в поэтической форме изображается скорбь близких, расстающихся с любимым человеком. Несколько стихир посвящены размышлениям над суетностью и скоротечностью человеческой жизни. Предпоследняя стихира написана от лица усопшего, обращающегося к оставшимся на земле близким с просьбой молиться за него.

Далее следуют «Трисвятое по Отче наш», тропари «Со духи праведных», заупокойная ектения и отпуст. По окончании отпуста «архиерей или начальствуяй иерей» должен трижды произнести: «Вечная твоя память, достоблаженне и приснопамятне брате наш». Затем он же читает «молитву прощальную», в которой, обращаясь к усопшему, говорит: «Господь Иисус Христос… да простит тебе, чадо духовное, аще что соделал еси в нынешнем веце вольное или невольное». После этого тело усопшего выносится из храма и торжественно переносится к месту упокоения (на кладбище) с пением «Святый Боже». Здесь священник, прежде чем закрыть крышку гроба, крестообразно посыпает тело усопшего землей со словами «Господня земля и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней», а затем возливает на тело «елей от кандила» (от лампады).

На практике окончание чина погребения бывает несколько иным. После отпуста не архиерей, а диакон произносит: «Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, рабу Твоему (имя) и сотвори ему вечную память». Хор поет трижды «Вечная память», а диакон совершает заключительное каждение. Земля, как правило, всыпается в гроб до выхода из храма. Возливание елея на тело умершего на практике нередко опускается, несмотря на то что это древний обычай, засвидетельствованный уже Дионисием Ареопагитом. По прибытии на кладбище, как правило, совершается заупокойная лития.

По традиции, в руки умершего вкладывается текст разрешительной молитвы, который священник читает над его телом по окончании чина погребения. Эта молитва, начинающаяся словами «Господь наш Иисус Христос, Божественною Своею благодатью», возможно, заимствована из иерусалимской практики; отдельные ее выражения имеют сходство с ходатайственной молитвой из литургии апостола Иакова.

От вышеизложенного чина существенно отличаются чины погребения монахов, священников и младенцев. Каждый из этих чинов составлен таким образом, чтобы его содержание максимально соответствовало образу жизни или служения усопшего.

В частности, в Чине погребения монахов отсутствует канон, вместо которого поются воскресные антифоны на восемь гласов. В этих антифонах, авторство которых приписывается Феодору Студиту, речь идет о пламенной любви инока к Богу, об одиночестве и пребывании в пустыне. Антифоны чередуются с заупокойными стихирами — тоже на восемь гласов. Тропари на Блаженных, по содержанию отличные от исполняемых при погребении мирянина, сконцентрированы преимущественно на теме постничества как пути к небесной славе. Из стихир на целование поются только первые четыре; опущены те стихиры, в которых наиболее подробно изображается скорбь сродников при потере близкого человека. Как отмечает епископ Афанасий (Сахаров), «любовь монахов к почившему брату иного характера, чем любовь мирян. И скорбь их теперь также иного характера. Она изливается в более спокойных, выдержанных выражениях».

Особый Чин погребения иереев появляется в греческих Евхологиях в начале XV века, а в русских Требниках в конце того же столетия, однако свой современный вид этот чин приобрел лишь в XVII веке. Погребение священника отличается большей сложностью, торжественностью и продолжительностью, чем погребение мирян и монахов. Его основу составляет пять апостольских и пять евангельских чтений, между которыми поются псалмы, антифоны, тропари и седальны. Большинство чтений и песнопений имеют общезаупокойный характер, но некоторые содержат размышления о жизни, служении и смерти священника:

Обоготворен в преставлении животворящим Твоим Христе ныне Таинством, к Тебе прейде божественный служитель Твой, приими в руце Твои душу его, яко птенца, учини его во дворех Твоих и во ангельская ликостояния…

Жительствовав в благочестии, и украшен священник Твой, Христе, жрец и приноситель божественных Таинств, Твоим Божественным повелением прейде от житейских молв к Тебе; егоже яко священника Спасе, приим спаси, и с праведными упокой…

Обоготворенный перед смертью Твоим животворящим Таинством, Христос, Твой божественный служитель ныне перешел к Тебе. Прими в руки Твои душу его, как птенца, и посели его во дворах Твоих с ликами Ангелов…

Проведя жизнь в благочестии и украшенный (добродетелями), священник Твой, Христос, жрец и приноситель божественных Таинств, по Твоему Божественному повелению перешел от житейской суеты к Тебе. Приняв его, как священника, Спаситель, спаси его и упокой с праведниками…

Канон, входящий в доследование погребения священника, составлен по образцу канона Великой Субботы. По шестой песни канона исполняется не один, а 24 икоса. При перенесении тела усопшего священника из храма на кладбище поются ирмосы Великого покаянного канона Андрея Критского «Помощник и покровитель». По традиции, гроб с телом священника прежде перенесения на кладбище трижды обносится вокруг храма.

Что касается Чина погребения младенцев, то он достаточно краток: в нем опущены все молитвы о прощении грехов усопшего. Основной акцент делается не на оплакивание умершего младенца, о котором говорится как о перешедшем в небесные селения, а на покаяние оставшихся в живых его родственников:

Не младенцы плачим, но сами себе наипаче возрыдаим, согрешающии всегда, яко да геенны избавимся.

О мне не рыдайте, плача бо ничтоже начинах достойное, паче же самих себе согрешающих плачите всегда, сродницы и друзи, умерший зовет младенец…

Не младенцев будем оплакивать, но возрыдаем о самих себе, всегда согрешающих, чтобы нам избавиться от ада.

«Обо мне не рыдайте, ибо я не успел сделать ничего достойного плача, но плачьте о самих себе, согрешающих всегда, о родственники и друзья», — взывает умерший младенец…

В пасхальный период погребение усопшего совершается по особому чину, в котором многие заупокойные и покаянные молитвы и песнопения заменены на пасхальные. Как отмечает по этому поводу Требник, если человек преставился в один из дней пасхальной седмицы, то на его погребении «мало что поется от обычнаго пения по усопшим, величия ради и чести светлаго праздника Воскресения, веселия бо и радости, а не сетования есть праздник».

Оценка 3.7 проголосовавших: 3
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here